Андрейс Соколовс: «Последний акт драмы». В порядке «права на ответ»

Вчера мы писали о том, что прокуратура Великого Новгорода признала законным возбуждение уголовного дела в отношении бывшего директора ООО «ТВС-Новгород» в связи с хищением 3,5 миллиона рублей. Сам бывший директор Андрейс Соколовс после нашей публикации попросил дать ему право на ответ. Далее внимаем Соколовсу: 

«Итак, 4 июля из СМИ я узнал, что в отношении меня, извините за канцеляризм, возбуждены два уголовных дела. Статьи – серьёзные. Я, по версии следствия, нанёс ущерб ООО «ТВС-Новгород» в размере 3,5 миллиона рублей.

Но начнём издалека. Давайте посмотрим, что такое ООО «ТВС-Новгород» по состоянию, скажем, на 1 января 2012-го года: эфирная телекомпания, ретранслирует канал СТС в Великом Новгороде. Доход (и прибыль) невелики. Почему – чуть позже. Также в состав «ТВС-Новгород» входит интернет-агентство «Великий Новгород. Ру». Оба доменных имени принадлежат именно ТВС.

Структура владения: моя жена владеет 30 процентами доли в ТВС. Остальные фамилии собственников я называть не буду, скажу только, что Мария Владиславовна Никольская, мать ребёнка приснопамятного Коли-Беса, он же Николай Владимирович Кравченко, в число учредителей не входит. А владельцы 67 процентов доли в Обществе мечтают её продать, покупателей только нет. И прибыли, собственно, нет. Прибыль изымается Марией Никольской. Кстати, эти 67 процентов также присвоила Никольская, но чуть позже, подделав первый протокол общего собрания участников ООО «ТВС-Новгород».

Как изымается прибыль? Да элементарно: создаётся фирма-прослойка, на неё выставляются счета за рекламу. На каком основании? Да ни на каком, «Чикаго» в чистом виде. Право сильного.

В 2012-ом году я ошибочно решил, что время пришло, «Чикаго» кануло в лету, и можно начинать зарабатывать деньги. И полностью прекратил «выплаты» фирме Никольской. Начиная с января месяца. Итог: доходы Общества поползли вверх по экспоненте. В 2011-ом году доходов было 2,5 миллионов рублей, а за первое полугодие 2012-го – более 6 миллионов. А Никольской это не понравилось, её личные доходы резко упали.

Теперь начинается самое интересное. Никольская, без свидетелей, естественно, потребовала переписать компанию на неё. Я отказался. И 9 февраля выкупил 67 процентов доли у желающих её продать, заплатив чуть больше миллиона рублей. К сожалению, из-за дикой спешки и под давлением сделку оформили как выход участников из Общества, так быстрее и проще.

И на 9 февраля 2012-го года структура владения была уже иная: 30 процентов у моей жены, 3 процента ещё у парочки людей, остальные 67 процентов принадлежат обществу, и, по закону, не голосуют и не участвуют в распределении прибыли. То есть, фактически с 9 февраля 2012-го года моей жене принадлежит 90,9 процентов доли в уставном капитале Общества, полный и абсолютный контроль. Цена актива, по самым скромным подсчетам, миллионов 10, одна лицензия не меньше 6 миллионов стоит.

А дальше происходят чудеса… Сначала Никольская становится собственником 67 процентов доли. Никто из участников Общества не получает от этой сделки ни копейки. Через неделю после покупки Никольская становится директором Общества. А 28 августа выкупает у моей жены оставшиеся 30 процентов. За 98 572 рубля. Это – на бумаге, по факту же вообще ни копейки не заплатила.

То есть за 90,9 процентов бизнеса, из которого я, по версии следствия, умудрился вывести 3,5 миллиона рублей без всяких последствий для последнего, наша семья, по бумагам, получила 98 тысяч 572 рубля. Да, свой личный трудовой договор с установленной компенсацией за досрочное расторжение в сумме 3 миллиона рублей я тоже не предъявил к оплате. Впору обращаться к психиатру: вопрос моей вменяемости, а равно и моей супруги, возникает сам собой.

А ответ, на самом деле, совсем прост и частично уже дан Следственным отделом СУ СК РФ по Новгородской области, который через 3 года после моего заявления о преступлении (а оно было подано сразу после того, как в киевском СИЗО повесился Николай Кравченко) всё-таки возбудил уголовное дело по факту фальсификации протоколов Общего собрания ООО «ТВС-Новгород» путём шантажа, а равно с угрозой применения насилия, то есть в соответствии с ч. 2 ст. 185.5 УК РФ.

И я, и моя жена признаны потерпевшими по делу. Вот выдержка из постановления: «Установлено, что лица из числа участников ООО «ТВС-Новгород», указанные в качестве обеспечения кворума для принятия решения по вопросам повесток дня собраний от 28.06.12 и 16.08.12 г., (…) фактически в собраниях участия не принимали, при этом Муранова Е. В. (моя жена, владелец 90,9 процентов по состоянию на дату первого собрания) своего положительного согласия по вопросам, указанным в повестках дня протоколов общего собрания, не выражала, более того, указанные протоколы не подписывала». И резюме - оттуда же: «Таким образом, в целях незаконного захвата управления в юридическом лице посредством принятия незаконных решений, из личной корыстной заинтересованности, путём шантажа, а равно с угрозой применения насилия, неустановленным лицом сфальсифицированы протоколы Общего Собрания Участников ООО «ТВС-Новгород» от 28.06.12 и 16.08.12, в связи с чем существенно нарушены права Соколовса А. Ю. и Мурановой Е. В.».

У меня по этому делу есть только один вопрос: если из личной корыстной заинтересованности, то почему неустановленным лицом? Ведь бенефициар ясен однозначно: Никольская М. В. Но это – вопрос к следствию. Тут же и второй вопрос: почему не возбуждается дело по вымогательству? Это уже – к прокуратуре, неплохо бы и этот материал взять на контроль.

Итак, мы имеем обыкновенный, до боли знакомый рейдерский захват, когда остатки Новгородского Чикаго, сохранившие экономические ресурсы и связи, в том числе, в правоохранительных органах, просто по беспределу отжимают бизнес. И правоохранительные органы на страже интересов. Сильного.

Да, к «моим» уголовным делам. Если верить цифрам, представленным (в одностороннем порядке, понятно) ООО «ТВС-Новгород», основной ущерб, а именно 2 миллиона 322 тысячи 341 рубль, пришёлся на промежуток с 9 февраля по 16 августа 2012-го года. То есть в период, когда у нас было 90,9 процентов доли. Сам себе ущерб нанёс, не так ли?

Кстати, за тот же период та же Никольская, юридически не имевшая никакого отношения к ООО «ТВС-Новгород», только через банк, что элементарно проверяемо, вывела в свою пользу минимально 1 миллион 770 тысяч рублей. Это только то, в чем я уверен на 100 процентов. Ещё раз о цене в 98 тысяч 572 рубля, которые она заплатила (по бумагам) всем участникам Общества в сумме за 97 процентов доли в уставном капитале.

И еще. Любой, кто обращается в правоохранительные органы Новгорода Великого, знает, как медленно раскручивается маховик возбуждения дела. Годы! Особенно по экономическим делам. Здесь же – каких-то два месяца с момента подачи заявления. В дикой спешке правоохранители даже забыли, что по июнь 2015-го года действовала специальная норма, ст. 159.4. УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности). А там всё совсем по-другому. И даже сроки привлечения истекли. И для возбуждения дела нужно заявление не от самозванца, коим является рейдер Никольская, ой, простите, бенефициар от рейдерского захвата.

Но я, собственно, совсем не о том. Попытка Никольской возбуждением уголовного дела против меня отвлечь следствие от своих проделок –  бессмысленна. Главным образом потому, что основные претензии к ней идут и будут идти не от меня.

Что касается меня лично, я спокоен, ни при каких условиях не собираюсь никуда уезжать, ни при каких условиях не собираюсь «признавать» вину. Это – для сведения. Я абсолютно здоров, прекрасно себя чувствую и готов к борьбе: большая рыба (простите, что обижаю столь нелестным сравнением рыбу) сопротивляется, увидев берег и рыбака.

Надеюсь, что наша битва с остатками «Чикаги» приведет к достойному финалу».

Автор Андрейс Соколовс.

Данный материал отражает исключительно точку зрения автора.