Нина Останина: «Для меня Владимир Владимирович никогда не был и никогда не станет лидером»

Снятие Владимиром Владимировичем Бортко своей кандидатуры с выборов губернатора Санкт-Петербурга было неожиданным и, разумеется, породило массу версий. С очень любопытной выступил телеграм-канал «Мастер пера».

Так вот, по гипотезе «Мастера пера», «демарш Бортко» это атака на лидера КПРФ Геннадия Зюганова, «точный и циничный расчет взрослого и опытного политика, каковым Бортко теперь по факту и является».

Телеграм-канал приводит такую схему: поскольку «Единая Россия» продолжает неумолимо терять свои позиции главной политической силой становится КПРФ. Но вырваться в лидеры — особенно, накануне выборов 2021 года в нижнюю палату парламента — власть ей не даст. Поэтому изо всех сил КПРФ будут ослаблять, чтобы устранить с политической сцены. А вместо КПРФ будет создана новая социалистическая партия, которую, мол, и возглавит Бортко.

Версия, конечно, интересная, но жизнеспособная ли? А если учитывать встречу знаменитого кинорежиссера, прошедшую накануне его заявления, с министром культуры Владимиром Мединским, то напрашивается совсем другое предположение…

Тем не менее, насколько реальны шансы Бортко вырваться в лидеры? И как его самоустранение с предвыборной гонки скажется на партии? С этими вопросами я обратился к руководителю аппарата фракции КПРФ в Госдуме, председателю Всероссийского женского союза «Надежда России» и кандидату в депутаты в Госдуму Нине Останиной.

Для меня Владимир Владимирович никогда не был и никогда не станет лидером. Наверное, он по убеждениям пришел к нам, но внутри самой партии он не завоевал ни лидерских позиций, ни права представлять нашу партию. Надо вспомнить те его появления на телеэкранах, где он, используя бренд нашей партии, выказывал свои почтения режиму. Поэтому для меня он не тот человек, который уронил бы авторитет нашей партии — он его и не держал никогда! Авторитет партии нарабатывал не Бортко и уронит его не Бортко!

Для питерского отделения КПРФ, с моей точки зрения, это большой моральный урон, большое пятно. Действительно, в Санкт-Петербурге были шансы у Максима Шевченко, который понимал зачем он идет и которому бренд нашей партии не нужен. Потому что он — уже личность в политическом смысле. В отличии от Владимира Владимировича, который так и остался кинорежиссером. Но для меня — сказать, что это удар по партии — это переоценить роль самого Бортко. Это — первое. Второе: когда человек идет на выборы, то заранее просчитывает, держит он удар или нет. Слабакам вообще не место в политике, а Владимир Владимирович, с точки зрения физики, удар держать не может, о чем и сказал Беглов. И, наконец, третье: коли ты пошел от политической партии, то ты отвечаешь не только за себя. А свои предпочтения — дать тебе денег на кино пообещали (встреча с Мединским — прим. ред.) — если это у тебя доминирует, то надо подумать, нужен ли ты партии. То есть партия и бренд партии после Бортко останутся, а вот останется ли имя Бортко в политике и истории КПРФ — это уже вопрос,

— высказалась Нина Останина.