Когда Киш в Палермо свистнет

Такого ещё никогда не было и вот опять. Широко известный в чрезвычайно узких кругах блогер и фотограф Антоний Антониевич Киш снова заблокировал меня в социальных сетях.

И мне отныне не дано узнать – чем он живёт, чем дышит и какой новой, невыносимой болью он делится со своими читателями и радиослушателями.

Хотя ближайшие перспективы Киша предсказать не так уж и трудно.

Сейчас он квартируется в офисе Дмитрия Сергеевича Игнатова на Нехинской.

Само собой, рано или поздно Дмитрию Сергеевичу надоест слушать гнусное лягушачье бормотание у себя за стенкой, сухие щелчки фотоаппарата и визиты некрасивых баб обоего пола. И он Антония прогонит.

И могучий штаб новгородской оппозиции переместится в парикмахерскую Киша на Большой Московской.

Там немногочисленные авторы мегапопулярного «Радио ЭТО» (которое нельзя услышать ни на одной радиоволне, но это мелочи) смогут вполголоса, чтобы не мешать клиентам парикмахерской, формировать грядущую новгородскую политическую повестку.

А когда клиенты будут уходить, политики будущего будут подметать с пола подстриженные волосы.

Но так будет не всегда.

Однажды градус кипения Киша достигнет крайней точки и он решится действовать.

Мне почему-то кажется, что это произойдёт именно 7 ноября.

Вместе со своими верными соратниками Антоний сядет в автобус 13 маршрута (даже в этот судьбоносный для себя день на такси он тратиться не станет) и они приедут на Фрегат.

Само собой, на Фрегат их не пустит администратор ввиду крайне сомнительного внешнего вида приехавших.

И вот тогда Антоний отправит Сергееву занять Славию, а Хиврича – гордуму, почту, телефон и телеграф. И все три моста заодно.

А сам пальнёт из своего верного травмата в направлении Софийской площади и, убедившись, что его соратники скрылись из виду, побежит по голубоватому и заснеженному волховскому льду в направлении своей итальянской недвижимости.

«Грёбаный стыд!», - будет он думать на бегу, воровато озираясь по сторонам, - «Днище опять пробито. Но ничего, в Палермо я всё наверстаю. Сначала устроюсь парикмахером, а дальше мы ещё посмотрим. «Радио Этна» - это же гениальная мысль! Обидно, что ни слова по-итальянски не знаю! Хотя, «спагетти», «пармезан», «бонжорно». Для начала должно хватить! Дон Антонио Кишино вам всем ещё покажет, грёбаный стыд!».

Так будет думать Антоний Киш и холодный ильменский ветер будет трепать его чернявые венгерские кудри.