Долой департаменты! Да здравствуют министерства! Или что в действительности хочет Никитин?

Все, с 1 января 2018 года в Новгородской области будет навсегда покончено со всякими там департаментами — им на смену придут министерства. Соответственно, никаких больше руководителей — исключительно министры. Соответствующий законопроект будет рассмотрен областной Думой, но все прекрасно понимают, что это — не более чем формальность. В принципе, а точнее, без, закон «О системе органов исполнительной власти Новгородской области» можно считать принятым. С чем и поздравляю будущих руководителей депар… мои извинения, по привычке выскочило — будущих министров.

Да, без сомнения, министр звучит куда лучше, чем руководитель департамента — и благозвучнее, и солиднее. Но понятно, что исключительно понятием эвфонии причины реорганизации не исчерпываются. Как сказано в пояснительной записке к законопроекту, «предусматривается реформирование системы органов исполнительной власти Новгородской области в целях оптимизации расходов на государственную гражданскую службу и систематизации полномочий органов власти в Новгородской области». Побуждения, конечно, благородные. Заслуживающие уважения. Только вот накладочка: такими прекрасными побуждениями ласкают слух народа уже не в первый раз. Сколько — уже и не вспомнить. Поэтому, несмотря на всю прогрессивность и позитивность указа, верится в него с трудом. Вернее, не верится вовсе. Нет, не в то, что в министров переименуют, в этом как раз никто не сомневается, но в оптимизацию расходов — прежде всего.

Однако с выводами поспешать не стану, поскольку прецедент, оказывается, такого положительного реформирования уже был. О чем новгородцам и поведал губернатор Андрей Никитин на своей первой пресс-конференции в должности:

«Безусловно, нам нужно будет заниматься вопросами оптимизации деятельности нашего госуправления. Мы думаем над тем, что нужно подсократить количество госслужащих, и такие предложения в этом году тоже будут. Есть пример — Тульская область. Она сегодня один из лидеров в России по количеству чиновников на душу населения, то есть их там меньше всего на душу населения. И мы внимательно изучаем, как они это сделали. Потому что нельзя просто людей сократить, не понимая, как идет тот или иной процесс, например, взаимодействие с федералами, получение тех же бюджетных субсидий. Тульский опыт внимательно смотрим и в этом году мы его обязательно применим».

Это все, конечно, хорошо, только вот простой человек, который уже в красивые слова верит с трудом, если вообще верит, думает совсем по-другому. Он думает: «а-а-а, решили перестроиться, помним уже одну большую Перестройку, очень хорошо помним. И что она нам принесла — тоже помним». И своим наметанным взглядом выискивает подвох. А чего его искать-то — он тут, на поверхности. «Нет, — думает простой человек. — Не зря они решили переименоваться. Не иначе, чтоб больше денег загрести в карманы свои. Одно дело — руководитель департамента, министр — совсем другое. Сам чин громкий уже к повышению зарплаты обязывает», — думает простой человек. И что самое удивительное: с его логикой не поспоришь.

Однако за Тульскую область я зацепился совершенно не просто так. Если губернатор приводит ее в пример — значит основания имеются. Что ж, подковырнем тогда губернатора и убедимся в правоте логики простого человека, думал я, залезая на портал правительства Тульской области, разумеется, в раздел «Сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера членов правительства Тульской области». И вот тут, надо отметить, все мои предположения разлетелись вдребезги, как бутыль, брошенная в стену.

Но не будем ходить вокруг да около, утопать в словоблудии, а коснемся цифр. Например, задекларированный годовой доход заместителя губернатора и по совместительству директора департамента финансов за 2010 год составил не много не мало 9 673 382 рублей. А вот годовой доход министра финансов за 2011 — всего 170 032 рублей. Ну ладно, не сразу в должность вступил, не успел еще… заработать. Посмотрим, что нам покажет следующий год. 1 891 971 рублей показал он мне. Можно, конечно, сделать скидочку на то, что в 10-м еще и замгубернатора был, но все равно, не на столько же! Хотя доход одного из замов в том же году перевалил за пять миллионов.

Ежели смотреть по заместителям, то стоит отметить, что при переводе на министерства доход стал более ровным, около двух миллионов, в случае же старой системы он как-то странно колебался — от миллиона до пяти, что, конечно, подозрений вызывает куда больше. К сожалению, касательно иных руководителей департаментов информация отсутствует (или хорошо запрятана, что с кондачка и не отыщешь).

Впрочем, переход на «министерскую» систему не так давно был осуществлен в Кировской области. Разумеется, мимо меня это не проскочило. Однако цифры и тут не подтвердили «логические предположения». Так, годовой задекларированный доход главы департамента финансов Кировской области за 2014 год составил 1 467 984.68 рублей, а на следующий в должности министра финансов — всего 755 040 рублей. Еще пример: доход главы финансового департамента на 2014 год был вполне приличным — 3 760 256.25 рублей, а вот министерский меньше в 10 с небольшим раз — 304 250,64. Доход главы департамента информационной работы Кировской области в 2014 году — 1 802 756.16 рублей, на посту министра — 1 290 876.38 рублей.

Таким образом, мое предположение не оправдалось, увы. А так ведь хотелось, чтоб с доказательной базой выступить, но факты вещь упрямая. А цифры — тем более. Хотя, конечно, для точности нужно будет сравнить декларации по Новгородской области — в будущем, чтоб уж точно убедиться в правоте данных выводов. Хотя, возможно, министерский чин дает какие-то преимущества, о которых человеку простому знать не положено, очень может быть. Но это — из области предположений. Покамест же все говорит о том, что подвоха нет.

Фото Николая Велицкого