Число единомышленников Леонида Дорошева – два с половиной процента избирателей

Выборы, выборы… Ещё из области любопытного, что было доведено до сведения новгородских журналистов на брифинге председателя избирательной комиссии Новгородской области Татьяны Лебедевой.

Речь, в частности, зашла о так называемых «испорченных бюллетенях». Татьяна Игоревна внесла компетентную поправку, из коей можно было понять, что термина «испорченные бюллетени» – нет. И добавила:

– У нас нет данных, что были испорчены бюллетени. В протоколах таких строк вообще нет. Я ещё раз говорю: избирательные комиссии не ведут статистику, сколько бюллетеней испорчено. Есть строка: недействительные бюллетени. И есть строка: действительные бюллетени. Какие бюллетени признаются недействительными? Бюллетени, не имеющие ни одной отметки. Бюллетени, на которых отметок более, чем определено на данных выборах. По этим двум позициям («действительные» либо «недействительные» – А.К.), да, мы ведём подсчёт. Недействительных бюллетеней – 3618. Это 2,5 процента от пришедших на выборы избирателей.

– То есть два с половиной процента, можно сказать, проголосовали «против всех»?

– Это ваши выводы.

Мои. Согласен. Но именно об этом, напомним, говорил экс-депутат областной думы Леонид Дорошев, комментировавший ситуацию накануне выборов и заявивший, что в день выборов обязательно придёт на избирательный участок, чтобы, натурально, испортить бюллетень: разорвать его. Потому что Леонид Дорошев – против всех. Теперь, можно предположить, его призыву последовали 3618 избирателей, сделавших свои бюллетени не то чтобы «испорченными», а – недействительными.

Курьёзный случай на выборах вспомнила сама Татьяна Лебедева. На одном из участков поступило обращение от одного из наблюдателей на действия другого наблюдателя, который во время голосования, когда избиратель зашёл в кабинку, туда заглянул. Избирателя опросили. Он объяснил, что к тому моменту уже поставил отметку в бюллетене. А наблюдатель, заглянувшая в кабинку, пояснила, что просто хотела договориться со знакомым, чтобы её сестре доставили дрова. Вот и всё. Участковая комиссия рассмотрела обращение, нарушение – не установила.

О другом забавном случае вспомнил коллега Александр Власов. На одном из участков в Шимске был обнаружен очень придирчивый, чтобы не сказать – назойливый избиратель, который «всё проверял и проверял». Им, по оценке коллеги, «все любовались».

Татьяне Лебедевой известно об этом избирателе:

– Я тоже любовалась. Он всё пересчитывал по нескольку раз, вплоть до того, что никого не выпускал с участка, из помещения для голосования, всех держал в напряжении.

– Его «забрали»?

– А зачем? Нет, никуда не забирали.

Свой наболевший вопрос задал и я:

– Татьяна Игоревна, для вас результат голосования стал неожиданным?

– Вы знаете, у нас, по законодательству, предусмотрен второй тур – повторное голосование, которое могло пройти через три недели. Со всеми нововведениями, конечно, это была бы очень большая дополнительная нагрузка на всех членов избирательных комиссий. Если честно, мы очень рассчитывали, что всё ограничится одним днём. И поэтому, получив такие результаты, были очень довольны, что всё обошлось одним туром.

Ещё один суть важный вопрос задал коллега Власов:

– Сколько стоила кампания?

Было выделено около 47 миллионов рублей. Сколько потрачено, говорить преждевременно. Кампания продолжается, она не завершена, поскольку любая избирательная кампания – это 3 месяца до дня голосования и 2 месяца после. Ещё работают участковые и территориальные избирательные комиссии.  

Фото http://bloknot-voronezh.ru