«За пацанов!». Реквием лётчику

Романа Филиппова, мужественного и отважного русского пилота СУ-25, сбитого в небе над Сирией, а затем подорвавшего себя и боевиков гранатой, похоронили в Воронеже.

Путин не приехал на его похороны. И эти жалкие, ничтожные статисты – «кандидаты в президенты России» – тоже не сочли необходимым приехать.

Был Шойгу и чиновники из Минобороны. И, разумеется, одноклассники, земляки, родственники, родители. Только они и были.

Мокрые и холодные комья земли застучали по крышке гроба. Но Роман Филиппов этого стука уже услышать не мог.

Каждого из нас такое ожидает. Положат в землю и засыплют землёй. А потом поплачут. А потом забудут. Собственно и всё.

Мы не умеем выносить уроков из чужого опыта. Смерть – это для нас всегда чья-то чужая история.

«Все умирают, а я не умру!», «его схоронили, а я жив!». Это ощущение обычно на чужих похоронах. 

Но одно дело – неизбежная и поздняя смерть дома или в больнице, в глубокой старости, когда устаёшь жить и уже не имеешь сил надеяться. И совершенно другое дело – героическая и ранняя смерть там, в жарком и чужом сирийском небе. 

Когда дома, в России, падает снег. 

Ведь наша Россия практически вся состоит из снега. 

Ни один другой народ не смог бы поселиться в столь холодной и заснеженной стране. Древние греки даже полагали, что климат здесь у нас, севернее Крыма, столь холодный, что зимой замерзает сам воздух и человек просто не может дышать. 

Но вот мы же живём и дышим. Хотя и стремимся в свой отпуск поехать на юг, из северной, нордической и холодной земли, куда-нибудь поближе к солнцу. 

Там, в этих курортных, тёплых и солнечных местах рухнул с небес на парашюте лётчик сбитого СУ-25 Роман Филиппов. 

Горы, зеленеющая трава, дикие козы и овечки на склонах, изумительные ландшафты и прекрасные пейзажи. 

Он летел вниз, навстречу своей неизбежной и предрешённой смерти. 

Роман Филиппов2

Маленькие фигурки боевиков внизу в том момент должны были казаться ему просто игрушечными. Ещё минута до них. Вот теперь уже тридцать секунд. 

Тридцать секунд до смерти – это очень много, в такие мгновения время растягивается. 

Он упал с небес на землю и стрелял из пистолета по боевикам, пока патроны не закончились. 

Но даже тогда всё ещё можно было исправить. Вполне можно было остаться живым. Достаточно просто встать и поднять руки. Ведь ты – майор Российской армии. И если ты не слишком сильно разъярил этих мразей своей пальбой из пистолета, то они не станут убивать тебя прямо сейчас. Возьмут в плен. А потом перепродадут через турок обратно в Россию. 

Там, в России – дом, там – твоя семья, твоя любимая девушка, твоя огромная и долгая жизнь, в счастье, любви и благополучии. 

Ведь в каждом из нас присутствует животная страсть любой ценой сохранить свою жизнь, избежать смерти, максимально отдалить её. 

А жизнь – она только одна. Ты ведь не Лазарь из Евангелия – если умрёшь, то не воскреснешь больше. 

Ну вот почему Рома так не подумал, когда спускался на парашюте? А если подумал, то почему он всё-таки выбрал героическую смерть, а не уютную и тихую жизнь до глубокой старости? 

Каждый день только и слышишь вокруг себя – «я заплатил ипотеку», «а я хотел взять ипотеку, но не смог», «у меня машина в кредит», «цены как растут», «зарплату понизили», «хочу на 14-е февраля ей серёжки подарить, а денег мало». 

Деньги, деньги, деньги. Только и разговоров о них. Можно подумать, что всё в этой жизни ради денег! Рабочие и служащие, интеллигенты, политики, депутаты и чиновники живут только ради денег. Ими питаются, ими счастливы и ими меряются друг перед другом. Наручными часами, костюмами и автомобилями ещё меряются. А женщины – тонкостями макияжа и своими мужиками. 

Кто не живёт ради денег, тот просто дурак и сам не понимает своего счастья! Это общепризнанно. 

Лётчик Роман Филиппов неплохо зарабатывал. Телевизор нам об этом не сообщает, но зарплаты у российских военных в Сирии весьма высокие. 

И вдруг граната и самопожертвование. Почему? Зачем? 

Выдёргивая чеку из гранаты Рома крикнул (не боевикам даже, а нам с вами): «За пацанов!». 

Смерть непредсказуема.  

А героическая смерть – тем более. Нельзя заранее подготовить нужные слова и красивые словесные обороты. Тут дело в искренности. 

Роман Филиппов3

И ещё один важный момент. 

В России уже много лет активно поддерживается культ Победы в Великой Отечественной войне. Делается это так последовательно, что все другие русские войны и победы как бы оттесняются на второй план. «Я помню и я горжусь!», «Спасибо деду за Победу!» и так далее. 

Да, разумеется. Всё так. 

Но разве русский мужик, твой пращур отдавший жизнь в Первой мировой войне или на Бородинском поле, пожертвовал чем-то меньшим, чем герои Великой Отечественной? Разве вчерашний подвиг мужественного российского лётчика Романа Филиппова в чём-то уступает подвигу Александра Матросова? 

Не может у мужчины быть двойного гражданства, потому что жизнь одна. И когда приходит горестная минута её отдать, то ты можешь отдать её только единожды. За одну страну. Это Дмитрий Михайлович Балашов говорил – великий новгородский писатель и наш последний классик литературы. 

И здесь твоя совесть, и здесь твоя честь, и здесь всё, что делает тебя мужчиной. 

Можно как угодно относиться к войне в Сирии. Считать её борьбой за национальные интересы, или выгодной геополитической комбинацией, или бессмысленной авантюрой, 

Но куда спокойнее на душе, когда понимаешь, что на защите интересов страны, на рубежах наших границ, в рядах нашей армии, есть такие люди, как Роман Филиппов. 

Внимательнее приглядитесь к людям вокруг себя. В толпе прохожих, на автобусных остановках и в толчее магазинов рядом с нами проходят герои, которые сами ещё не знают, что они обречены на подвиг.

X4mdXBkvnss

Автор материала - Rascolnikof.
Фото из открытых источников в интернете.