Анатолий Вассерман: «Я уже думать не способен»

И вот он — Анатолий Вассерман собственной персоной. Тучный, пожилой еврей с большой седой бородой в серых штанах со множеством карманов, набитых всякой всячиной и выпирающих в разные стороны — точно наросты. Напоминающий запасливого Карлсона. На улице жарко, оттого Вассерман без своего знаменитого жилета с двадцатью шестью карманами — он лежит на подоконнике в ожидании конца лекции и ночной прохлады.

Многокарманные жилет и штаны — визитная карточка Анатолия Александровича. Поэтому у него всегда при себе: книга «Федералист», кассетный диктофон, надувная подушка на шею, складной автоматический зонтик, катушка с тонкой леской, используемой в качестве швейной нитки, пластмассовый коробок с крупными швейными иглами, вязальный крючок с колпачком (при том, что Вассерман вязать не умеет), гильотинка для сигар, которой еще ни разу не пользовались, кровоостанавливающий карандаш, фонарь с миниатюрной лампой накаливания, небольшая коллекция вышедших из обращения банкнот, цифровой фотоаппарат, фонарь с девятью светодиодами, недействительные служебные удостоверения, шариковые ручки, скотч, отвертки, ножи, фломастеры, цанговый карандаш с грифелем 2,2 мм, комбинированная точилка для ножей разных типов, маркер текста…

Васер2

Так, что-то мы увлеклись, хотя перечислили далеко не все. Впрочем, упомянутого вполне достаточно, чтобы составить определенное мнение о владельце. Не будем забывать, что вещи лучше всего характеризуют их обладателя, по сути, являясь частью его самого. И в этом плане вещественная избыточность, включая нечто совершенно ненужное, как, например, вязальный крючок, гильотинку для сигар, недействительные удостоверения или вышедшие из обращения купюры, подчеркивают избыточную эрудированность Вассермана: знания, покоящиеся мертвым грузом. Но не нам судить об этом: у каждого свои заскоки. Пойдем дальше. Однако прежде чем заостриться на встрече, напомним, чем же собственно Вассерман знаменит и — соответственно — интересен, чтобы тратить будний посттрудовой вечер на встречу с ним.

На сегодняшний день Анатолий Александрович известен, в основном, как политический журналист, эрудит и публицист. Причем — что касается первого и последнего — благодаря своим радикальным взглядам, замешанным на коммунистической идеологии в сталинском ключе. Но по некоторым вопросам Вассерман идет намного дальше Кобы. Так, он является сторонником отмены пенсий, легализации проституции, свободной продажи вообще всех наркотиков и психотропов, а также полагает, что следует снять запрет на огнестрельное оружие, если, конечно, использовать его в целях самообороны, то есть, по существу, выступает за процесс вооружения мирного населения. Видимо, исходя из того, что мирного населения быть не должно.

Вассерман1

Относительно второго момента, точнее, его ипостаси эрудита, то здесь стоит сказать, что именно в этом качестве он и получил известность. Впервые он засветился на телеэкране в 1989 году в клубе «Что? Где? Когда?». Потом последовали «Брэйн-ринг» и «Своя игра», в которой он одержал подряд пятнадцать побед, вследствие чего и был признан лучшим игроком десятилетия. Человек, в общем, бесспорно начитанный. Теперь — непосредственно ко встрече.

Тема вечера была пафосной. Возможно, Вассерман как раз и рассчитывал взять масштабом: «Как избежать ошибок человечеству?» И поэтому, надо полагать, чтобы огорошить, он чуть ли не в самом начале ответил на поставленный вопрос: никак. «Речь идет не столько о том, чтобы избегать ошибок, сколько о том, как их поскорее выявлять и поскорее исправлять их последствия, пока они не стали разрушительными», — уточнил Вассерман. И ушел в исторические примеры, которых, как можно было догадаться, он знает в огромном количестве.

С этого же, собственно говоря, он и начал — с примера ошибки. Точнее, генерирования такой ее версии как ошибка выборки, когда, грубо говоря, на основе того, что никто из гипотетических друзей какого-то гипотетического человека не голосовал, допустим, за Лукашенко или Путина, делается вывод о подтасовке голосования.

Дальше последовал подробный разбор такого источника ошибок как противоречие между тактикой и стратегией. Потом — вера в теорию. И здесь Анатолий Александрович признался, что около пятнадцати лет пребывал во власти ложной теории, а именно, был верным адептом такой тоталитарной секты, как… либерализм. Впрочем, изумляться здесь особенно нечему: а что еще может сказать сторонник сталинизма? Единственное, что удивляет, так это то, что к общественно-политическому течению Анатолий Александрович применяет религиоведческую терминологию. Но и здесь, если подумать, ничего уж такого необычного нет. Вспомним, что сказал Твардовский в 1965 году в Париже: «Не забывайте, что коммунизм — моя религия». Так что Вассерман, видимо, этим и утверждает статус сталинизма как официальной — в его случае — религии, поскольку все то, что находится с ней в контрах, подпадает под ярлык «секта».

Вассер

В общем, вся лекционная часть и шла в таком ключе: Вассерман анализировал источники ошибок, снабжая и подкрепляя свои выкладки обильным историческим материалом. Так что к концу создалось такое впечатление, как будто на тебя обрушили прорву разношерстных исторических сведений, не имеющих никакого отношения ни к реальности, ни к заявленной теме. Точно намеренно деморализуя и подавляя. Поскольку обилие исторического контекста, который он привлекал, как бы не позволяло усомниться в правоте его слов. Хотя всем известно, что исторический факт на самом деле вещь многогранная, и все зависит от того, какой стороной его развернуть, под каким соусом подать. Учитывая также монотонную речь лектора, безэмоциональную подачу информации, на уровне экстралингвистики копирующую бесстрастную объективность, сомневаться не приходится: промывка мозгов, точнее, попытка явно входила в планы Анатолия Александровича. Но вот аудитория подкачала. И прежде всего — количеством: народу собралось немного, человек двадцать, из них молодежи, как самой податливой части — не больше половины. К тому же особой активностью, как показала вторая часть вечера, состоящая из вопросов и ответов, молодежь не отличалась.

Что касается вопросов, то они вообще, мягко говоря, шокировали. Посудите сами, как расценивать, например, такой перл: «Анатолий Александрович, Вы тоже считаете, что наши предки охотились на мамонтов?» В общем, новгородская публика отличилась и на этот раз, как это было, допустим, когда в город приезжал Лимонов, продемонстрировав зашкаливающую интеллектуальную мощь. Услышав такие вопрошания, хотелось одного: быстренько встать и уйти. Однако упустить возможность мы не могли и задали свой. Он у нас вышел с небольшой предысторией.

«Касательно недавнего социологического опроса насчет исторических персон, проведенного организацией «Левада-центр», доктор философских наук Игорь Чубайс подметил, что «самый дифференцирующий общественное мнение фактор – не уровень доходов, не пол и не возраст, а уровень образования. Жертва пропаганды — наименее образованная часть общества, именно она выступает сегодня с позиций сталинизма». Вы явно не попадаете в эту группу. Участь эрудитов и интеллектуалов при тоталитарном режиме хорошо известна. Отсюда вопрос: Ваше место при тоталитарном режиме — каким Вы его видите?»

Ответ был поразительным. Сшибающим с ног. Благо, что сидели. Участь эрудитов и интеллектуалов при тоталитарном режиме хорошо известна, воспользовался нашей же формулировкой в качестве начала Вассерман, это карьерный рост и всяческие сопутствующие блага. Столь откровенной чуши явно не ожидалось услышать. Словно не было ни философского парохода, ни ссылок, ни репрессий против интеллигенции. Потом, правда, ситуация прояснилась. Вассерман не учитывал фактор инакомыслия. По его теории, инакомыслящих быть не должно вовсе. Все должны шагать дружно в ногу за рядом ряд. Свобода воли, выбора — вещь вредная и опасная не только для общества, но и самого человека. Поэтому, по его мысли, ее не должно быть совсем, человек обязан подчиниться диктату государства. Только тогда возможно процветание и достижение высоких результатов. Как при Сталине. И другой идеологии у нас вообще быть не может, потому что коммунизм — это синоним русской национальности. Ни больше ни меньше. Если ты русский — значит коммунист, если не коммунист — значит нерусский. Альтернативы нет. А то, что про Сталина много плохого говорят, так это все бред, происки врагов, наоборот, если резюмировать, то выходит, что не было человека гуманнее, недаром же «отец народов».

После такого ответа стало совершенно ясно, что лучше бы мы своего вопроса не задавали. Если инакомыслие списывается со счетов — мы имеем дело с фанатиком. Тут без вариантов. Как признался сам Вассерман, правда, в шутку: «Среди моих друзей очень много людей, которые не понимают, как может человек, способный думать, не быть либералом. И кое-кто пришел уже к выводу, что я уже думать не способен». Но в любой шутке есть доля правды. В этой, похоже, доля — львиная. С чем мы абсолютно согласны. 

Фото из открытых источников в интернете.