Футболисты «Тосно» Младен Кашчелан и Раде Дугалич. Двойной портрет

«Ваши новости» продолжают знакомить любителей футбола с игроками ФК «Тосно». Напомним, мы уже представили вам полузащитника Рустема Мухаметшина, вратаря Эдуарда Байчорунападающего Александра Кутьина и защитника Руслана Абазова. На этот раз мы встретились сразу с двумя собеседниками - капитаном команды, полузащитником Младеном Кашчеланом (Черногория) и защитником Раде Дугаличем (Сербия). 

Ольга: Младен и Раде — какие красивые благозвучные имена! А они означают то, что я думаю — связаны с молодостью и радостью?

Раде и Младен: Да, да, можно так сказать.

Ольга: А что означают ваши фамилии?

Младен: У меня что-то похожее на кремль, такой домик в горах, в котором раньше, во времена войны с турками, укрывались люди.

Ольга: То есть связан с защитой, с Вашей профессией в каком-то смысле. Говорящая фамилия! А у вас, Раде?

Раде: А Дугалич значит длинный, большой. Серьезно!

Ольга: Учитывая Ваш рост (193 см) — тоже правильная фамилия.

Раде и Младен: Да, как раз подходит!

Ольга: Как я понимаю, вы — друзья.

Младен: Ну так, немного (смеемся).

Ольга: Но между вами разница — 10 лет. Это чувствуется в общении?

Раде: Да, ровно 10.

Младен: Я её не чувствую.

Раде: И я не чувствую.

Ольга: Раде, и он не учит Вас, как мудрый старший брат?

Раде: Учит очень много, да, да, да. Я очень много получил от него.

Младен: Но я не стараюсь сильно давить на него. Жизнь научит. Ты должен показать дорогу, но он её сам выбирает — правильно это или нет. Никого не надо учить за счёт палки (Раде смеётся, - ред.).

Ольга: Младен, Вы как-то сказали в старом интервью о том, что «Арсенал» был больше, чем командой, он был дружиной. Можно ли «Тосно» тоже назвать дружиной?

Младен: Можно. Как раз результат это показывает.

Ольга: Я уже общалась с несколькими ребятами из клуба, и они все из разных уголков России — Карачаево-Черкессия, Кабардино-Балкария, Татарстан и так далее. Разные культуры, религии, традиции, мировоззрение. И в такую команду-дружину вас всех объединяет…

Младен и Раде: Футбол!

Младен: И язык. Один язык, который понимают все, неважно, откуда ты. Когда выходишь на поле, там нет религии, там нет географии. Там нужно биться друг за друга и показать свои лучшие качества.

Ольга: Ну и конечно, объединяет единый ритм жизни.

Раде: Да, да, мы всё вместе делаем, как одна семья.

Ольга: Младен, Вы говорили как-то в интервью, что мечтаете в составе «Тосно» обыграть «Зенит» в Премьер-Лиге. Насколько Вы оцениваете перспективы «Тосно» там?

Младен: Меня и младшие ребята в команде спрашивали, как уровень в Премьер-Лиге, но мне лично намного легче игралось в Премьер-Лиге, нежели в ФНЛ — из-за перелётов, из-за полей. Но соответственно там уровень футболистов другой. Там более техничные футболисты, которые индивидуально могут что-то решить в ходе игры.

Но я думаю, наша цель очень помогла в игре с «Локомотивом». Да, по счёту мы уступили 0:1, но по ничему другому мы не уступали, у нас тоже были моменты. Тем более, мы играли на их поле. Думаю, у нашей команды получится всё. Надо пройти хорошо сборы, подготовиться и очень серьёзно подойти к этой задаче. Но я думаю, что ребята уже внутренне готовы добиваться этой цели.

Ольга: Наши болельщики заметили, что предыдущий матч в Новгороде вы играли по классической распространенной схеме 4-4-2. Насколько ваш тренер готов к разным вариантам?

Раде: У каждого тренера своя схема.

Младен: Да, у каждого своя, так, как он видит лучший вариант игры.

Ольга: Разве не нужно подстраиваться под команду соперника, учитывать её особенности? 

Младен: Думаю, не надо подстраиваться, надо всегда выходить за себя и играть на своих лучших качествах. Пусть соперники думают о нас!

Раде: Наш тренер делает и другие схемы, не только 4-4-2.

Младен: Да, 4-2-3-1 играли, и другие.

Ольга: Меня тут друзья научили модным в европейском футболе схемам — 3-5-2, 3-4-3 и 4-3-3 (смеёмся).

Раде: Мы тоже так играли!

Младен: Но это, конечно, выбор тренера. Если он видит, что у него нет футболиста под схему, то он не будет так играть. Он будет выбирать то, что удобно и приносит результат.

Ольга: Теперь вопросы не о футболе, а о ваших родных краях. Младен, смотрела сегодня фотографии Котора, где Вы родились, какая красота, какая древняя история! Римская империя, Византия… Советуете съездить туристам?

Младен: Обязательно! Нигде не видел, чтобы так близко были горы (высота 1500 метров!) и сразу идет море. Котор находится на фьорде. Он очень красиво сделан, когда поднимаетесь наверх, на горы, есть серпантин, и видно залив. Там очень много туристов и очень много русских, которые не просто приезжают, а там живут. Я знаю, что для русских 600-700 километров это «рядом», а в Черногории все побережье намного меньше, но каждый день можно купаться в новом месте, посмотреть что-то новое — Ульцинь, Бар, Будва, Герцег-Нови, Кодор. Очень красиво!

Ольга: У Вас в Которе, я знаю, есть морской факультет, старинная мореходная школа, которой сотни лет. Как же Вас романтика моря не затянула?

Младен: Затянула. Я начал ходить в эту школу. Но футбол так поменял мою жизнь, что со школой пришлось закончить!

Ольга: Раде, а Ваш родной город…

Раде: Ниш.

Ольга: А Википедия говорит — Прокупле…

Раде: Я родился там, но вырос в Нише. 

Младен: Ниш ещё старше Прокупле. Такая история у Ниша! (вдвоем рассказывают о войне с турками, битвах, достопримечательностях, башне черепов Челе-Калу*).

Ольга: А какая там природа?

Младен: Хорошая, там река, горы Стара Планина, вершина «Бабий зуб».

Ольга: Младен, а Вы там были?

Младен: Конечно, конечно!

Раде: А я в Которе! Не у него, конечно (указывая на Кашчелана).

Младен: У нас страна небольшая, надо всё обязательно посмотреть. Когда мы были детьми, нас на экскурсии в школе возили. Но думаю он (Раде) в то время ещё не родился (смеётся).

Ольга: Недавно я делала интервью с Русланом Абазовым, и он рассказывал, как лет в шесть плакал, умолял его отдать в футбол. Таких маленьких не брали, но он так просил, что мама в итоге уговорила тренера. Как я читала, у Вас, Младен, была похожая история?

 

Младен: Тогда было время такое, что не было детских школ, чтобы с 3-5 лет играли. Там было с 10. А мне было 6. Но тогда шёл чемпионат мира в Италии - и я с ума сходил. Марадона играл! Я с мячом спал! Уговаривал папу каждый день. Тогда еще Югославия выступала, 1/4 финала мы проиграли Аргентине по пенальти. Поступить в футбольную школу - такая эйфория была! И я записался на футбол с 6 лет.

Ольга: А я читала забавную историю про Вас и водное поло.

Младен: Там чуть-чуть было, но не пошло. Меня отправляли на водное поло, но я плавки мочил водой, чтобы родителям показать, а сам ходил на футбол.

Ольга: Раде, а у Вас как было? Семья поддерживала?

Раде: Да, конечно. Я начинал лет с 6-7 лет в Нише. Это была школа футбола, куда все ходили с 6 лет. Учились в школе и играли в футбол. Это очень знаменитая школа была. Всё, что можно, мы выигрывали. И потом уже в 13-14 лет меня выбрали в команду «Партизан», это его (Младена) любимая команда (смеётся). Там я был два года, потом в 15-16 лет обратно вызвали в «Раднички», так и начал потихоньку.

Ольга: я обычно спрашиваю игроков «Тосно» про номера. Расскажите свои истории.

Младен: Почти 13 лет назад я познакомился со своим большим успехом в жизни - своей будущей супругой. Это произошло 18 числа - поэтому мой номер 18.

Ольга: Здорово! А у Вас как, Раде?

Раде: Я взял номер 26, потому что мой любимый игрок был под этим номером - он играл в «Црвене Звезде», потом — в «Спартаке» (Москва). Это Неманья Видич.

Младен: У Неманьи Видича лицо похоже на него (Раде) и очень много людей их путает (смеются).

Ольга: Младен, Вас тренировал в «Арсенале» Дмитрий Аленичев, Вас, Раде, в армавирском «Торпедо » - Валерий Карпин. Сейчас - Парфёнов. И все они - спартаковцы...

Младен: У меня ещё Булатов был спартаковец.

Ольга: И ещё тренер «Тосно» Владимир Бесчастных — тоже спартаковец. Так вот, есть ли у них в работе в связи с этим общие спартаковские черты?

Младен: Я не знаю Карпина, я с ним не работал, но про Парфенова, Аленичева и Булатова могу сказать - у них, как я это называю, «спартаковский синдром». У них всех спокойный подход. А ведь есть такие тренеры, что заходят в раздевалку - и двери отваливаются. Бросают бутылки. У Парфенова, Аленичева, Булатова есть энергия, они приносят энергию, но у них никогда нет паники. При этом они все молодые тренеры и я не могу сказать, что у них большой-большой опыт, но у них есть то, что должно быть, когда ты начинаешь. Думаю, это большой плюс, если хочешь быть тренером.

Ольга: Коллеги жалуются, что Дмитрий Парфёнов с ними порой суров. Например, на пресс-конференциях.

Младен: Я бы не сказал, что он суровый. Хоть я не смотрю и не читаю послеигровые интервью, но пару раз посмотрел. И если честно, Ваши коллеги задают такие вопросы... Если люди приходят на пресс-конференцию, то они должны быть готовы. Они должны понимать в футболе. А когда ему задают вопрос: «Когда построят стадион в Тосно?» Как ему отвечать? Он ведь не строитель. Поэтому я его понимаю на 100 процентов.

Ольга: Младен, знаю о Вашей татуировке на плече, которая означает «Бог, успех, семья». Сколько лет ей?

Младен: Я ее ещё в Германии делал, в 2002.

Ольга: Но с тех пор девиз не изменился?

Младен: Нет, нет, нет!

Раде, показывая забинтованную руку: А я вчера сделал на полную руку.

Ольга: Что же у Вас там?

Раде: Вверху сербский царь Лазар, мальчик с мячом, который поднимается по лестнице вверх с помощью руки Бога, и механизм часов, подчеркивающий, что время в жизни идет вперед.

Ольга: Младен, и Вы еще сделали.

Младен: А у меня пять, я старше! (смеются) А сейчас просто сделал инициалы супруги.

Ольга: Вот говорят, у нас в России две беды — дураки и дороги. Как вам, объездившим все Европу, наши российские дороги?

Младен: Честно — мы почувствовали эти дороги очень хорошо. У нас ведь каждая игра получается на выезд. До Новгорода едем, с Тулы я тоже наездился до Москвы, постоянно в аэропортах. Но хочу сказать — не надо смотреть на все с темной стороны. Все развивается. Состояние не такое, конечно, как хотелось бы, но я понимаю, что это большая страна. Возможно все сделать, но нужно время. Надеемся, что Чемпионат мира и Кубок конфедераций повлияют на качество дорог.

Раде: Да то же самое у нас в Сербии. Где большие города, столицы — там все нормально, а маленькие города…

Младен: Ну я, честно, так не сказал бы! У нас города маленькие, но дорогие нормальные. Из Белграда до его города по шоссе за полтора часа успеешь. Нормально.

Ольга: А в русском футболе, Вы, Младен, говорили, две беды — плохая погода и газоны.

Младен: Да, да.

Ольга: Как вам, кстати, наш новгородский стадион?

Младен: Атмосфера получается красивая, тем более, туда приходят люди, которые приходят болеть за нас. Только мечтаем, что выйдем в Премьер-Лигу и он достроится. Но качество газона…

Раде: Никто не любит играть на искуственных полях.

Младен: Да, искусственное поле - не последнее поколение генерации. Конечно, есть лучше поля, как, например, в Перми, Казани — где не замечаешь, что играешь на искусственном. Разница большая между этим полем и натуральным.

Ольга: Я читала ответ, я знаю ответ, но все равно хочу спросить Вас, Младен, про знание иностранных языков. Сколько знаете?

Младен: Пару…

Ольга: Нет, нет, я большой список видела! Шесть-семь. Вы имеете в виду, что пару знаете в совершенстве?

Младен: Да. А так — немецкий, польский, английский, русский…

Раде подсказывает: А еще черногорский и сербский!

Ольга: Научите нас, простых людей. Как Вы подпитываетесь новыми словами?

Младен: Просто я считаю, что если футболист приходит в страну и хочет играть, то первый шаг — учить язык. Я раньше сказал, что один футбольный язык, но, на самом деле, он на поле, а за полем ты должен общаться, завязывать отношения с ребятами в команде. Чем раньше ты войдешь в эту команду, тем раньше ты станешь членом этой семьи. А если ты молчишь, ничего не говоришь, не хочешь учить — тогда это тяжело. Когда я приехал в Германию, мне было 19 лет, я сам попросил записаться в школу, и после 4-5 месяцев уже говорил нормально по-немецки. Это осталось в голове, и везде, где я приходил, старался как можно быстрее выучить язык. Я всегда говорю Раде — что это уважение к людям, которые пригласили тебя в эту команду, дали тебе работу и возможность тебе развиваться. Это тоже уважение, что ты выучил их язык.

Ольга: Раде, а у Вас как?

Раде: Английский, русский…

Младен: Сербский, боснийский, македонский, черногорский и хорватский (смеются).

Ольга: Всегда расспрашиваю игроков про национальную кухню. Знаю, что сербская и русская кухня близки. Но все-таки чем любите лакомиться, когда приезжаете домой? Чего не хватает здесь?

Младен: Здесь нет хамона, который делается в Черногории. Это свинина, ножка, которая сушится на горах, она очень у нас популярна и много людей приезжают из-за этого. А ещё сыр, фрукты, овощи у нас хорошие.

Раде: А ещё чевап. А здесь я научился кушать рыбу из-за него (Младена). Он на море живет и любит рыбу.

Младен: А так, даже если приезжаем домой, то нет такого, что все забываешь, все равно ешь тоже самое — рыба, спагетти, рис, легкая еда, много салатов, много фруктов. Если ты себя забросишь в эти дни, пока в отпуске, не будешь соблюдать режим (понятно, что надо расслабиться чуть-чуть), то тебе потом будет тяжело выйти в тренировку и в этот весь процесс.

Ольга: У нас православные люди в России очень хорошо знают творчество замечательной сербской певицы Дивны Любоевич**. Я ее сама очень люблю и часто слушаю. Божественный голос. А Вы сами знаете, слушаете?

Младен, Раде: Конечно, знаем Дивну Любоевич!

Младен: И я знаю, что женщина, которая поет с ней в хоре, она русская, купила квартиру в Белграде и живет с Дивной Любоевич квартира над квартирой, чтобы им было легче дуэт развивать. Если честно, я поклонник Дивны Любоевич. Когда находят какие-то моменты, люблю успокаиваться так.

Ольга: Я тоже. На работе бывает статьи пишу и слушаю её. Она ведь кстати приезжала в Новгород, пела в Софийском соборе.

Младен: У неё очень красивое песнопение есть на греческом «Агни Парфене».

Ольга: Да, да, мое любимое! А еще хочу сказать вам, что одно из самых моих сильных впечатлений за последние годы в плане чтения это книга «Слава и боль Сербии» о сербских героях XX века, о судьбах людей во время Второй мировой войны и других потрясений. Поразительные истории мужества, мудрости, величия духа, душевной красоты. И хочу поговорить с вами об особенностях народного характера.

Младен: Характер — понятно, мы с Балкан, мы там темпераментные, но краль Николай, король Черногории, как-то сказал: «У Черногории есть только свобода, честь и героизм, и если это отнимут у нас, то не останется ничего» - он хотел сказать, что у нас нет ни богатства, ничего, люди живут за счет того, что внутри. Деньги, которые заработаешь, и все - уйдет, а то, что ты сделаешь, как человек, останется навсегда в чьем-то сердце. Я думаю, это самое важное — оставаться всегда человеком. И мы стараемся такими быть, какими наши братья были.

Ольга: Новгород — святое место, здесь столько храмов, монастырей, здесь столько святынь. Вот сейчас вы только что были в Софийском соборе, здесь, рядом с «Park Inn» - древний Антониев монастырь. Вы, как верующие люди, ощущаете святость места?

Младен: Мы вот только перед интервью были с Раде в Софийском соборе, и когда вышли, и Раде сказал: насколько человек чувствует себя здесь спокойным, умиротворенным. Конечно, когда приходишь в святые места, это чувствуется.

Раде: У нас в Сербии самый большой православный храм в Европе — собор святого Саввы***. Построен в Белграде.

Младен: Савва создал Сербскую Православную Церковь.

Ольга: У вас на родине — яркие краски — море, небо, зелень… А у нас и в Питере большую часть года - «все оттенки серого». И все же, как ощущаете Новгород?

Младен: Приятно, приятно! Я помню прошлый год, примерно в это время я был здесь. Очень много солнечных дней было у вас, чего нельзя сказать о Питере. Но Вы говорите о нашей родине, где яркие краски, а мы долгое время заграницей, и там где находишься — там лучше, это наш девиз.

Ольга: Скоро 9 мая, День Победы. У вас на родине ведь он тоже отмечается?

Младен: Да, у нас тоже отмечается. Понятно, что не так широко как в России, но отмечается.

Раде: Но у нас тоже проводятся парады. А мы с Младеном всегда в России смотрим «Спасибо деду за Победу!»

Ольга: А знаете про нашу акцию «Бессмертный полк»?

Раде: Да, да, знаем. Я по телевизору видел.

Младен: А я в Туле, когда был, пересекался с этой колонной людей, что идут и держат фотографии своих дедов и прадедов, которые отдали жизнь, чтобы мы сегодня могли жить. Просто не надо забывать про этих людей никогда. Надо отдавать им честь за то, что они сделали. Потому что они — настоящие герои.

***

* Челе-Калу (в переводе с сербского – Башня черепов) находится неподалеку от сербского города Ниш. История его страшная, создано оно было турками для устрашения сербов, а стало памятникам героям. В начале 19 века произошла кровополитная битва за город Ниш. Силы были неравны. Оставшимся в живых повстанцам (около тысячи сербов против 40 тысяч турок) пришлось отступить и взорвать себя, чтобы избежать плена. Военачальник турок, разгневанный  этой непокорностью, приказал построить башню и выложить её головами повстанцев. После того, как турок изгнали из Сербии, жители страны построили вокруг Челе-Калу часовню.

** Ди́вна Лю́боевич (7 апреля 1970, Белград) — сербская исполнительница православной духовной музыки Сербии, Византии, Болгарии и России. Основатель, регент, солистка и руководитель хора «Мело́ди».

*** Храм святого Саввы - один из самых крупных храмов не только в Европе, но и в мире. Главный престол его освящён в честь первого сербского архиепископа и национального героя Сербии святого Саввы (1175—1236). Строительство началось в 1894 году на площади, где османский воевода приказал сжечь мощи святого Саввы. Прямым образцом для архитекторов послужил Софийский собор в Константинополе. Имея размеры 91 м х 81 м и занимая площадь 7570 м², храм святого Саввы примерно соответствует масштабам Софийского собора, но имеет больший диаметр купола (35 м), а также большую высоту (65 м).

Фото: Алексей Мальчук; группа ФК «Тосно» «ВКонтакте»; lines.travel; istokinfo.com; interest-travel.ru

Также благодарим отель Park Inn by Radisson за гостеприимство и помощь в работе над циклом интервью с игроками ФК «Тосно»!