«Ветер под крылом пилигрима»: новгородка победила в конкурсе журнала Журнал «Burda»

«Моя коллекция называется «Ветер под крылом пилигрима». Я вдохновлялась эпохой раннего средневековья, но не с точки зрения этнографических источников, а – сказкой. Мне хочется делать одежду, которая долго служит, долго радует, которая сшита из натуральных материалов, безвредных для окружающей среды».

Журнал «Burda» подарил нынешним летом дизайнерам, художникам-модельерам и конструкторам одежды возможность принять участие в конкурсе, который помог участникам раскрыть потенциал и представить в финале авторскую коллекцию из трех завершенных образов. Сбор заявок прошел в середине июля, и вот, заполнив анкету и отправив эскизы будущей коллекции, участницей конкурса стала новгородский модельер Елена Иванова, мегаталантливый дизайнер, хозяйка замечательной мастерской одежды, «сшитой руками и сердцем», PAVA.

Конкурс напоминал реалити-шоу, и, как любое шоу, требовал победителя. Целый месяц шли примерки-показы. И вот наступило 27 августа: жюри загадочно молчит, ведущий раззадоривает публику, модели волнуются, дизайнеров знобит от недоедания, недосыпания и адреналина. Говорят, на войне все средства хороши. Но в данном случае, поле боя – было, битва титанов – да, но войны – так и не случилось.

Посмотрите финальное видео BurdaFest. Мне кажется, все очевидно. Лена Иванова победила! Эта что ли, та скромная девочка, в просторном платье с вышивкой на груди? Да. Она еще не верит в победу – и закрывает лицо руками, роняет голову на грудь, и не может дышать. Но это именно она не оставила выбора жюри: наша, новгородская, суперумница, мама и рукодельница.

Герой нашего времени и удивительно скромный человек. Автор роскошных свадебных платьев и незаурядных повседневных нарядов из натуральных тканей.

Конечно, я предвзята – у меня есть шикарное льняное платье с глубокими карманами, которое занимает 50% всех моих мыслей. И, знаете, это прекрасная точка отсчета. Я не хочу дома обсуждать с мужем текущую ленту новостей про выборы и ДТП, не стану ругаться с детьми из-за того, что они потеряли после физры кроссовки. У меня нет на это сил. У меня есть силы - на платье. И, если Лена его шьет, я его буду носить. Попробуйте и вы. Это элегантно, просто, красиво и очень. Очень. Очень женственно.

Моей любимой детской книгой был совершенно недетский роман «Дамское счастье» Золя. Этот придирчивый француз в чем-то похож сразу на Льва Толстого и Педро Альмодовара: он писал об особенностях женской психики так, как будто сам одновременно был и продавцом отдела кружев, и закройщиком, и моделью, и покупательницей.

Роскошный мир самого знаменитого парижского магазина поражал воображение, и в первую очередь тем, что делал особый упор на индивидуальность. Именно из «Дамского счастья» я почерпнула мысль, что готовое платье – это скучно, а сшитое на заказ – всегда отступление от правил, но при этом без надрыва, эстетически.

Елена Иванова, модельер, автор и владелец швейной мастерской PAVA:

«По сравнению с одеждой из масс-маркет, одежда, которую я шью, стоит дороже. Есть такое мнение, с советских времен, что индивидуальный пошив – это дешевле. Но так быть не может: необходимо строить конструкцию, готовить лекала, провести примерки. Я всегда делаю долго, и многое – руками. Индивидуальным пошивом я продолжу заниматься, но коллекцию, которая победила в конкурсе, буду тиражировать. Готовы несколько льняных повседневных платьев и пальто из домотканой шерсти.

Это называется – этичная одежда. Экологичные вещи, из натуральных материалов, в идеале – тканей местного производства. Плюс – социальная ответственность.

Меня шокировала история, когда на каком-то акриловом сарафане кто-то из сотрудниц фабрики массового производства вышил надпись о том, что они работают в условиях рабства, и эта вещь попала в продажу.

Что может быть НЕ социально ответственным? Это когда в московском ритейле вещь стоимостью 10 000 рублей имеет себестоимость в десять раз ниже. Я считаю, это неправильно. Основную часть средств должен получать человек, который эту вещь производит. Предоставление рабочих мест – это социальная ответственность. В Крестцах возрождается фабрика – предоставляются рабочие места для женщин, это ответственность.

Конечно, всем аспектам этичности я не скоро смогу соответствовать, но, считаю, все впереди. Сейчас я пока сама у себя – одна. Все делаю сама, массовое производство – в перспективе. Один только раз отдала швеям сшить подклад. И после этого стала понимать, как доносить до людей информацию правильно, с акцентами, как выстраивать коммуникацию, чтобы был ровный стежок, а не дырки от пуль. Нужно следить за качеством. В целом, дизайнер не должен этим заниматься, и в идеале – нужно иметь свое производство.

Я против акрилового волокна. Мы эту одежду стираем, затем все сливается в реки, и потом… в Гренландии рыба ест микропластик. Болеют рыбы, болеют люди, которые едят эту рыбу. Много отходов, мусора от синтетической одежды. И эта бирка – спасите, нас держат в рабстве! Эту дешевую одежду шьют люди, которые трудятся в очень тяжелых, невыносимых условиях.

Когда я окончила университет, то не хотела шить одежду. Мне казалось, что это – показы, конкурсы, - ярмарка тщеславия. Я все время искала баланс: как сделать по-другому. И вот этичная одежда нашла меня сама. И теперь я хочу шить, и могу это делать.

Платье, которое мы с тобой сегодня мерили, оно совсем мое. Повседневное, в банк в нем не пойдешь на работу. Но эта как раз основная идея – простая одежда, немножко авторская, без лишних наворотов. Платье, которое долго остается любимым. Это не писк моды, а что-то более глубокое. Истоки – в народном костюме. Но это не абсолютные цитаты, а выжимка рационального подхода. Силуэты при этом современные. И потом, прямо сейчас я не могу наладить производство льна, но вклад в производство этичной одежды мне по силам.

Мой покупатель – это женщина. 30-50 лет. Любит непринужденную одежду. Не обязательно, чтобы она работала. Ну, пусть работает. Покупает себе одежду. Потом прихожу я и говорю: у меня есть красивая, актуальная одежда, которую вы будете носить очень долго. Эта одежда не вредит природе. Не обязательно убирать мусор на берегу реки, можно купить это платье – и это станет посильным вкладом в сохранение экобаланса. И сшита эта одежда не бедными рабами из Бангладеша, в грязи, а в человеческих условиях, русскими швеями, которые не будут жить в грязи после того, как у них появится работа.

Конкурс. Отобрали десятерых из пятисот, включая меня. Я подумала: это какая-то ошибка. На следующем этапе паники была уверена, что меня не отпустит семья. Когда семья отпустила, я решила, раз нет никаких препятствий, ну, наверное, тогда конкурс какой-то дурацкий. Но вспомнила про дедлайн и партнерские сертификаты на ткани – и поехала. В условиях города за такой короткий срок я никогда не сшила бы эту коллекцию, но конкурс – другое дело. Так родилась коллекция «Ветер под крылом пилигрима».

Яна Недзведская, дизайнер LO, JN: «Я часто журю конкурсы молодых дизайнеров и впервые вижу настолько профессиональный уровень. Но Лена Иванова – это супер. Я желаю ей всяческих успехов, в том числе и коммерческого».

Марианна Макарова, главный редактор журнала «Burda»: «На первый взгляд, эта коллекция не очень яркая, но в моде побеждает отточенность стиля. Елена отличается прекрасным европейским стилем, который полностью соответствует направлению журнала «Burda». Все модели хорошо продуманы: имеют прекрасную линию кроя, замечательные детали, и, что важно, есть полное соответствие тканей и моделей. В целом, возникает очень и очень гармоничный образ. Это подкупило всех членов жюри».

Давайте же не потеряем из виду эту красоту.

Журнал хитёр: в качестве приза Лену Иванову заманили в Германию, в течение ближайшего месяца модельер совершит поездку в Оффенбург на Burda Fashion Factory, где познакомится с производством выкроек и пошива моделей.

Но мы не позволим иноземцам завладеть новгородской жемчужиной из-за недоинформированности и просто потому, что акрил такой недорогой. Ведь Лена Иванова была единственным представителем России из регионов.

Другие дизайнеры – это москвичи, которые, если и вышли из зоны комфорта, то сделали это в рамках родного города, имея под боком квартиру, маму и свежий бутерброд. Остальные регионы промолчали. И это двойное, считаю, свершение – победа на таком высоком уровне без тылов и жесткой обороны.

За месяц Лена выросла не только как автор, но и просто по-человечески, делится она, стало дышать… чище, легче.

Уверенность в том, что выбрана правильная дорога, укрепилась, когда единомышленники хлопнули по плечу – может быть, это был ангел-хранитель, который шепнул: «Давай». И был услышан. А, может, и нет. Не знаю.

Но родные - Дима и Даня - все знают. Они и были этим ангелом все это время, что Лена держалась. И выдержала.

Фото: Сергей Гриднев, Мария Пулич