Новгородский театральный зритель – «тяжеловат». Но над этим будут работать

Вчера в Театре драмы состоялась пресс-конференция. Директор театра Всеволод Чубенко, главный режиссер Михаил Мамедов и режиссер-постановщик Александр Черкашин долго, интересно и эмоционально рассказывали журналистам об открытии нового сезона, ближайшей премьере и планах на будущее.

Но говорили не только на эти темы. Руководство театра рассуждало о том, как привлечь зрителей и найти дорогу к их сердцам. Говорили о сложной новгородской публике, часто с сожалением сравнивая ее с костромской. Дело в том, что недавно жители Костромы увидели наш спектакль «Таланты и поклонники» и поразили новгородскую труппу своим теплым приемом и подготовленностью.

А еще на вчерашней встрече участники размышляли о театре и культуре в целом.

- Самое главное – это репертуар, - говорит Заслуженный деятель искусств России Михаил Мамедов. – Репертуар – это витрина. По нему судят о направлении работы театра, о творческих порывах.

Главный режиссер поделился с нами некоторыми творческими замыслами - например, поставить яркую музыкальную комедию «Левша», всегда актуальную и современную. Возможно, наш театр обратится к пьесе Радзинского об императрицах – ведь у нас такие замечательные актрисы.

- Моя мечта – спектакль о Рахманинове, - признался Мамедов к моей великой радости (вот на этот спектакль я точно пойду).

Уже известно, что пьеса о нашем великом земляке будет основана на произведении Юрия Нагибина «Белая сирень».

По словам Мамедова, величие государства основывается на культуре. Мы можем не помнить царей, но мы помним имена деятелей культуры, творивших во время их правления. Поэтому наш новгородский театр без сомнения будет обращаться к великим именам, таким, как Рахманинов или Карамзин, спектакль о жизни и трудах которого можно будет увидеть уже в эту субботу в 18 часов.

Спектакль «Портрет души и сердца» поставлен к 250-летию Николая Карамзина. Кстати, пьесу написал режиссер спектакля – петербуржец Александр Черкашин. О Николае Михайловиче он говорил очень эмоционально, восторженно, с огромным уважением. Так что будем с интересом ждать премьеры.

Кстати, к этому спектаклю уже есть большой интерес на родине писателя и историка - в Ульяновске. В декабре там ждут наш театр на гастроли.

«Я считаю, что это хорошо – Карамзин, а затем Рахманинов, - сказал Всеволод Чубенко. – Не буду говорить о том, что мы обязаны нести просветительскую функцию, но вообще-то театр – это кафедра, с которой много можно рассказать миру хорошего и доброго, как говорил Гоголь. Поэтому обращение к таким именам будет абсолютно правильно и логично».

Продолжая тему направлений работы нашего театра, добавим, что ему будут интересны и комедии. Ведь… «комедия дарит радость, говорит нам о том, что жизнь не так уж и плоха. А радость лечит», - поясняет главный режиссер. По его мнению, театр должен быть радостным. Всеволод Чубенко развивает тему радости, которую способен подарить театр: по его словам, она может быть всякой. Тихая радость, радость очистительных слез, радость гомерического хохота…

Ждет нас и мелодрама «Семейное счастье». Здесь следует отметить, что 70-75 процентов зрительской аудитории – женщины среднего и старшего возраста. Так что для них тема будет, безусловно, актуальна. А вообще тема семьи – актуальна во все времена.

Вообще, Михаил Мамедов, по его собственному признанию, революций в новгородском театре совершать не собирается. Он хочет «подхватить лучшее», что уже есть, и сделать так, чтобы в театр потянулся зритель. А новгородский зритель, к сожалению, «тяжеловат».

Прозвучали и размышления о том, что нашему театру не хватает «весеннего смеха» молодого зрителя. То есть очень важно привлекать молодежь – старшеклассников и студентов.. Но привлекать не «шлягерами», не «крутизной», а интересными постановками.

Например, - рассуждает Мамедов, - можно было бы поставить спектакль «Преступление и наказание». Поразмышлять над вопросом «а все ли позволено в этой жизни?». Нужно находить современные пьесы, интересных режиссеров, чтобы молодой зритель тянулся в театр, к великому искусству, к живому общению, отрываясь от промывающих мозги гаджетов.

Но в погоне за вниманием публики нельзя забывать, что театр – академический. Напридумывать можно многое, но это не значит, что «крутизна» спектакля разобьет невидимую стеклянную стену между залом и сценой. Поэтому нужно выстраивать энергетический мост, нужно дарить эмоции.

К тому же, продолжает рассуждать Мамедов о «крутизне», российский зритель, в отличие от западного, не приемлет деформаций классических произведений. То есть режиссер мог бы показать Фамусова в фитнес-центре, а Чацкого – в джакузи, но его не поймут. «Европа потратила на поиски новых форм весь XX век, а мы оборвали это дело после Мейерхольда», - говорит главный режиссер.

Ну а я лично очень надеюсь, что ничего подобного Фамусову в фитнес-центре в новой постановке, посвященной Карамзину, не увидим.

Фото: Сергей Гриднев