Try walking in my shoes

Недавно журналистам из разных регионов Северо-Запада довелось побывать в гостях у водолазов-связистов. Мы приехали в Петрозаводск, чтобы познакомиться с этой редкой, опасной и сложной профессией по приглашению компании «Ростелеком Северо-Запад».

Водолазная группа «Ростелекома» базируется именно в Карелии, но эти отважные люди ведут работы во всех регионах нашего федерального округа, в том числе, и в Новгородской области.

Почему Карелия? Но ведь неслучайно ее называют Страной голубых озер. Их здесь больше 61 тысячи, а рек – 27 тысяч! 

Группа подводных связистов существует здесь уже более 30 лет. Она состоит из девяти человек – это не только водолазы, но и те, кто им помогает – медицинские работники, судоводители. Такие подразделения есть еще на Волге, а также в Центральном округе и на Дальнем Востоке.  

Водолазы «Ростелекома» обслуживают подводные магистрали.

Начиная с 1862 года, когда по дну Северной Двины проложили первый кабель, его проводят через водные преграды, заглубляя в грунт (если нет возможности провести его по мосту). Стоит сказать, что под водой кабель находится в большей безопасности, чем на суше. Там ему грозит меньше повреждений.

 

Сейчас под водами Карелии лежит более 250 километров кабеля, а всего по Северо-Западу, на дне рек и озер – более 800 километров. Подводные специалисты проводят техническое обслуживание, обследование кабелей, которые находятся в водной среде, прокладывают их на небольшое расстояние, устраняют аварии. Ежегодно приходится заменять около 500 метров поврежденного кабеля. По словам руководителя водолазной группы, Равиля Манеева, на устранение неполадок приходится процентов 25 их труда, а 75 составляют плановые работы.

«Вся наша работа заточена на то, чтобы не было аварий, все силы направлены на профилактику», - говорят связисты.

Зачастую водолазов зовут на помощь в других ситуациях – так, в начале этого лета они помогали в поиске пропавших детей на Сямозере. Привлекают представителей этой редкой профессии и на коммерческие работы. Например, они принимали участие в строительстве линии на остров Валаам. 

В сезон каждый из водолазов проводит, работая под водой, по 300 часов. Начинается сезон в марте, заканчивается - в конце ноября. Конечно, иногда приходится работать и зимой. К примеру, на Северной Двине из-за активного судоходства работать приходилось именно в зимнее время. В таких случаях приходится выпиливать проруби. Но «нормальными» для работы погодными условиями водолазы называют температуру от минус 10 градусов.

Во время ледостава и ледохода можно выполнять только спасательные работы.

«Кабель не просто брошен в воду, он заглублен при строительстве на глубину 1.20 м. Но вода – это живой организм. Дно меняется ежегодно, кабель размывается. Влияют и погодные условия – то лед и снег, то все высыхает», - рассказывает руководитель группы водолазов Равиль Манеев.

Действительно, кабель обрывает ледоходом, может обвалиться берег, как это было на Северной Двине, Печоре. Кстати, названия этих рек звучали в тот день чаще всего – по словам водолазов, они очень сложные и коварные.

Вред кабелю наносят и заторы, образовавшиеся после лесоповала. Может повредить его и якорь. 

Измениться, может, кстати, не только дно или берег…

Так, «в прошлом году на Печоре была предаварийная ситуация, когда просто смыло остров, - рассказывает Артем Лябегин, технический директор Карельского филиала ПАО «Ростелеком». - Когда строили линию, то с обоих берегов сделали проколы под речкой, а на острове было «место встречи». Прошло лет пять-семь, и остров смыло. Все хозяйство было размотано по руслу реки. Когда местные связисты это обнаружили, то вызвали водолазов».

Лябегин, как и Манеев, говорит: «Водоемы - это живые организмы». Самые сложные регионы, с точки зрения водолазов – Коми (кстати, там под водой находится больше всего кабеля) и Архангельская область, несмотря на то, что реки Карелии – бурные и порожистые. Специалисты признались нам, что очень сложно работать и в Санкт-Петербурге, правда, по другим причинам.

Дело в том, что в Северной столице вокруг водлазов сразу собираются толпы туристов. Мешают работе и водные извозчики.

 

«Try walking in my shoes…»

Эта старая песенка «Depeche Mode» неслучайно пришла мне на память: дословно переводится ее название как «Попробуй походить в моих ботинках» (по сути - «Побудь в моей шкуре»). Так вот, ботинки водолаза весят 21 килограмм!

Такая обувка нужна для того, чтобы человек устоял под водой. Ботинки входят в состав тяжелого снаряжения, изобретенного еще более 100 лет назад, но все такого же актуального. По словам руководителя водолазной группы Равиля Манеева, оно по сей день оно является самым безопасным и производительным. «Да, не очень удобно, когда 80 кг на тебе одето, сам знаю, но под водой, когда ты весишь 2-3 кг, эти 80 кг не ощущаются, - говорит он. - Кроме того, при аварийной ситуации, даже если перережет шланги, то водолаз в таком тяжелом оборудовании может жить еще 10 минут - там есть запас воздуха».

В современном легком снаряжении - гидрокостюме - водолазы проводят исследовательские работы, такие, как обследование дна и поиск кабеля. Есть еще «средняя» экипировка - в ней можно производить более тяжелые работы - по заглублению кабеля, укладке его на грунт. В этом снаряжении водолаз работает с аквалангом, но, так как время запас воздуха в баллоне ограничен, то связиста подключают к внешнему источнику подачи воздуха.

Если водолаз не может обнаружить кабель визуально, то тогда применяется специальное кабелеискательное оборудование со здоровенной подводной антенной.

«Не женское это дело – ручку помпы крутить!»

Эти слова произнес мужчина-журналист, который попробовал покрутить ручку старой водолазной помпы. Дело в том, что раньше, оказывается, на эту работу нанимали женщин. Мол, она спокойно будет заниматься этим монотонным трудом, ни на что не отвлекаясь. Один оборот дает водолазу три литра воздуха. Крутить ее нужно постоянно - человеку под водой требуется намного больше воздуха, чем на суше. 

Весит эта помпа 230 килограммов, так что водолазам, которым приходится таскать такие тяжести, помощники не помешают. 

В арсенале группы есть и современный вариант этого приспособления, с фильтром. Однако старый по-прежнему используется в работе, ведь у него есть преимущество перед новым оборудованием - ручной привод, который может помочь в экстренной ситуации, когда нет электричества.

Водолазам часто приходится выезжать в командировки. В далеких и долгих поездках эта машина становится для них домом.

Нам показали также катер, с которого производятся спуски. Он создан специально для выполнения водолазных работ. В арсенале группы есть еще снегоход и понтон, на который укладывается водолазное оборудование. 

 

Почему плохой дантист – злейший враг водолаза?

Без медиков водолазам никак нельзя – работа очень рискованная и тяжелая, сопряжена с колоссальными нагрузками и напряжением, поэтому необходимы медосмотры, тренировки в спортзале и барокамере, лечение профессиональных травм и заболеваний.

Водолазный врач Тенгиз Карапетян рассказал и показал нам, как тренируются его подопечные. Наша экскурсия в его епархию началась со спортивного зала, где размещаются тренажеры, гири, а недавно появилась и боксерская груша – ее подводные связисты повесили по собственной инициативе. Здесь мужчины тренируются по индивидуальным программам.

- Водолазам необходимо поддерживать хорошую физическую форму, ведь их труд связан с колоссальными нагрузками и напряжением, - рассказывает врач. - Они ведут грунто-размывочные работы. Представьте, что значит держать гидромонитор под водой: это как водяная пушка у пожарных, но только плотность воды намного больше, так что тебя выкидывает, и любые движения даются очень тяжело. Водолазам приходится переносить тяжести, да и работают они в тяжелом снаряжении. 

Затем мы направились в соседний зал, где находится декомпрессионная барокамера. В ней водолазы проводят тренировочные сухие погружения в декабре-феврале - в так называемый межспусковой период, чтобы «не терять навыки и не расслабляться». По усмотрению врача, спуск может осуществляться и между командировками.

Двухотсечная декомпрессионная камера ПДК-2У служит не только для тренировки (чтобы организм был готов к нагрузкам, работе под давлением), она не только тренирует стойкость к азотному наркозу, но и лечит декомпрессионную болезнь и различные баротравмы. Кстати, баротравму уха можно получить уже, казалось бы, на небольшой глубине 3 метров.

Тенгиз Карапетян рассказал нам о том, как проходит лечение. Если человека выбросило с большой глубины, его помещают в барокамеру, где искусственно создают избыточное давление. Человека «доводят» до той глубины, откуда его выбросило, а затем постепенно снимают давление, излечивая пострадавшего.

Мы поинтересовались, что можно брать с собой в барокамеру (ведь люди порой проводят там долгое время, например, нам рассказали о случае, когда в Дагестане водолазы находились в барокамере на глубине более 100 метров больше недели). Оказалось, разве что книжку можно взять – все остальное пострадает. Врач привел пример: однажды водолазы взяли с собой из любопытства в барокамеру теннисный мяч… На «глубине» 40 метров его раздавило в лепешку.

Вот поэтому важно, чтобы у водолазов были здоровые или идеально вылеченные зубы. Ведь если зуб плохо запломбирован, и в нем есть полость – то под давлением он может лопнуть, у человека под водой начнется невыносимая боль.

- Перед барокамерой водолаз должен пройти серьезный медосмотр, - рассказывает врач. – Необходимо проверить проходимость придаточных пазух. При погружении действует принцип продувания. У опытных водолазов все это происходит уже автоматически. При повышении давления первое, что чувствует человек – боль в барабанных перепонках, а продувание поможет это выровнять.

Кстати, Тенгиз Карапетян знает об ощущениях водолазов не понаслышке – он сам погружался в барокамере на глубину до 40 метров в медицинской академии. «40 метров – хорошая тренировочная глубина», - говорит врач.

Вообще медицинский допуск позволяет водолазам работать на глубине до 45 метров. В экстренных случаях – для спасения людей – они могут погружаться до 60 метров. Но на Северо-Западе подобных глубин мало, так что максимальная глубина, на которой приходилось работать нашим водолазам – 24 метра – это карельское озеро Куйто.

Добавим, что водолаз может отказаться от погружения не только если плохо чувствует себя физически, но и психологически тоже. Но у журналистов в этот день с настроением все было отлично.

Стать водолазом

Пресс-тур получился очень интересным, так что не удивительно, что подводных связистов засыпали множеством вопросов. Вот лишь некоторые. На них ответили Равиль Манеев и Артем Лябегин.

- Как стать водолазом? 

- Надо учиться. Обучают этой профессии в Санкт-Петербурге и Воронеже. Наверное, будут учить и в Севастополе, где для этого есть все условия.

- Расскажите, какие еще сложности встречаются в работе?

- Сложно работать с песком. Это очень плохой грунт, он легко размывается, его надо чем-то закреплять. Если берега песчаные – то даже глубокие проколы не спасают.

- Рентабельно ли прокладывать кабель под водой по сравнению с воздухом и землей?

- Ну вот представьте: Северная Двина – река шириной два с половиной километра. На какие опоры можно натянуть кабель?

- Расскажите о каком-нибудь сложном аварийном случае.

- Вспоминается случай на Северной Двине, где кабель разорвало льдом. Сначала казалось, что авария простая. Вот один конец кабеля, вот другой – надо делать вставку, для этого надо поднять кабель. Подняли с одной стороны метров 30-50, а с другой – не поднимается. Стали размывать - уже и человека не видно в песке, а кабеля все нет. Оказалось, что нанесло четыре метра песка! Пришлось нанимать земснаряд, он прошел ниже по течению и засосал песок. Тогда берег осыпался, кабель оголился, мы его подняли.

- А помните историю, связанную с новгородскими реками-озерами?

- Лет десять назад в Санкт-Петербурге проходил саммит, и на территории Новгородской области едва не оборвался главный кабель Москва – Санкт-Петербург… Связь приходилось буквально держать в руках. Малая Ниша - интересная речка: начали работы в тяжелом оборудовании, а вскоре приехали, чтобы все облагородить, а воды уже по колено.

- Занимается ли кто-то у вас прогнозированием?

- Все это нарабатывается долгим опытом. На дне водолаз видит , на какой глубине находится кабель, обследует кабельный переход через бурную преграду, анализирует, чтобы было три года назад, пять лет назад. Специалист может сказать – динамика такая-то, надо что-то делать, изменять трассу.

- Сколько служит кабель?

- Расчетный срок службы волоконно-оптического кабеля - 25 лет. Массово его начали прокладывать в России как раз столько лет назад. Есть магистрали, у которых уже подходит срок, но пока еще кабель нигде не сгнил.  Существуют годовые изменения свободных волокон. Результаты сравниваются с прошлогодними, и если затухания повышаются и идет деградация волокна, то мы видим эти точки и вносим их в план ремонта линий. Можем добавить, что в пресной воде кабель служит дольше, в морской волокна мутнеют. 

- За 25 лет появились ли новые способы удлинить жизнь кабелю?

- Используются те же технологии, что и 25 лет назад. Волокно работает и будет работать.

Завершилась наша встреча совместной фотографией и обменом комплиментами. Водолазам-связистам очень понравилось общаться с журналистами, а нам - с такими мужественными и героическими людьми, работающими #ПодВодой, благодаря которым существует она - необходимая и такая #НепростаяСвязь.

Фотографии предоставлены департаментом внешних коммуникаций «Ростелеком Северо-Запад».