Валерий Демидов напомнил новгородцам о 305-й стрелковой дивизии

Сегодня Заслуженный работник культуры Российской Федерации, рахманиновед Валерий Демидов пришел к Вечному огню, чтобы почтить память 305-й стрелковой дивизии, которой 8 июля этого года исполнилось 75 лет. Больше часа он простоял в почетном карауле, несмотря на ненастную погоду.

«305-я стрелковая дивизия не новгородская по названию, но новгородская по сути. Ведь больше 20 тысяч ее бойцов погибли в наших лесах и болотах», - говорит Валерий Васильевич.

«Ваши новости» попросили Валерия Васильевича рассказать о том, как его судьба связана с дивизией. Ведь очевидно, что для него она имеет совершенно особенное значение. И вот какую историю поведал нам известный новгородец:

 - Впервые однополчане 305-й дивизии встретились в Новгороде в 1980 году, в год 35-летия Победы. Они собрались спустя столько лет, потому что в общественном сознании и трудах историков эта дивизия считалась «приложением» ко 2-й ударной армии... Вторая встреча состоялась в 1981 году в Дмитрове Московской области и была посвящена 40-летию со дня формирования дивизии. На следующий год однополчане снова встретились в Новгороде, где избрали меня в совет ветеранов дивизии за моего погибшего отца. Затем мы виделись в 1984 и 1986 годах, но в годы Перестройки собрания прекратились, было трудно, да и многие уже умерли. Сейчас никого не осталось. 

- Валерий Васильевич, расскажите, пожалуйста, как воевал и погиб ваш отец. 

- Боевой путь моего отца был очень коротким - всего один день. 

18 августа 1941 года дивизия должна была силами одного полка атаковать фашистов под Хутынским монастырем, чтобы освободить Новгород. Но немцы уже основательно закрепились. У нас были большие потери. Мой отец был политруком 9-й роты 3-его батальона. По традиции того времени командиры во время атаки должны были идти впереди, и мой отец вместе с командиром Николаем Масляным пошли в бой первыми. Отец был несколько раз ранен, командир пытался вынести его с поля боя, но рядом раздался взрыв. Николай Масляный попал в госпиталь, не зная, что случилось с моим отцом. Нам сообщили, что он пропал без вести. 

- Как же вы узнали о его судьбе?

- Я узнал о ней спустя 45 лет, во время собрания однополчан. Нашелся человек, который видел, как погиб мой отец. Он указал мне и место гибели. Это был Павел Васильевич Ершов, который учился с отцом в Сталинградском военно-политическом училище. 22 июня 1941 года cтало известно, что курсанты пройдут сокращенный курс и отправятся на фронт. Так мой отец и Ершов в числе других 500 курсантов оказались в Москве, где формировалась дивизия. 8 июля 1941 года был отдан приказ о ее формировании, а ровно через месяц ее отправили навстречу врагу в район Осташкова Калининской области. Но ситуация на фронте менялась с каждым часом. Стало известно, что немцы наступают на Новгород, поэтому командование приказало 305-й стрелковой дивизии отправится сюда.

16 августа часть дивизии выгрузилась из эшелона в Крестцах. Было приказано немедленно двигаться на выручку Новгороду.  

Бойцы проехали 50 километров на машинах, а потом пошли в сторону нашего города пешком. К вечеру 17 августа они добрались до Новониколаевской колонии, это недалеко от Хутынского монастыря. А на следующее утро был тот самый бой, в котором погиб мой отец. 20 августа был второй бой - тоже безуспешный. После этого 305-я стрелковая дивизия и другие части вынуждены были отойти за Малый Волховец и держать оборону там. 

История запомнит эту дивизию следующим фактом: обороняя правый берег Волхова, она вместе с другими дивизиями не пропустила немцев дальше и изгнала те немецкие части, что сумели переправиться.

Кроме того, в ходе сражений с фашистами 305-я стрелковой дивизии довелось воевать за Муравьевские казармы. Как вы помните, в 1942 году в Сталинграде группа солдат во главе с Яковом Павловым героически удерживала дом. Так вот, за год до этого под Новгородом имел место аналогичный подвиг. Наши воины выдержали натиск двух полков, которые поддерживали авиация и артиллерия. Когда в ноябре оборона завершилась, капитан Домнич обещал, что защитники получат награды за проявленное мужество, но, вероятно, он погиб - ведь никаких наград дивизия не получила. Но, конечно же, люди сражались не ради наград.

- Валерий Васильевич, а Вы не знаете, как сложилась судьба командира, который пытался вынести Вашего отца с поля боя?

- Знаю. Мы жили в Сталинграде с марта 1941 года (как я уже говорил, отец учился там в военно-политическом училище). Мы с мамой получили извещение, что отец пропал без вести. А спустя недели две пришло письмо от Николая Масляного. Он рассказал нам о том, что перед тем боем они с отцом обменялись адресами родных, чтобы тот, кто выживет, мог написать семье погибшего товарища письмо. Мне было тогда два с половиной года... 

Мама не расставалась с этим письмом. Но в эвакуационных хлопотах (а нас переправляли через Волгу), письмо пропало вместе с другими документами. Но мама хорошо его помнила. Больше Масляный не писал нам, о его судьбе не было известий. Мы не знали, что с ним случилось.

Но несколько лет назад благодаря сотруднику Государственного архива новейшей истории Новгородской области Валерию Колотушкину удалось выяснить, что в 1942 году Масляный погиб в деревне Заболотье, рядом с Сергово... Он покоится там в братской могиле. Знаю, что Николай Масляный был с Украины, вырос в детдоме. Мама не раз писала на Украину его сестре, Ольге Масляной, но ответа не было долгое время. А потом нам ответила сотрудница почты, которая была невестой Николая и увидела на конверте знакомую фамилию. Зная, что адресатов нет, она решила вскрыть письмо. Оно до сих пор у меня хранится.

Если Вы хотите больше узнать о судьбе дивизии, советую почитать книгу Александра Семеновича Доброва «305-я стрелковая дивизия 1-го формирования в боях под Новгородом: 1941-1942». Он командовал батареей и во время войны вел дневник, который и стал основной книги. Я был редактором и составителем второго ее издания. Его можно найти в новгородских библиотеках, а также прочитать в электронном виде. 

Фото (кроме последнего): Александр Кочевник