История любви: новгородский реставратор рассказала о судьбе женщины с портрета Боровиковского

Сегодня в экспозицию Музея изобразительных искусств вернулась после реставрации картина великого русского художника Владимира Боровиковского. Речь идет о портрете Елизаветы Ивановны Неклюдовой, который был написан мастером в 1798 году.

Сознательно употребляю слово «великий», хотя прекрасно понимаю, что имя этого портретиста, к сожалению, помнят не все наши читатели.

Есть у поэта Якова Полонского строки, посвященные одной из работ Боровиковского, речь идет о «русской Джоконде», удивительно прекрасном портрете юной Марии Лопухиной:

Она давно прошла, и нет уже тех глаз
И той улыбки нет, что молча выражали
Страданье — тень любви, и мысли — тень печали,
Но красоту ее Боровиковский спас...

Глядя на потрет Неклюдовой, я вспоминала эти строки. Печальна была судьба Марии Лопухиной. Печальна была и уже немолодая красивая женщина, которую мы увидели сегодня.

О судьбе Елизаветы Ивановны новгородским журналистам рассказала художник-реставратор Татьяна Бодина, которая почти целый год работала над восстановлением этого портрета.

Она призналась, что в процессе работы над той или иной картиной всегда старается изучить историю полотна и узнать о судьбе изображенного на нем человека. Вот и на этот раз реставратор заинтересовалась семьей Неклюдовых.

Елизавета Ивановна Неклюдова, в девичестве Левашова, была женой Петра Ивановича Неклюдова, обер-прокурора Сената. Неклюдов был представителем одного из старейших дворянских российских родов, близким другом Гавриила Романовича Державина.

Петр Иванович долго добивался руки своей возлюбленной. Наконец, он женился на «предмете давнишних своих воздыханий», и брак был счастливым. Супруги очень любили друг друга.

Елизавета Ивановна была женщиной красивой, умной, добродетельной и талантливой. Будучи прекрасной музыкантшей, она часто устраивала в своем доме музыкальные вечера.

У Неклюдовых родилось девять детей.

На портрете эта женщина так грустна, поскольку в этот период переживала смерть любимого мужа. Но пережила она его ненадолго, всего на полтора года: заболела и после недолгой борьбы с болезнью покинула этот мир.

Неклюдовы похоронены рядом с друг другом на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Кстати, опекуном их детей был назначен Гавриил Державин.

Интересно, что семья Неклюдовых была связана с Новгородской губернией: в селе Мошенском находилось имение, где они проводили лето.

Татьяна Бодина рассказала нам и о том, как проходила реставрация портрета. Ее необходимость была вызвана тем, что со временем лак потемнел, исказив цвета. В итоге изначально голубоватый холодный колорит картины изменился, она «позеленела».

Работа началась с тщательного разнопланового исследования полотна (микрохимического, оптического, технико-технологического), которое провели в мастерской реставрации масляной живописи Новгородского музея и в химической лаборатории Русского музея.

Затем последовал длительный и кропотливый этап по раскрытию живописи. Были удалены потемневшие слои лаков и записи, лежавшие на изображении фона. Под записями на отдельных участках открылся старый реставрационный грунт, перекрывавший авторскую живопись. Его тоже удалили.

После раскрытия были сделаны тонировки, картину покрыли лаком. В результате реставрации изменился колорит, стали заметнее детали, прежде скрытые темными лаками.

Добавим, что в собрании Новгородского музея есть четыре портрета кисти Владимира Боровиковского. Три картины, в том числе, и портрет Неклюдовой, были переданы Новгороду в начале 30-х годов прошлого века Государственным Русским музеем, а портрет Павла I поступил из собрания князя Васильчикова. История этого полотна очень интересна, но это тема для отдельного разговора.

На этой фотографии можно увидеть три работы Боровиковского

На фоне слева мы наблюдаем эффект, носящий название «пентименти»: из-под верхнего слоя живописи просвечивает нижний, не удаленный художником и имеющий иной рисунок

Фото: Алексей Мальчук; сайт некрополя Александро-Невской лавры