В гостях у «ВН» - создатель роскошных исторических костюмов, победитель «Золотой пуговицы» Алексей Егоров

Мода – ипостась легкая, капризная и жестокая. Она не потерпит рядом человека с тяжелой рукой и безжалостно выкинет его за стены своего городка. Но Алексея Егорова, моего собеседника, она, похоже, оставила при себе.

Мы решили познакомиться с Алексеем под впечатлением от его работ на фестивале «Золотая пуговица», где он получил главный приз. Но победитель оказался скромным собеседником. Он с трудом вспоминал свои призы в фестивалях и конкурсах дизайнеров, путая года и места. А на вопрос: «Как же можно забыть про свои победы?», – улыбаясь, отвечал: «Не знаю». Вот уже пять лет Алексей занимается шитьем и специализируется на создании исторического костюма. Сколько я ни пыталась расспросить его об альтернативных вариантах карьерного развития, все время получала примерно одни и те же ответы. Тогда поняла, что к творческой сфере он «пришит» основательно.

Как оказалось, сначала судьба забросила Алексея на экономический факультет, но очень быстро перевела в колледж искусств имени Рахманинова:

- Мне насоветовали идти на «менеджмент», потому что изначально у меня были мысли открыть свое ателье, - рассказывает Алексей. - Но спустя полгода учебы я понял, что это не мое. Творческая составляющая внутри взяла свое. Так, я поступил в колледж, отучился там до декабря, и меня забрали в армию. Я отслужил и вернулся в колледж. Сейчас я понимаю, что руководить ателье – это не так интересно, как что-то самому создавать. С гораздо большим удовольствием я бы работал в театре, либо создал свое собственное дело в качестве дизайнера, который сам придумывает какие-то вещи, затем создает их, а не просто руководит процессом. Одно время у меня было желание изучать художественную обработку материалов, мне хотелось заниматься ковкой, но опять же не сложилось, потому что наш Новгородский университет закрыл эту специальность. 

Начало всему положила... Смерть

- Алексей, кто научил тебя основам?

- Первую вещь я сшил вместе с мамой. Это был костюм на Хэллоуин. Мне тогда было 16 лет. Это было довольно мрачное одеяние из черного плаща с капюшоном с пелериной, в котором меня все принимали за Смерть. Тот костюм затерялся после того, как я его кому-то одолжил. Но я не жалею. Быть может, он кому-нибудь пригодился. Я люблю, когда мои вещи живут. Периодически делаю что-то на заказ и иногда сильно расстраиваюсь, когда потом не вижу этих вещей у людей.

Бывает, люди получают костюм и говорят: «О, как красиво, мы даже боимся это одевать». И все. И я не вижу ни фотографий, ни видео – ничего. Куда ушел костюм? Пусть даже вещь живет отдельно от человека, например, висит на манекене или становится объектом экспозиции, главное, чтобы она не болталась на вешалке в шкафу. Костюм должны видеть, он должен быть кому-то интересен. В таком случае он будет энергетически питаться. А если одежда будет просто лежать в сундуке или пылиться где-то, пока ее кто-то не выбросит, то и работа, и костюм бессмысленны.

- Будучи подростком, ты связал себя с шитьем, выбрав не самое популярное увлечение. Жалел когда-нибудь об этом?

- Меня полностью устраивает то, чем я занимаюсь. Сейчас я учусь в колледже на художественном отделении, и у нас очень много занятий по живописи. А я никогда в жизни не рисовал до поступления в колледж. Иногда жалею о том, что не начал заниматься этим раньше.

- Другие секции, кружки в свое время ты посещал?

- Я окончил музыкальную школу по классу «фортепиано». Но идти дальше по этой стезе мне показалось бесперспективным. Меня часто звали в колледж на музыкальную специальность, но я всегда отказывался.

- Так, давай разберемся. Обе специальности творческие, обе могут доставить проблемы по части трудоустройства. Но, тем не менее, в шитье ты видел перспективу, а в занятиях музыкой нет. Как такое может быть?

- Можно сказать, что шить у меня получалось гораздо лучше, чем заниматься музыкой. Я оценивал собственные шансы и там, и там, поэтому понял, что с музыкой свою профессию связывать не буду.

- Хорошо. Родители, родственники, друзья поддерживали на первых порах?

- Очень долгое время, а иногда и до сих пор я чувствовал отпор со стороны родственников, которые считали, что я занимаюсь ерундой, что это ни к чему не приведет, что этим я ничего не добьюсь. Несмотря на это, я продолжал работать, не спал ночами, трудился. Теперь родственники уже поуспокоились, понимают, что все это я делаю не зря. Сильной поддержки от них я пока не ощущаю, но они хотя бы перестали мне противиться, протестовать против моих интересов.

А вот друзья меня всегда поддерживают: что в самом начале моего пути, что сейчас. Они очень беспокоятся, говорят, чтобы я продвигал себя. За мою известность волнуются больше, чем я сам. Переживают очень, но верят, что я смогу чего-то достичь.

От «Смерти» к просвещению

- Уйдя из экономического университета, ты пришел в колледж искусств. Как теперь проходит обучение?

- Учиться мне еще 3 года. В основном, рисунку и живописи, так как шить я умею. На конструировании и моделировании узнаю какие-то интересные для себя вещи. Есть еще школьный курс, но я по нему не занимаюсь, потому что окончил одиннадцать классов.

У нас очень хороший преподавательский состав. Наш куратор Галина Алексеевна Лагутина многое умеет, и, если я не понимаю, например, технологию создания, могу обратиться к ней, она подробно все расскажет. Ей даже можно показать фотографию костюма, и она спокойно объяснит, как и что делать, какие детали и для чего нужны.

На последующих курсах у нас будет история мировой культуры, история костюма, история искусств – это будет действительно интересно. В колледже училось несколько моих друзей, и я видел, что они выросли.

- Сейчас ты получаешь среднее профессиональное образование. Высшее стоит в планах?

- У меня есть желание учиться дальше в Питере, но пока не было такой возможности. Там я хочу изучать конструирование костюма, потому что сейчас очень мало тех, кто может не нарисовать вещь, а знать, как и из чего она делается. Конструктор создает выкройки, чертежи – то, из чего собственно будут изготавливаться костюмы. Эскизы создает дизайнер, а конструктор уже представляет, как собрать их вместе с технологией.

Модный кластер «Золотой пуговицы»

- Ты принимал участие в шестнадцатой «Золотой пуговице». Какой образ тогда представлял? Был верен исторической тематике?

- На шестнадцатой «Золотой пуговице» у меня был костюм, названный «Император Австрии». Это камзол белого цвета, обильно вышитый бусинами, бисером, стразами. Также была корона и мантия из искусственного меха, декорированного под горностая. Тогда я участвовал в номинации «Костюмы народов мира» и занял третье место.

- Становился ли ты участником других аналогичных конкурсов?

- Часто я создаю костюмы для питерских фестивалей комиксов, анимации. В Петербурге больше фестивалей.

В Новгороде в 2013 году участвовал в «Стильном городе». Этот конкурс ориентирован больше на дизайн, нежели на карнавал. Однако опять же была номинация «Костюмы народов мира», в которой я выступал вместе с подругой. Она представила платье в стиле британской Елизаветы Великой, а у меня был французский костюм из бордового бархата. Мы тогда заняли первое место.

- Я прослеживаю твою творческую линию от образа к образу. Все костюмы мужские. Над женскими приходилось работать?

- Иногда мне заказывают женские костюмы, но все-таки в основном я работаю над мужской одеждой. Женских платьев создается очень много и разнообразных, в том числе и исторических, а мужскому костюму уделяют гораздо меньше внимания.

- Может быть, планируешь шить для прекрасного пола?

- Пока что не было повода шить женскую одежду. Когда на фестивалях я выступал вместе с командой, то на мне была задача шить мужские костюмы, на моих двух напарницах – женские. В последнее время наши пути разошлись, и кто знает, может быть, повод найдется. Плюс, я хочу принять участие в «Стильном городе» в этом году, и один из образов там точно будет женский.

- В восемнадцатой «Золотой пуговице» ты участвовал, будучи студентом профильной специальности, в шестнадцатой – скорее как любитель. Существенно ли отличалась работа? Все-таки ты приобрел новые навыки.

- Работа отличалась не столько по технологии, сколько по качеству использованных материалов. На момент создания тех костюмов у меня было довольно узкое представление о материалах, которые могут идти в ход. Все было, скажем так, симпатичное, но среднего качества. Сейчас же я перешел на другие материалы: вместо пластикового жемчуга – стеклянный или натуральный, вместо пластиковых страз – стекло и хрусталь. Соответственно неимоверно вырос вес костюма: «Маркиз», например, весит около десяти килограммов.

- Впечатляюще. При этом многие костюмы «Золотой пуговицы» у меня, как у зрителя, вызывали восхищение. А как ты оценишь других участников конкурса?

- Признаюсь, я видел костюмы не всех номинаций. Много времени ушло на то, чтобы одеться. Обычно, на это уходит не менее получаса за счет веса костюма и обилия того, что нужно на себя надеть. Иногда одеться технологически сложно. Например, долго нужно закреплять корону на голове, чтобы она не свалилась в самый неподходящий момент.

Если перейти к оценке, то скажу, что мне очень понравилась якутская снегурочка, потому что на ней было много вышивки бусинками, были и стразы, а это моя стилистика. Этот костюм заслуженно занял первое место. Также запомнился «Славянский бог Велес», я даже думал, что он получит гран-при. Во второй день фестиваля, когда я увидел «Золотую приму», сразу же понял, что ей отдадут главный приз. Очень гармоничный был образ, поэтому сомнений не возникало.

- Знаешь, если твои костюмы маркиза и щеголя и «Золотую приму» поставить в один ряд, то получится очень даже ладное трио.

- Согласен. Все-таки у «Золотой пуговицы» конкретно карнавально-фестивальная направленность. Работы должны быть яркими, броскими, запоминающимися, сопровождаться обилием ручной работы, в этом наши костюмы схожи.

- Поэтому вы стали обладателями главных призов фестиваля. Ты сам видишь, в чем было твое конкурентное преимущество?

- Мне кажется, у меня лучше материалы. У других конкурсантов нет стеклянных бусин, чешских страз, страз Сваровски. Плюс у меня задействован натуральный хлопковый бархат, который очень дорого стоит. Тот же маркиз отшит из церковной парчи, а его головной убор выполнен из натурального жемчуга. У меня будет побольше ручной работы.

- Раз уж разговор зашел о материалах, как ты относишься к нестандартной, нетканевой базе для костюма. На фестивале был представлен образ конфетти из черных мусорных мешков. Я помню, как несколько лет назад на фестивале появилась девочка в платье, основой которому послужили пакеты из-под молока?

- Девочка-конфетти очень удивила. В ее костюме присутствовали еще и крышки из-под бутылок. Я долго не мог понять, что же это за образ. На второй день увидел девочку в платье из пластиковых ложек, вот она приятно удивила, потому что выглядела очень здорово и необычно.

Если о себе, то я никогда не пробовал работать со столь непривычными материалами. Но если все сделать удачно и интересно, то почему бы и нет? Один раз я видел костюм, созданный из голографической пленки. Смотрелся он очень здорово, в особенности на сцене – он очень сверкал, как будто выполнен из стекла, зеркал.

- После победы на «Золотой пуговице» какая судьба ждет твои костюмы?

- Пока не знаю. Сейчас они у меня дома, ждут, когда я их отсниму. Потом, наверное, костюмы пойдут в работу. Может быть, я приму попытки их продать. Бывает, у меня берут костюмы в аренду для различных фотосессий.

- В 2017 году примешь участие в фестивале?

- В следующем году буду снова участвовать. Уже сейчас потихоньку начал работать над некоторыми новыми костюмами. Я очень давно хотел создать нечто восточное, поэтому надеюсь представить арабский костюм.

- В прошлом году на конкурсе победу одержал костюм французской придворной дамы. Некоторые элементы наряда были заказаны в Китае. 

- Этот образ подготовила Кристина, моя подруга. Одно время мы вместе работали над костюмами. Действительно, она заказывала бусины в Китае.

Я также через Интернет ищу материалы. В Китае, в основном, заказываю те же стеклянные бусины, стеклянные стразы очень большими объемами. Есть англоязычные и русскоязычные сайты, которые я использую. И часто заказ, оформленный по Интернету, выходит гораздо дешевле, чем покупка в оптовых магазинах. Материалы идут не так уж и долго, как можно предположить. Кстати, самая последняя посылка у меня была заказана перед армией. Там было около пятнадцати килограммов одних только бусинок.

- Перед интервью ты упоминал, что тканей дома у тебя так много, что на целый магазин хватит. При таком объеме и, как выясняется, весе материалов, где и как ты все это хранишь?

- Основная масса материалов находится в большущих мешках, которых около десятка. Часть материалов, которые чаще всего использую, хранятся в шкафу. Есть еще коробки. Они стоят... где их можно поставить, там они и стоят. Сейчас уже места совсем не хватает.

Глобализация в действии

- Какие у тебя ближайшие карьерные планы?

- Сейчас я хочу заняться своей популяризацией. У меня пока нет никаких сайтов, групп в соцсетях. Мои работы можно посмотреть на странице ВКонтакте, Facebook, Instagram, плюс у меня есть страница на Deviantart (социальная сеть художников – прим. автора).

Я люблю больше работать на заграницу, потому что в России много людей хотят подешевле, а там люди все-таки понимают, сколько что стоит. Наши люди не понимают разницу в материалах, что цена одной ткани – 100 рублей, а другой – 1000. Бывает, человек приходит с уже заранее купленной тканью, а ты говоришь ему, что лучше поработать с другим материалом, а он настаивает, и ты сидишь и мучаешься, как бы это так все вывернуть, чтобы оно более-менее прилично выглядело.

- Ты говоришь, что приходилось работать с клиентами из зарубежья. Как проходило сотрудничество?

- Да, я делал несколько костюмов для людей из Европы, США, Южной Америки. В основном у меня заказывают что-либо из аниме или игр для косплея. Связь мы налаживали через Facebook. Люди сами присылают мне свои мерки, а я конкретно объясняю, что мне нужно. Конечно, в таких случаях процесс усложняется. Но есть раздвижные манекены, друзья, которые всегда послужат моделью.

Однажды парень из Южной Америки заказал у меня китайское кимоно. Иногда приходится осваивать и печальный опыт: поступает заказов больше, чем получается результатов в итоге. Люди обращаются, ты им все расписываешь, и они пропадают.

- Общаешься на иностранном языке?

- Да, приходится, ведь работаю на иностранную категорию граждан. Я всегда любил английский язык, и уже несколько лет у меня идет такая практика общения с иностранцами. Чем дальше, тем лучше узнаю язык.

О моде высокой и не очень

- Есть ли в мире моды профессионалы, за творчеством которых ты следишь, может быть, в чем-то подражаешь им?

- Больше всего я слежу за творчеством китайского дизайнера Гуо Пей. Она делает очень-очень-очень интересные образы. Они выполнены либо в азиатском стиле, либо в историческом европейском, стилизованном под современность, с обилием вышивки, длинными шлейфами, дорогими материалами: бархатом, мехом. За ее деятельностью я слежу постоянно: подписан на ее инстаграм, смотрю показы. Она создает специфичную подиумную одежду. Плюс в последнее время я слежу за творчеством Dolce&Gabanna, потому что образы, которые они создают, очень часто включают в себя элементы вышивки и элементы исторического костюма. А это моя стилистика.

- На твой взгляд, цены на продукцию высокой моды обоснованы?

- Когда как. Бывает, очень простенькое платьице продают за неимоверную цену просто потому, что оно брендовое. А бывает смотришь на вещь и понимаешь, что обычный человек не всегда сможет создать подобное. Когда более-менее профессиональным взглядом смотришь на это, понимаешь, из чего сделано, сколько там работы, какая сложная технология. То есть это не какая-то там кофта, которую можно сшить по выкройкам из «Бурды», а что-то такое, над чем долго трудятся.

- Трудился ли ты над повседневной одеждой?

- Я очень редко шью повседневную одежду. В основном только для себя и в случае крайней необходимости. Например, сейчас на мне джинсы, пошитые мною. Они создавались по одной причине – нужны были новые брюки, а в магазинах не было ничего стоящего.

История и мода

- Работа с историческими костюмами непроста. Нужна база знаний, требуется работа с архивными документами. Как у тебя проходит подготовка?

- Конечно, я просматриваю исторические материалы того времени, фильмы. Есть много очень хороших сообществ ВКонтакте, посвященных именно историческим костюмам, где можно найти описание материалов того времени. Плюс, во все века была живопись, по ней можно отследить особенности костюмов.

- Художественная литература помогает? Пробовал ли ты когда-нибудь воплотить образ какого-нибудь книжного персонажа?

- Я очень люблю литературу, в особенности, классическую зарубежную: французскую и английскую. Люблю также 19 век как эпоху, люблю про него читать. Когда я, будучи в армии, читал «Графа Монте-Кристо» Александра Дюма, к которому мне наконец-то удалось приступить, у меня возникло желание создать костюм Эдмона Дантеса в образе Графа Монте-Кристо. Не знаю, в скором ли времени, но его тоже можно будет увидеть.

- Работаешь ты в узком поле, где нельзя своевольничать, где есть строгие каноны, по которым создаются исторические костюмы. Не боишься в какой-то момент испытать такие сложности, что можно будет застопориться?

- Сложно сказать. В области исторического костюма тоже есть разнообразие и пока мне все еще есть куда двигаться.

Когда-нибудь я хочу создать реконструкцию некоторых исторических костюмов. Еще я планирую сделать реконструкцию костюмов императора Николая II, потому что очень люблю эпоху российского империализма. Большая императорская мантия и большая императорская корона притягивают.

- Мода циклична: тренды прошлых лет возвращаются. Как полагаешь, те элементы, которые ты используешь в исторических костюмах, могут каким-либо образом оказаться в нашей повседневной одежде?

- Именно в повседневной одежде – вряд ли. Может быть, в торжественную одежду, в наряды по особому случаю элементы исторического костюма вполне могут войти.

Благодарим ресторанный комплекс «Ильмень» за помощь в организации интервью, уютную атмосферу и гостеприимство!

Фото: из личного архива Алексея Егорова, архива ВН, а также работы Алексея Мальчука

И еще несколько фотографий:

 

Детали некоторых костюмов Алексея: