Святитель Феофан Затворник:  «Смотрите на небо и всякий шаг вашей жизни так соразмеряйте, чтоб он был ступанием туда»

В этом году исполнилось 120 лет со дня кончины святителя Феофана Затворника. Недавно в университетском храме Сретения состоялся вечер, посвященный его памяти, на котором с очерком о жизни и трудах святителя выступил новгородский священник Евгений Зайцев. Мы попросили отца Евгения рассказать «Вашим новостям» об этом святом и о том, как он был связан с Новгородом.

Рассказывает о. Евгений Зайцев:

Епископ Феофан (в миру Георгий Васильевич Говоров) родился 10 января 1815 года в Орловской губернии, в семье священника. Его родители были благочестивыми людьми и старались дать ему воспитание в духе христианской любви и церковности. Георгий закончил Ливенское духовное училище в числе лучших учеников и был переведен в Орловскую семинарию, во главе которой стоял тогда архимандрит Исидор, позднее - митрополит Санкт‑Петербургский и Новгородский. Особый интерес у будущего святителя вызывали уроки психологии.

В годы обучения в семинарии, после паломничества с родственниками в Задонский монастырь, где был погребен тогда еще не канонизированный святитель Тихон Задонский, у Георгия появилось необычайное, все более возрастающее благоговение к святителю Тихону (отметим, что св. Тихон Задонский также связан с нашим городом, Антониевым монастырем). Много лет спустя, уже став архипастырем, он примет участие в торжественном открытии мощей святителя Тихона Задонского.

Георгий Говоров окончил семинарию в 1837 году и получил назначение в Киевскую духовную академию. На последнем курсе академии он решил полностью посвятить себя Богу и принять монашеский постриг. 15 февраля 1841 года будущий святитель был пострижен с именем Феофан, что значит «Богом явленный». В то же году инок Феофан был рукоположен в иеродиакона, а затем - в иеромонаха.

Во время столь важных перемен в своей жизни иеромонах Феофан продолжал учебу в академии и писал выпускную работу. В 1841 году иеромонах Феофан в числе лучших окончил академию, и началось время его служебной деятельности на учебно-воспитательном поприще. Он был назначен ректором Киево-Со­фиевского духовного училища. Под руководством киевских старцев и опытных богословов того времени иеромонах Феофан занялся изучением творений святых Отцов. С этого времени это будет делом всей его жизни.

7 декабря 1842 года иеромонаха Феофана назначили инспектором в Новгородскую духовную семинарию, находящуюся в нашем Антониевом монастыре. Когда-то здесь учился святитель Тихон Задонский...

Три года отец Феофан трудился в Новгороде. За этот небольшой период времени он проявил себя как талантливый воспитатель и прекрасный преподаватель науки о душе человеческой.

Вот как описывали в своих воспоминаниях инспекторскую службу иеромонаха Феофана, знавшие его в эти годы:

«Молодой инок, убежденный, что православная Церковь со своими возвышенными и умилительными священнодействиями есть лучшая воспитательница, старался держать духовное юношество вблизи Церкви и под ее благодатным влиянием. Он неопустительно присутствовал на домашних молитвах учеников, в праздничные дни совершал богослужение, причем своей горячей молитвой и проповедью слова Божия располагал их к храму и воспитывал любовь к богослужению...

Для духовного развития настоятельно рекомендовал чтение нравственно-религиозных книг, особенно слова Божия и творений святых отцов с назидательными жизнеописаниями их. Из светской литературы указывал только на книги с добрым нравственным направлением, не противные христианству. Чтобы разумно наполнить досуг воспитанников и предохранить от праздности, инспектор располагал их к физическим трудам - к столярному и переплетному ремеслу, а также к занятиям живописью. Последнюю он сам особенно любил и был довольно искусным художником…».

В декабре 1844 года он был переведен в Петербургскую духовную академию. Как в Новгородской семинарии, так и в Петербургской академии иеромонах Феофан сознавал ответственность перед Богом в деле духовного воспитания юношей. Он стремился влиять на будущих священнослужителей добротой и кротостью. Свое отношение к духовно-преподавательской деятельности о. Феофан выразил в следующих словах:

«Воспитатель должен пройти все степени христианского совершенства, чтоб впоследствии, в деятельности, уметь держать себя, быть способным замечать направления воспитываемых и потом действовать на них с терпением, успешно, сильно, плодотворно. Это должно быть сословие лиц чистейших, богоизбранных и святых».

В 1847 году иеромонах Феофан был назначен членом Духовной миссии в Иерусалиме. Возглавил Русскую духовную миссию архимандрит Порфирий (Успен­ский), отличный знаток Востока, известный церковный археолог. Шесть лет пребывал отец Феофан на Востоке, что имело для него большое духовное и нравственное значение.

Он постоянно посещал древние обители и изучал писания святых Отцов по древним рукописям, знакомился с уставом и житиями древних подвижников восточных обителей и Святой Афонской Горы. Выучил греческий и французский языки, ознакомился с еврейским и арабским. Но из-за начавшейся Крымской войны члены Русской духовной миссии вернулись из Иерусалима в Россию.

За понесенные в Миссии труды иеромонах Феофан был возведен в сан архимандрита. 12 апреля 1855 года он был назначен бакалавром по кафедре канонического права в Петербургской духовной академии, а через полгода - ректором Олонецкой духовной семинарии.

В 1856 году архимандрита Феофана назначили настоятелем Посольской церкви в Константинополе как человека, хорошо знавшего православный Восток.

В следующем году указом Святейшего Синода архимандрит Феофан был назначен ректором Санкт-Петербург­ской духовной академии. На этом посту отец Феофан посещал лекции профессоров, присутствовал на экзаменах, наблюдал за всем процессом обучения в академии. Как и прежде, основной для него была воспитательная работа. Также отец Феофан усиленно занимался редакторской и богословско-популяризаторской работой. Свои духовные труды он публиковал в академическом журнале «Хрис­тианское чтение», который издавался тогда под его надзором.

В 1859 году произошло его наречение во епископа Тамбовского и Шацкого. Служение епископа Феофана в Тамбовской епархии длилось четыре года. При его содей­ствии открыли много церковно-приходских училищ, воскресных школ и частных школ грамотности, а также женское епархиальное училище с шестилетним сроком обучения. По его ходатайству перед Святейшим Синодом здесь стали выпускать «Тамбовские епархиальные ведомости». К этому времени относится написание епископом Феофаном богословского труда «Письма о христианской жизни», который содержит в себе целую систему христианского нравственного учения.

Затем архиерей Тамбовский был переведен на древнюю и более обширную Владимирскую кафедру. Здесь он также активно трудился во славу Божию, но постепенно вся эта административная деятельность и суета все больше и больше тяготили его, ведь с юношеских лет он стремился к тихой уединенной монашеской жизни.

Наконец, 12 марта 1866 года, в день памяти своего небесного покровителя, он подал прошение в Святейший Синод об увольнении его на покой с правом пребывания в Вышенской пустыни Тамбовской губернии. Прошением епископа Феофана были недовольны многие церковные иерархи Русской Церкви. Но в июле того же года прошение епископа Феофана все же было удовлетворено, он был освобожден от управления епархией и назначен настоятелем Вышенской пустыни, где проводил свою жизнь как ученый инок. Суетная должность настоятеля нарушала его внутренний покой, и он скоро подал еще одно прошение — об освобождении его от этой должности. Святейший Синод исполнил эту просьбу.

В начале своего пребывания в Вышенской обители, святитель не удалялся от всех. Вместе с иноками обители он посещал церковные службы, а в воскресные и праздничные дни сам служил литургию. Но в 1872 году после пасхальных праздников он начал вести затворническую жизнь. Он перестал общаться с людьми и ходить с братией на богослужение. С этого времени он принимал у себя только настоятеля пустыни, духовника игумена Тихона и келейника отца Евлампия. Епископ Феофан устроил в своих келиях небольшую церковь во имя Крещения Господня, в которой он служил Божественную литургию по воскресным и праздничным дням, а последние 11 лет — ежедневно.

В богослужении и молитве, в подвигах телесных и духовных проходила большая часть затворнической жизни архипастыря. В свободное от духовных подвигов время он занимался богословскими трудами, писал множество писем к разным лицам, обращавшимся к нему с недоуменными вопросами, с просьбами о помощи и наставлениях. Уйдя из мира и почти не встречаясь с людьми, епископ-затворник интересовался жиз­нью Церкви и своей Родины. Он выписывал многие журналы, в кабинете у него была огромная библиотека. При написании своих произведений святитель использовал обширную литературу на русском и иностранном языках. Все прочитанное он молитвенно переживал, вынашивал, и постепенно из-под его пера выходили творения, равных которым по разнообразию те­матики и глубине освещения вопроса можно указать немного.

В подвиге духовно-литературного творчества святитель Феофан видел великое служение Церкви Божией. Об этом он говорит в одном из своих писем: «Писать - это служба Церкви нужная» (Собрание писем святителя Феофана. Вып. 2. М., 1898. С. 11).

Все духовные академии Русской Православной Церкви сделали святителя Феофана своим почетным членом, а Петербургская присвоила ему в 1890 году звание доктора богословия за многополезные богословские сочинения.

Свеча земной жизни святителя-затворника постепенно догорала, и он, осознавая это, спокойно ждал смерти. Днем 6 января 1894 года епископ Феофан мирно скончался в день престольного праздника своего келейного храма. При облачении на лице его просияла блаженная улыбка. Отпевание состоялось при большом стечении духовенства и народа.

Всю земную жизнь святитель Феофан посвятил поискам пути вечной жизни; в своих творениях он показал этот путь и своим современникам, и последующим поколениям. В обширных творениях он проявил себя как замечательный истолкователь Св. Писания, нравоучитель и богослов Русской Православной Церкви. Разнообразны темы и содержание трудов святителя Феофана Затворника. Почти ни одна сторона духовной жизни не ускользнула от его глубокого, внимательного наблюдения. Но главная тема его творений - спасение во Христе.