Эпилог к делу и жизни Евгения Куклыгина. Сегодня Новрайсуд прекратил процесс по его иску к Сергею Фабричному. Куклыгин прийти в суд уже не мог. Фабричный мог, но не пришёл

Почти мистическая история, начинавшаяся как большой околополитический скандал, завершилась сегодня в Новгородском районном суде тихо и без всякого ажиотажа.

Как помнят все, кто следит за политической жизнью региона и головокружительными успехами местной «Единой России», перед историческим актом под понятным каждому русскому человеку названием «праймериз» случилась невиданная доселе «нештатная ситуация».

Публично, под прицелом телекамер, во время заседания оргкомитета секретарь Новгородского регионального отделения «Единой России» Сергей Фабричный обвинил бывшего офицера полиции, претендента на участие в праймериз Евгения Куклыгина в том, что с его стороны была попытка подкупа избирателей. И заявления якобы есть, и «показания». Ни одна фамилия людей из числа подкупаемых названа, впрочем, не была.

После инцидента Евгений Куклыгин сказал, что он будет бороться за своё честное имя. И подал в Новгородский районный суд исковое заявление о защите чести и достоинства, адресованное Сергею Фабричному. Что примечательно, в этом заявлении истец даже не просил компенсацию морального вреда (что — в святых традициях подобных исков), просил лишь опровержения «ранее распространённой информации о попытке подкупа», в том числе и «как не имеющей подтверждения со стороны правоохранительных органов».

Приняв иск к своему производству, судья Новгородского районного суда Марина Юркевич пришла к выводу, что заявление не достаточно конкретно. Истцу Куклыгину было предложено «устранить указанные в определении недостатки, препятствующие принятию иска к производству».

Документ с конкретизацией иска поступил в Новрайсуд 11 сентября.

А 13 сентября Евгения Куклыгина не стало: дикое ДТП на платной дороге в Подмосковье (Солнечногорский район) с летальным исходом, в котором до сих пор мало что понятно.

А рассмотрение иска было назначено на сегодняшний день – 10 октября.

И оно состоялось.

В начале процесса судья Марина Юркевич сообщила о том, что от ответчика Фабричного и от аппарата местной «Единой России», привлечённой к делу в качестве третьего лица, поступили ходатайства о рассмотрении дела без их участия.

Поэтому ни Сергею Фабричному, ни его однопартийцам ни одного вопроса задать не получилось. Не получилось узнать и об их отношении ко всей этой истории. Об их чувствах и ощущениях.

Судья Марина Юркевич изложила суть иска. Потом сообщила, что из Москвы поступили официальные сведения о смерти Евгения Куклыгина, в связи с чем...

В связи с чем напрашивался единственно верный вариант развязки: прекратить производство по делу.

Что, собственно, судья и сделала.

Это решение ещё можно обжаловать в апелляционном порядке. Но кто ж его будет оспаривать? Иск о защите чести и достоинства не предполагает правопреемства наследников.

Пятно с офицерского мундира стереть так и не удалось. И уже не удастся.

...Кроме судьи Марины Юркевич и её секретаря в зале судебного заседания присутствовали только три человека: журналисты Власов, Привалов, Коряков.

Фото автора