«Правила организации пропускного режима» новгородского Дома мировой юстиции против ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ»

Посещение скромного новгородского Дома мировой юстиции, о коем я подробно поведал вчера (об этом - здесь), привело и к прямо-таки фельетонным открытиям.

Например, на стене Дома висит слегка уже пожелтевший манускрипт с печатями и какими-то подписями (то есть — очень официальный) о несколько машинописных страниц с выцветшими буквами, который должен как бы регламентировать поведение людей в святом Доме.

Полностью этот документ называется так: «Правила организации пропускного режима и поведения граждан в здании «Дом мировой юстиции».

И есть там такой пункт: 1.3.4. Называется он так: «Документ, обязывающий или предоставляющий право прибытия в суд».

Если по манускрипту, то список таких документов исчерпывающий и состоит из четырёх пунктов:

1. Извещение.

2. Судебная повестка.

3. Исковое заявление.

4. Иной судебный документ.

Всё!

Если следовать логике этого манускрипта, то в случае отсутствия у человека извещения, повестки (далее — по списку) суровые (очень суровые!) «мировые» приставы просто не пропустят его через рамку. Круг очерчен!

Ведь «предоставляют право прибытия в суд» только поименованные выше бумажки. Нет хотя бы какой-нибудь из бумажек — нет и права «прибытия в суд»! Так — согласно п. 1.3.4 «Правил организации пропускного режима и поведения граждан в здании «Дом мировой юстиции».

А как же с гласностью судопроизводства? С тезисами о том, что российский суд открыт, толерантен, транспарентен?

И тайн от народа – нет?!

Так это – в России!.. Но только не в новгородском Доме мировой юстиции! У новгородского Дома мировой юстиции – свои законы!

А что же всё-таки по этому поводу говорят общепризнанные на всей территории нашего правового государства законы?

Федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации деятельности судов в Российской Федерации» говорит, например, следующее (п. 1 ст. 12):

«Граждане (физические лица), в том числе представители организаций (юридических лиц), общественных объединений, органов государственной власти и органов местного самоуправления, имеют право присутствовать в открытом судебном заседании, а также фиксировать ход судебного разбирательства в порядке и формах, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации».

И, представьте, никаких примечаний относительно наличия извещений, судебных повесток и прочего.

Присутствовать в открытом судебном заседании может любой. Вот захотелось — и поприсутствовал. И не нужно даже объяснять приставу, почему тот или иной человек хочет послушать тот или иной процесс. Хочет — и всё! Имеет право.

Но так — по всей России. За исключением новгородского Дома мировой юстиции. Дом мировой юстиции – превыше закона Российской Федерации.

...И вот что поразительно. Насколько я сумел рассмотреть (высоковато манускрипт висит, а зрение у меня — не очень), дата изготовления манускрипта — 2015-ый год. То есть провисел он на этой стенке четыре года. И, получается, четыре года мимо него проходили не только не особенно подкованные в юриспруденции приставы, но и люди, которые нашими законами должны жонглировать только так — судьи, пусть и мировые.

И хоть бы один из них за эти четыре года остановился возле этого, прости Господи, стенда, и сказал: «Да вы же, братцы, Федеральный закон попираете! Вы же, братцы, его «на нет» сводите! Да не сошли ли вы с ума, братцы? Автора!».

Ни один, повторю, не остановился, хотя только в этой части «Правила организации пропускного режима и поведения граждан в здании «Дом мировой юстиции» являют собой вызов Федеральному закону.

Жуть!

И не могу не процитировать ещё раз любимого мною Курта Воннегута:

«Хотите, я вам что-то скажу? Мы с вами всё ещё живём в глухом средневековье. У нас до сих пор тянется тёмное, глухое средневековье».

Написано это было в 1982-ом году. Роман называется: «Малый Не Промах».