Финал Лучина: поэта и людоеда, прославленного даже великим Невзоровым… Новгородский областной суд вынес приговор

В Новгородском областном суде завершилось оглашение приговора жителю Валдая Дмитрию Лучину. Суд признал его виновным по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство, совершённое в целях использования органов и тканей потерпевшего) и ч. 1 ст. 244 УК РФ (надругательство над телом умершей).

О дикой истории, случившейся в Валдае, рассказывалось уже не раз (подробности здесь, здесь, здесь). Поэтому – сразу к главному. Проанализировав все материалы дела, показания свидетелей, потерпевшего, обвиняемого, судья Алексей Становский сделал логичный вывод о виновности ныне 23-летнего валдайского поэта Дмитрия Лучина в убийстве 45-летней Ольги Б., к которой тот явился 8 марта прошлого года для, так сказать, празднования Международного женского дня.

Как мы сообщали, первоначально дав подробные признательные показания, спустя примерно год после убийства Лучин от тех показаний отказался и стал говорить, что к жуткому преступлению он не причастен, а «оговорил» себя «под воздействием полицейских».

В приговоре судья Становский много места уделил первоначальным и последующим показаниям Лучина. Обратил, между тем, внимание и на то, что метаморфоза от «убил, желая исполнить ритуал» до «ни-в-чём-не-ви-но-ва-тый» пролегала ещё через один эволюционный пункт: когда Лучин признавал себя виновным в убийстве Ольги Б., но «ритуальный смысл» заменил на «мотив ревности» (при том, кстати, что сам всегда говорил: интимных отношений между ними не было).

Исходя из соображений логики и имеющихся доказательств, судья пришёл к выводу, что поздние показания Лучина («невиновен») имеют целью лишь попытку обелить себя. И за основу взял его показания, полученные следствием уже на следующий после убийства день – 9 марта (зафиксированные и в ходе проверки показаний на месте, запечатлённой на видеокамеру), согласно которым…

…После того как вино было выпито, а женщина попросила его удалиться из квартиры, Лучин решил, что у него «хороший шанс совершить ритуальное убийство» с подражанием тем «великим» душегубам, судьбами которых он живо интересовался. Сначала попытался задушить женщину подушкой.

Но подумал, что подушка – это не то: для совершения настоящего обряда нужна кровь. Стал бить женщину бутылкой по голове. Женщина потеряла сознание. От ударов на её голове образовалась рана. Кровь потекла. Лучин взял бокал, из которого до этого – в пору мирного «отмечания» праздника – пил вино, набрал в него кровь из раны… Выпил. Той же кровью нарисовал на двери дьявольскую пентаграмму.

Женщина очнулась. Приподнялась. Он разрешил ей пройти на кухню за сигаретами. Но в прихожей снова ударил бутылкой – не один раз.

«Ольга, – говорил на следствии, – была ещё жива, слышал, как та кряхтела. Снова стал хаотично бить по голове бутылкой. Когда понял, что умерла, оттащил её за ноги обратно в большую комнату. После этого стал издеваться над телом. Взял из прихожей нож, вспорол женщине живот. Залез руками в брюшную полость: стало интересно посмотреть, как устроен изнутри человек»…

И далее Лучин описывал натуральную сатанинскую оргию с «отрезанием» ушей жертвы, сосков, дроблением при помощи молотка для отбивания мяса черепа, и «поеданием» кусочков мозга…

Вся эта жуть, решил суд, – отнюдь не выдумки больного воображения.

Некоторые изменения, надо сказать, претерпела квалификация преступления. Из обвинения был исключён п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство с особой жестокостью). По мнению суда, самые жуткие манипуляции с телом Лучин проделал уже после наступления смерти жертвы. Хотя экспертиза пришла к выводу, что «ампутацию» ушей Лучин совершил, когда та была ещё жива, суд принял во внимание первоначальные показания Лучина о том, что эту часть «дьявольского эксперимента» (последнее – слова на Лучина, а мои) он осуществил, полагая, что Ольга Б. уже мертва. А поскольку и эксперт соглашался с тем, что этот этап соответствовал моменту агонии, когда человек уже не воспринимал, что с ним происходит, всё это, решил суд, не есть «особая жестокость».

С этим можно поспорить, и, не исключено, сторона обвинения направит в Верховный суд РФ апелляционное представление.

Впрочем, окончательным итогом самого небанального в нашей области процесса стал срок, примерно соответствующий тому, что просила прокуратура: 19 лет лишения свободы в колонии строгого режима. В пользу сына погибшей женщины с Лучина взыскано 1,5 миллиона рублей.

Нет сомнений в том, что и защита Лучина попытается обжаловать приговор в апелляционной инстанции. Не думаю, что будет иметь в этом успех. Разве что, если добьётся назначения повторной психиатрической экспертизы с перспективой признания Лучина невменяемым. А так – всё сходится. И попытка «свалить» смерть женщины на «неустановленных любовников Ольги Б.» выглядит просто жалкой.

Мы уже писали, что некоторое время назад «дело валдайского каннибала» удостоилось даже поминания в еженедельной передаче Александра Невзорова на радио «Эхо Москвы», где он – непонятно с какой стати – выдал Лучина за «глубоко религиозного человека». При этом, разумеется, в Новгороде не бывал, Лучина не видал, и видеозаписью проверки его показаний в квартире погибшей женщины не наслаждался.  

Вообще – удивительная штука эта столичная журналистика: когда акулы пера и микрофона начинают рассуждать о том, о чём имеют самое приблизительное представление. Замечательный в своём роде образчик раздумий на тему влияния лунного света на произрастание грибов.

Но это так – к слову…

Стихи после оглашения приговора поэт не читал.

Но слова сочувствия я не мог не сказать матери осуждённого: очень жаль, если по-человечески, женщину, не пропускавшую ни одного судебного заседания.

Фото автора.