Адвокат Пакин – Россия: 5 – 0. Это не футбол, это суд. Россия проигрывает в Европейском суде по правам человека

В этом месяце пришли новые вести из Страсбурга, из Европейского суда по правам человека. Там были удовлетворены ещё две жалобы адвоката Константина Пакина (на снимке). В одном случае с государства Российского взыскано 1300 евро, в другом – 2200 евро.

Для людей, не отягощённых юридическими познаниями, скажем сразу: Европейский суд по правам человека не решает вопрос виновности-невиновности человека, он не разбирает дело по существу предъявленного обвинения. Он лишь оценивает ситуацию с точки зрения исполнения судами стран, ратифицировавших Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, её норм.

На протяжении уже достаточно долгого времени самой большой проблемой для российского судопроизводства остаётся нарушение нормы, закреплённой п. 3 ст. 5, которая гласит: «Каждый задержанный или заключённый под стражу (…) имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда».

С нарушением этой нормы и были связаны обе жалобы адвоката Константина Пакина, получившие разрешение в ЕСПЧ.

В одном случае, как рассказал адвокат, жалоба была в защиту интересов некоего Габила Казымова, обвинявшегося в сбыте наркотиков и приговорённого в прошлом году Пестовским районным судом к 8 годам и 3 месяцам лишения свободы. Приговор вступил в законную силу.

Нарушение же конвенции, по мнению адвоката Пакина, заключалось в том, что срок содержания человека под стражей (до вступления приговора в силу) никак нельзя было назвать соответствующим требованиям разумности.

Решением суда арестовали Казымова в феврале 2015-го года. Ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу следователь обосновывал тем, что человек «обвиняется в преступлении, связанном с незаконным оборотом наркотиков, направленном против здоровья и безопасности населения, а значит, имеющем повышенную общественную опасность». А поскольку «на момент задержания Казымов занимался сбытом наркотиков, получал от этого доход, сам является лицом, употребляющим наркотики, можно полагать, что, оставаясь на свободе, в целях обеспечения себя наркотиками может продолжить заниматься преступной деятельностью». Кроме того, следователь полагал, что Казымов, осознавая тяжесть совершённого преступления, может скрыться от суда и органов предварительного следствия.

Строго говоря, традиционный набор приличествующих случаю юридических штампов.

Как принято у нас, суд удовлетворил ходатайство следователя – заключил Казымова под стражу на 26 суток.

В марте, по ходатайству следователя, было вынесено первое постановление о «продлении стражи» – теперь на 2 месяца. В мае – следующее… И так – дальше. На протяжении более чем 2 лет.

– В течение этого времени, – рассказывает адвокат Пакин, – всякий раз при решении вопроса о мере пресечения я просил суд избрать Казымову иную меру, не связанную с лишением свободы. Всякий раз суд в этом отказывал, соглашаясь всё с теми же доводами следователя, воспроизводившимися словно под копирку. Постановления суда первой инстанции обжаловались в апелляционном порядке в областной суд. И я, и Казымов указывали на нарушения п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека. Никакого положительного результата не было. Все постановления признавались законными и обоснованными: в удовлетворении жалоб – отказать: «Содержание подсудимого Казымова под стражей не находится в противоречии со ст. ст. 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Всё это, но подробно и скрупулёзно и было изложено адвокатом Пакиным в жалобе в ЕСПЧ.

Спустя некоторое время после подачи жалобы адвокат получил ответ, что она признана приемлемой для ЕСПЧ.

А в июне принято решение: с учётом нарушения п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека взыскать в пользу Казымова с Казны РФ 2200 евро:

Суд считает, что в данном случае продолжительность предварительного заключения заявителя была чрезмерной.

Суть другой жалобы адвоката Пакина, рассмотренной и удовлетворённой Европейским судом по правам человека в июне этого года, до боли похожа на суть первой. С той только разницей, что этот житель нашей области был задержан в Санкт-Петербурге. И продление срока его содержания под арестом санкционировались тамошними судами.

И «чрезмерная продолжительность предварительного заключения» оказалась короче: до приговора – 1 год 2 месяца и 29 дней.

Потому и взыскание в его пользу чуть скромнее: 1300 евро.

А откуда взялся такой счёт: 5 – 0? Так ранее ЕСПЧ удовлетворил три другие жалобы адвоката Пакина (подробнее о них здесь и здесь).

И это, считает он, – не конечный результат, не предел. Сейчас Европейским судом по правам человека признаны приемлемыми ещё три жалобы адвоката Пакина. Одна из них – по делу Александра Кирбая.

Фото автора.