Михаил Веллер: «Они прогадили всё в 1917 году, они прогадили всё в 1991 году, они прогадят всё и в следующий раз тоже»

«Ваши Новости» продолжают публиковать серию интервью с Михаилом Веллером, давно заслужившим в России репутацию злого голоса разума. Беседа особенно интересна тем, что в эпоху экстремальной поляризации мнений философ и писатель так и не примкнул ни к одному из «лагерей». Во второй части беседы речь пойдет о русских «патриотах», геях, интеллигенции, националистах… А главное – о том, что такое настоящие европейские ценности и откуда на самом деле взялась русская интеллигенция.

«ВН»: – Михаил Иосифович, мы уже начали с вами говорить о том, что либеральные СМИ в большой степени контролируются государством. Нужно поговорить и о тех, кто называет себя «патриотами». Можно ли сказать, что государство сегодня боится объединения «патриотических» сил не меньше, чем «либеральных»?

– После 2014 года, включения Крыма в состав РФ и начала войны в Донбассе, можно определенно сказать, что значительная часть «патриотических» сил солидарна с нынешней властью, сотрудничает с ней и поддерживает ее, имея с этого известные преференции своему руководству. Разыгрываются великодержавная и национальная карты. А личная выгода нередко перевешивает политические убеждения.

Но. Таковы отнюдь не все. Есть патриоты истинные, искренние, ставящие благо народа и страны превыше всего. И вот объединения таких патриотических сил, властью не управляемых и неподкупных, власть боится много больше, чем либералов. Ибо в их рядах много людей действия, резких и решительных, потенциальных бойцов. Выразимся корректно: непонятная смерть Марцинкевича «Тесака», давно уже произошедший арест Александра Белова, который был абсолютно лояльным человеком (движение против нелегальной миграции! А что, кто-нибудь за нелегальную миграцию?) – это именно стремление обезглавить, условно говоря, народно-патриотическую или национально-патриотическую оппозицию. Здесь игра ведется тонкая, вся история с Донбассом непроста и неоднозначна. Да, там были и профессионалы, да, вербовали бойцов, да, оказывались и добровольцы из Чечни, и танкисты из Бурятии: разные там люди воевали. Но! Вспомним, что все командиры из подлинно народных лидеров погибли в Донбассе не на поле сражения, хотя в боях бывали неоднократно. Они не погибли ни от пули, ни от осколка. Все они были расстреляны на дороге неизвестно кем или взорваны в собственной квартире, в собственном штабе, в кафе.

Господа! Просто так это не бывает! Один раз случайность, два раза случайность… Но когда это пять раз – то, вне всякого сомнения, их убирали. Взглянем с точки зрения власти: самое лучшее, что можно сделать с потенциальными лидерами, с потенциальными командирами народных движений и отрядов – это услать их туда, где они погибнут неизвестно за что. Если известно за что, то еще лучше. Но можно и неизвестно…

Донбасс в течение ряда лет являлся магнитом, который вытягивал из России, кроме «отпускников», добровольцев и абсолютно честных людей, также и потенциальных лидеров народного, повстанческого, вооруженного сопротивления. И Гиви, и Моторола, и Мозговой – это люди, которые сто лет назад во время великой русской Гражданской войны с самых низовых должностей (кто слесарь, кто учитель, кто бухгалтер) оказывались во главе огромных народных армий. И являли себя талантливыми командирами, харизматичными вожаками, за которыми шли толпы. Таких примеров из истории гражданских войн – множество. И сейчас в России практически все эти люди, кого можно было выманить из дому, ликвидированы. Это надо понимать и помнить, говоря о патриотах.

Мы поговорим ниже про традиционные и нетрадиционные европейские ценности. Но современные западные «ценности» делают человека абсолютно неактивным. Делают человека неспособным к конкретным, реальным поступкам. Если только кому-то не дадут индульгенцию на бунты и погромы. Посмотрите на Европу: иногда кажется, что мигрантам можно всё. И когда черный рэпер поет, что хочет видеть кровь белых детей, то «левые» кретины защищают: «Ну, это он просто так, это искусство». Но пусть попробует белый сказать про кровь черных детей! Он из тюрьмы выйдет не скоро.

В Англии есть объединения чернокожих полицейских. Если появится объединение белых полицейских – да хана им всем. Они больше не будут полицейскими. Напротив – полицейские будут охранять тюрьму, куда они сядут. Исключение – это так называемые антифа, так называемые BLM, которых просто науськивали как штурмовиков. Они на самом деле никаких ценностей не исповедуют. У них всё очень просто: «Громи тех, на кого натравили».

Так вот, если мы возьмем российскую либеральную оппозиционную интеллигенцию (образованную, интеллектуальную, благонамеренную), есть большие сомнения, что эти люди полезут на баррикады и будут драться. «А как же можно стрелять в своих граждан? А надо же подумать, что из этого выйдет. А может быть, всё не так. А может быть, можно договориться миром? А зачем вообще разные государства?» И так далее, и так далее… Об этом и писал еще Достоевский. Что истинно умный человек начинает думать-думать-думать – и в результате не может делать ничего.

Еще у Шекспира:

«Так начинания, взнесшиеся мощно,

Сворачивая в сторону свой ход,

Теряют имя действия…»

Вот здесь как раз у национал-патриотов все обстоит несколько лучше. Традиционно. А именно: есть совершенно понятные цели? Есть конкретные люди, которые «совершают зло»? Так этих людей нужно так или иначе отодвинуть от рычагов власти, которую они используют народу и стране во вред. «Если их надо оторвать от рычагов вместе с руками, значит оторвать». Вот объединение таких национал-патриотов, конечно, власти очень опасно.

Если мы посмотрим на все народные движения, цветные и менее цветные революции последних десятилетий, то мы увидим, что во всех переворотах, во всех революциях главной действующей силой были люди не очень уж интеллектуальные – но абсолютно активные, резкие и готовые действовать. Недаром все переворотчики открывали тюрьмы и выпускали оттуда шпану, да этой шпане еще раздавали оружие и говорили: «Грабь награбленное!» Ну, и начинали трястись те, кто еще вчера хорошо жил.

При этом национал-патриоты могут объединить огромное количество людей. И тех, кто за социализм, и кто за капитализм, и кто категорически против мигрантов, и кто лояльно относится к мигрантам. Потому что будут лозунги выставлены совершенно всем близкие и понятные.

«Вышибить Китай вон из Приморья, с Дальнего Востока!» «Сколько можно нас грабить?» «Оборвать карманы вместе с руками миллиардерам, которые разграбили страну!» «Прекратить эти сотни миллиардов долларов держать в Америке, где они греют европейскую и американскую экономику. Вернуть их в русскую экономику.» «А за воровство – сажать. А за большое воровство – расстреливать.» Вот здесь нам пригодятся китайские законы. Украл больше полумиллиона долларов? – к стенке. С тебя еще вычтут за патроны и за еду в тюрьме, пока тебя не расстреляли.

И вы знаете, огромное количество народа такие лозунги поддержит! Такие патриоты не долго думают, прежде чем засадить пулю главвору в лоб. Так что они опаснее. Потому с ними и заигрывают больше. И должностей дают больше. И пристраивают их получше. Ну, а кого надо – сажают. А кто надо почему-то кончает с собой в тюрьме.

«ВН»: – Для России на протяжении веков остается актуальным вопрос о «европейских» и «традиционных» ценностях. И как-то сложилось, что «европейские» ценности у нас защищают «либералы», а «традиционные» – «патриоты». Но лично у меня складывается впечатление, что многие носители «европейских» ценностей, в общем-то, не очень понимают, что они собою представляют. Например, при банальной стрессовой ситуации современные российские «европейцы» обнаруживают в себе удивительно «патриотическую» гомофобию. Нельзя не вспомнить письмо Макаревича Лимонову, где уличение в гомосексуальности было выбрано как основной риторический прием.

 – Невинное абсолютно письмо Макаревича, кстати. Я его перечитал недавно. Ну такая цидулька: «Приходи, я тебе сам… шалунишка…» Но тем не менее, да-да, гомосексуальность – риторический прием. Вообще гомосексуализм ничтожен как в реальной жизни, так и в качестве темы для дискуссий: он просто сделан видом идеологического оружия из арсенала политкорректности леваков. Леваки пытаются разрушить нынешнюю цивилизацию, и половая мораль – один из столпов культуры, который должен быть уничтожен вместе со всей этой «лживой, буржуазной» культурой. Нет морали – нет семьи – нет детей – нет твердых представлений ни о чем – вот все и будет уничтожено. «Гомофобия» – это изобретенный термин левацкого новояза, чтобы ставить клеймо на нормальных людей: поддерживать гомосексуализм – хорошо, не одобрять гомосексуализм – плохо, позорно и преступно. Простите, но если христианская, иудейская, мусульманская мораль категорически порицают гомосексуализм, и Всевышний сурово наказывал за него – я не собираюсь отрицать тысячелетнюю нашу культуру, берущую начало от предков. Негодяи промывают мозги массам – это другая история.

«ВН»: – Икона современного просвещения Александр Невзоров периодически подчеркивает, что не стал священником потому, что у него «нормальная ориентация». В общем, насчет гомосексуальности у нас шутят со смаком – и все, кому не лень.

– Я не уверен, что Невзоров – икона именно современного просвещения, но он, конечно, очарователен. Совершенно прекрасен. То есть нельзя принимать на веру, за чистую монету, буквально ни одно его слово – но всё, что он говорит, совершенно прелестно слушается. Изящнейший, саркастичный шоумен. Это прекрасный театр одного актера, который пишет себе дивные сценарии, такие чудесные монологи. Но к истине это имеет несколько косвенное отношение; как, впрочем, и всякое искусство. Я обожаю Невзорова!

«ВН»: – Да, великолепный юмор, конечно, у него. Но кажется, что искренне разделяет те самые европейские ценности, например, Юлия Цветкова. Только звездой российского «европейства» она пока не стала. Так вот вопрос: есть ли сегодня в России реальный запрос на те самые «европейские» ценности, хотя бы в интеллектуальной элите? Важны ли нашей интеллектуальной элите права геев, права женщин, права личности? Или мы продолжаем говорить об этом по исторической инерции, а на самом деле в рамках нашей культуры проблема надумана?

– Давайте отделим права личности, права женщин и права сексуальных меньшинств одно от другого. Ибо всеми правами личности ЛГБТ обладают. А придавать гражданский, государственный статус именно способу полового сношения – это уже маразм, простите.

Юлия Цветкова – честный, добрый, больной человек. Юлия Цветкова нуждается в лечении. Я об этом как-то говорил. Когда она в своей ленте выставляет 450 рисунков вагины и ничего больше, то ни о какой психической норме абсолютно невозможно говорить. Это только глупцы, воображающие себя либералами, говорят: «Это же прогрессивно! Лесбиянки! Ну как же! Она же гей-активист!» Гей-активисты – это люди, всячески продвигающие идеи, теорию и практику гомосексуализма, всемерно поддерживая его приверженцев и сторонников. У меня возникают по этому поводу нецензурные выражения. Разумеется, воздержимся от них.

Что же касается европейских традиционных ценностей... Это очень интересный и непростой вопрос, хотя дебатируется уже лет двести. Первым носителем европейских ценностей, которые с тех пор прижились, был, как мы все знаем, государь император Петр I Великий Алексеевич. Большой патриот, совершенно не стесненный ни в каких средствах и возможностях. Ценности либерализма были спущены в России сверху, от монарха – и в приказном порядке! Вот что примечательно.

Европейские ценности времен Петра, всего XVIII века и всего XIX были совершенно прекрасны. С них, слегка пропущенных в форточку Петром, начался тот самый уникальный феномен, когда Петр стал отправлять молодых людей на учебу на Запад. В Данию, Швецию, Голландию, Англию, Францию. Большая часть молодых людей там и оставалась. Но меньшая все-таки возвращалась.

И вот значительная часть вернувшихся одновременно с профессиональными знаниями, которые были тогда крайне ценными в России (которая и стала называться Россией именно тогда, с Петра), усвоили, привезли и стали распространять здесь пресловутые европейские ценности! Потому что люди-то были умные, отнюдь не глупее, чем сейчас, а вероятно и умнее. Они понимали, что всё произведенное, товары и знания, материальное и интеллектуальное, весь информационный и материально-энергетический продукт – это следствие, продукт атмосферы в обществе! Следствие его политического устройства. И поэтому степень свобод, отношения между властями и гражданами, и какие танцы граждане могут себе позволить, например, танцевать, или что в Англии большая дорога принадлежит каждому, или как они одеваются, как общаются и так далее – это всё элементы совершенно единой культуры, из которой ты не можешь половину вычленить для себя, а половину оставить там.

Вот этого не понимали наши научно-политические идиоты, которые выслушали лет семь назад в Америке гениальную фразу, когда они попросили: «Вы кончайте нам про политику, вы скажите, как производительность повысить». На что им один профессор ответил: «Господа, вы хотите получить молоко, не имея коровы». Вот они при Петре понимали, что для «молока» нужна «корова». И Петр это отлично понимал. Поэтому он велел пить и курить на ассамблеях, поэтому велел брить бороды, носить европейское платье, танцевать европейские танцы и прочее-прочее.

Так вот, обученные на Западе специалисты привезли европейские ценности – и вместе со знанием, с науками, вместе с поколением интеллектуалов в тех же лицах проявилось поколение вольнодумцев. Поколение людей, которые были привержены европейской морали, европейским представлениям о правах человека, европейским представлениям о достоинстве личности и о свободе личности. Вот это и была первая русская интеллигенция!

Потому что в той же Франции или в той же Англии этих взглядов могли придерживаться все, понимаете? От мусорщика до члена парламента. А в России нет! Потому что всё шло от Ивана Грозного, а Иван Грозный – это от Золотой Орды. Деспотия. И вдруг при Петре – такой рывок. Вот так образовалась русская интеллигенция. Вот так возникла приверженность западным ценностям, которая уже в пушкинские времена привела к расколу на «западников и славянофилов». Тогда еще они препирались довольно мирно, потому что окончательное решение было за государем императором. И министров по всем вопросам назначал он же.

Сейчас что важно знать? Начиная с 20-х годов (исподволь раньше, но конкретно с 20-х годов XX века), то есть сто лет назад, на Западе стал пускать корни неомарксизм во всех его изводах. Это разные виды социализма, разные виды фрейдомарксизма, разные вариации, которые исповедовали и Троцкий, и Мао, и Че Гевара, и поклонники Ленина, и кто угодно. И всё это внедрялось в течение трех поколений в мозги всех, кто был пообразованнее, интеллектуальнее. Трех поколений – это начиная с конца Второй мировой, когда представители Франкфуртской философской школы сбежали в Соединенные Штаты и начали там свою марксистскую, коммунистическую, разрушительную деятельность. Все эти Адорно, Маркузе и иже с ними.

А начиная с 68-го года, с великого, переломного, кризисного 1968-го, этому стали уже учить во всех университетах. Это стало модным. Передовым. Никаких традиционных ценностей! Никакого трудолюбия! Никакого почитания родителей! Никакой верности в браке! И вообще, на фиг все эти браки. То есть «мы отринем всё и будем свободны от всего». И до сих пор в России находятся идиоты, которые говорят: ну а что же плохого в лозунге студентов Сорбонны 1968-го года «Запрещать запрещается»?

А то плохое, идиот, что наша цивилизация стоит изначально на Десяти заповедях. «Не убий. Не укради. Не прелюбодействуй». Главнейшие предписания и запреты цивилизованного общества. А то вешают на грудь крестики, а в голове нолики. Вот так они играют в политику.  

Представьте себе: вот варится суп. А наверху пена, накипь. Ее не сняли. Не то кастрюля слишком большая, не то шумовки нет, не то хозяйка отошла – но накипь. Подпустили к кастрюле человека, который не знает, как варится суп и как он выглядит. Он знает, что ему наливали в тарелку и было очень вкусно. И вот он видит накипь и говорит: «Конечно, эта накипь – это очень ценный элемент супа!»

Если отношение патриотов к западным ценностям – это культ отрицания и шовинизма, то отношение либералов – культ карго. Они убеждены, что если скопировать самые яркие внешние черты, безумство ЛГБТ прежде всего – то одновременно придет и правосудие, и изобилие, и свобода – прямо как на Западе.   Они не говорят, что копировать надо немецкую трудовую этику! Немецкую аккуратность и немецкую честность. Они не говорят, что копировать надо скандинавскую обязательность. Итальянскую музыкальность и испанскую гордость. Нет: поддержим сексуальный бред, это легче и проще, чем внедрить добросовестность в любой работе, политическую и социальную справедливость, честность властей.

В разрушительной и агрессивной идеологии ЛГБТ плюс еще разные буквы уже есть сейчас все мыслимые и даже – для нормальных людей – немыслимые виды сексуальных извращений. Педофилия уже обсуждается. И там же будет и некрофилия, и скотоложство, и все что угодно. Милые чешские студенты пару лет назад в какой-то теплый денек в начале сентября на большой площади назначили сеанс, куда должно было собраться 5 000 человек, чтобы вместе заниматься онанизмом. У чехов хватило ума поставить полицию и никого туда не пустить. Но в принципе это бред сивой кобылы, когда людям нечего делать.

Дело в том – беда вся, трагедия, – что мы живем в схлопывающейся цивилизации. Во-первых, всё на свете, имеющее свое начало, имеет свой конец. И начало, подъем, и крах, и конец – проявляются через действия людей. А действиям людей предшествуют мысли людей! Любому физическому процессу предшествует информационная модель. Но для того, чтобы в голове появилась эта модель, нужно ее позитивно замотивировать. Человек не может сказать себе: «Давайте на хрен разнесем все, что здесь есть!» Хотя глупая молодежь что в России в 1918 году, что в Америке в 2020 году, так говорит. Подобные идиоты – «левые» немцы, говорят: «Разнесем Германию!» Американцы – «Разнесем Америку!» А что будет потом? «А потом мы построим».

Разумеется, они ничего не построят. Но чтобы дойти до этих мыслей, должна быть вымощена в мозгу дорожка к тому, что якобы это будет хорошо. Что все ныне существующее несправедливо, неправильно, ошибочно, порочно, вредно. И нужно это все разрушить, чтобы сделать иначе. И тогда будет хорошо и прекрасно.

Хорошо и прекрасно не будет. Но чтобы всё разнести – под это у них уже подбита интеллектуальная база. Вот это сегодняшние европейские так называемые «ценности». В Европе нет больше демократии. Потому что в выборы вваливаются огромные деньги. Все СМИ скупаются на корню. И доказать, что 2+2=4 – буквально невозможно. То есть абсолютно здравый человек с абсолютно позитивной программой Марин Ле Пен во Франции была обвешана всеми ярлыками, где «фашизм» – это еще самый невинный. При том, что ни одно ее действие и ни один пункт ее программы с фашизмом и близко не имеет ничего общего. Правительства лишили народ свободы слова, превратили в покорную массу, подавляют протесты, альтернативные мнения объявлены преступными. Но если человеку тысячу раз повторить любую ложь, то он начинает верить.

Вот в этом отсутствии демократии проводится в жизнь серьезная задача. Сегодня условия этой задачи вылезли наружу благодаря COVID-19. Об этом в последние месяцы очень много говорят. Это знаменитая «Великая перезагрузка» Клауса Шваба. То есть это тот глобализм, где 1% олигархов правит миром, владеет всем и решает всё. А для нижних 99% он строит социализм. А именно: у тебя нет ничего своего, ни дома, ни квартиры, ни машины, ни мебели, ни фига. Всё это государственное, всё это заёмное. И уже в Европе стоят плакаты, в той же Германии: белозубый молодой человек, вроде как было в Советском Союзе во дни моей молодости, и под этим молодым человеком на фоне дивного городского пейзажа – «У меня нет ничего собственного, и никогда я не был более счастлив».

Давайте начнем с Сороса, с Обамы, с Билла Гейтса – чтоб они не имели ничего собственного. И сфотографируем их в момент, когда они узнают, что у них ничего нет. Пусть они объявят, что никогда еще не были так счастливы.

Чтобы провести эту глобальную жуткую аферу, нужно разъединить, атомизировать народ. Нужно уничтожить не только государственные границы – но уничтожить само представление о государственном суверенитете: «Не-е-ет, мы все едины». Нужно уничтожить самоидентификацию народа: этническую, народную, национальную. «Мы все одинаковые! Моя страна – твоя страна! Приезжайте к нам кто хотите!»

– Ай, они нас насилуют!

– Ну ничего, надо потерпеть! И всё будет хорошо.

И чтоб быстрее сломать людей – внедряют в них комплекс вины. Вся история объявляется историей рабства… Хотя изначально черные продавали друг друга. Хотя арабы продали на порядок больше африканцев, чем это сделали белые. Хотя через период рабства прошли абсолютно все народы без исключения! Это знает любой, имеющий представление об истории.

Но «прогрессивисты» говорят: «Вся история белых – это позорная история рабства. Белая культура – это раковая опухоль».

А у вас, у поганых, другой нету. Есть великая китайская культура, желтая. Рядом с китайцами – японцы, которые отпочковались позднее. Корейцы, которые были маленьким таким кусочком когда-то. И есть белая, иудеохристианская, евроатлантическая цивилизация. А больше никакой нету. Африка, аборигены Америки и Австралии – это материал для этнологии, реликтовые побочные культуры вне магистрального пути цивилизации.

И вот нужно всех раздробить, нужно уничтожить семью, уничтожить народ, нужно уничтожить историю, уничтожить в человеке гордость за свою страну, за свою историю, за своё всё. Российская оппозиционная, либеральная, прекрасная, замечательная, благонамеренная интеллигенция этого абсолютно не понимает. Ей вчеканили в мозги, что гомосексуалистов надо защищать. И гомосексуальные ценности надо продвигать. Если ты не любишь гомосексуалистов – это гомофобия. А гомофобия – очень плохо. А если не любишь чужих, то это ксенофобия. И это очень плохо. А если женщины не во всем равны, то это сексошовинизм и это очень плохо. И все это совершеннейший собачий бред. Штампы левацкого новояза, агрессивная демагогия разрушителей.

Люди всегда знали, что мужчина и женщина различны. И существуют для того, чтобы жить вдвоем. И только вдвоем они составляют одно целое. У мужчины – свои достоинства. А у женщины – свои. И поодиночке они не могут продлить свой род. Изначально поодиночке они вообще выжить не могут.

И я удивляюсь, сколь большое количество искренне уважаемых мною людей абсолютно ничего не понимают в происходящем. Если такие люди, как Михаил Ходорковский, Гарри Каспаров, Сергей Гуриев, не говоря обо всяких идиотах от журналистики, ничего не понимают в происходящем на Западе, где они живут – то у российской интеллигенции нет шансов создать приличное государство в России.

Когда внаглую валили Трампа, нарушая американскую конституцию и все законы, относящиеся к свободе слова и выборам; когда фальсификация выборов явна любому, что-то соображающему человеку; когда понятно, что Байден в маразме, он сплошь и рядом не понимает, где он находится и что он делает; что никакой он не президент, он зицпредседатель Фунт, которого поставило глубинное государство – эта команда, которая, грубо говоря, объединилась вокруг Обамы и подталкивается супругами Клинтонами, финансируется Соросом и ему подобными. И все они жулики, ворьё, мошенники, лжецы. От этого будет только хуже всем.

Но нет! «Трамп – рыжий идиот».

Я повторяю, в таком случае у либеральной, мною искренне уважаемой российской интеллигенции нет ни одного шанса сделать в России приличное государство. Они прогадили всё в 1917 году, они прогадили всё в 1991 году, они прогадят всё и в следующий раз тоже. Можно даже не сомневаться. Но это полгоря. Горе в том, что патриоты по-своему ничуть не лучше – с другим уклоном. И только объединение – только объединение! – всех честных, разумных и патриотично настроенных людей, нетерпимых к воровству, лжи, коррупции, людей, способных понять друг друга и договориться – только такое объединение может изменить Россию.