Участник конкурса на должность министра здравоохранения Вадим Маяцкий рассказал «Вашим новостям» о своем видении развития медицины

У новгородского здравоохранения скоро будет новый министр. Кто именно – пока неизвестно. В этот понедельник, 21 октября, документы на участие в открытом конкурсе на замещение должности министра здравоохранения Новгородской области подал Вадим Маяцкий, депутат думы Великого Новгорода и главный врач медицинского центра. Мы спросили Вадима Александровича, что, на его взгляд, требует изменений в системе здравоохранения. 

В. Маяцкий: Сейчас, увлекаясь привлечением новых специалистов, заманивая миллионом или служебным жильем (и это правильно и нужно делать), очевидно забываем о кадрах существующих. Тем более, молодой специалист приходит в отрасль с мотивацией на уровне «пубертатной увлеченности». А довести его до уровня призвания должно медицинское сообщество, которое состоит из опытных специалистов. Я говорю о наставничестве и о важной роли сложившихся кадров. Этот институт надо развивать, он пока ближе к нулевой отметке, – начал беседу Вадим Маяцкий. 

Есть еще одна проблема – профессиональная изоляция, и особенно в районах. Тем более, что последипломное образование медработников сейчас, в силу тотальной экономии, все чаще дистанционное. То есть, дома, на компьютере позанимается, – вуаля! – сертификат получен. А как же посмотреть, пообщаться с профессионалами, перенять практический опыт, супервизия в конце концов. 

ВН: А о сокращении очередей к узкопрофильным специалистам что думаете? На наш взгляд, очереди – это одна из главных проблем в новгородской медицине. 

В. Маяцкий: Сложный вопрос про очереди: кадров для узких (дефицитных) профессий не хватает. Одними только «бережливыми технологиями» проблему не решить. Но маршрутизация – это хоть что-то. Не обойтись без подготовки специалистов. Но не многие знают о переобследованности пациентов, когда каждый специалист назначает снова и снова одни и те же анализы, обследования. Нет единого информационного пространства между медицинскими организациями государственными и частными, единой электронной истории болезни, откуда видно, что то или иное исследование человек уже прошел у другого специалиста или в другой клинике, пусть даже частной. Каждый раз снова говорят: сдайте анализ крови и т. п. 

Надо усиливать роль, как минимум, главных внештатных специалистов минздрава, чтобы главный хирург области знал, где сейчас и как оперируют пациента в районе, мог вовремя вмешаться, оказать практическую помощь, и тут в помощь телемедицина. 

ВН: С другой стороны, чем больше, например, анализов, сделанных по ОМС, тем больше клиника и региональный минздрав зарабатывает. И вот тут не очень понятно, где и как проводить границу, чтобы не заставлять людей делать повторно анализы, но и не терять доходы по ОМС. 

В. Маяцкий: Ну, давайте, например, все вырежем у человека, покажем пять операций и много заработаем. Тогда страховые увидят переобследование в этой единой системе и платить не будут. 

Пример: в нашем частном центре пациент наблюдается у эндокринолога (по ОМС), состоит на диспансерном учете, а рецепт на дополнительное лекарственное обеспечение (на бесплатный инсулин) может получить только в государственной. Он идет туда, «через тернии к звездам», а там ему говорят: «вы у нас не наблюдались, пройдите по новой все обследование, и тогда, может быть, дадим рецепт». Надо консолидировать усилия, ведь в 323-ФЗ на равных условиях упоминаются медицинские организации всех форм собственности. 

Однажды, в феврале прошлого года, в одной из клиник в приемном покое я обратил внимание на коробку с результатами анализов. Насчитал более 130, взял нижний – оказалось, он датирован сентябрем прошлого года. Стоимость каждого – более тысячи рублей, а они никуда не вклеены, ни приобщены. На мой вопрос, почему так, был следующий ответ: делаются они долго, все больные выписаны уже. На вопрос, зачем делаете, ответ: стандарт выполняем. А 130 тысяч рублей – это один холтеровский монитор. 

ВН: И еще одна проблема, о которой часто говорят новгородцы – это обеспечение жизненно необходимыми лекарствами. В аптеках они не всегда есть. Есть идеи, как решить эту проблему? 

В. Маяцкий: Все стартует от бюджета: и объемы по ОМС, и тарифы по ОМС, и дополнительное лекарственное обеспечение. Наполнение ОМС – это рабочие места в регионе, с них собираются страховые взносы и формируется фонд. 

ВН: Правильно понимаю, важно изначально заложить правильные приоритеты в бюджете? 

В. Маяцкий: Точно. Я девять лет в правлении фонда ОМС, от «Акрона» как главного плательщика тех взносов, и, как представитель стороны плательщика, не понимаю, за что мы платим. 

Почему наши работники, как и жители города - а я их не разделяю - не могут получить достойное медицинское обслуживание по ОМС. Есть, конечно, ДМС (полиса добровольного медицинского страхования), но и это не всегда выручает, компетенции людей тают на глазах. 

«Ваши новости» благодарят Вадима Маяцкого за подробные ответы и желают профессиональных успехов, вне зависимости от того, какими будут итоги конкурса.

Фото со страницы Вадима Маяцкого во «ВКонтакте».