«Все возможно – в SpaceX работают русские специалисты!»: интервью «Ваших новостей» с популяризатором космонавтики и конструктором Александром Хохловым

На выходных корреспонденту «Ваших новостей» удалось побывать на праздновании Дня космонавтики в Санкт-Петербурге и пообщаться с человеком, имеющим непосредственное отношение к космической отрасли.

Александр Хохлов – популяризатор космонавтики, конструктор с восьмилетним стажем, а в отрасли работает уже 16 лет. Мы поговорили с ним о мировых и российских перспективах освоения космоса, о возможностях для молодых специалистов реализовать себя в космонавтике и о многом другом. 

– Великий Новгород город небольшой, у нас нет сейчас космического производства и институтов. Как по-твоему, чем человек из провинции может помочь космонавтике и исследованию космоса?

– Если человек хочет заниматься космонавтикой, он должен ехать туда, где есть работа. В регионах, в небольших городах основная возможность – это заниматься образованием. Например, сделать в своем городе кружок по ракетомоделизму. Если человек находится далеко от места, где есть производство и институты, связанные с космосом, он может заниматься образованием детей, мотивировать их. Можно заниматься популяризацией, делать сайты, быть журналистом. Если человек углублен в тематику, читает, общается, он и в глубинке может быть профессионалом по информированию о космосе.

К примеру, есть библиотека Сергея Хлынина «Эпизоды космонавтики», она базируется в Ростове-на-Дону. Человек работал на погрузочных машинах, при этом фанател от космонавтики. Сейчас, находясь в регионе, далеком от космонавтики, он ведет самую известную, самую популярную библиотеку по этой теме.

А другой вариант – только уезжать. Если нет института, производства поблизости, то тут уже полезным не станешь, поскольку нужно участвовать в процессе. 

– Насколько сейчас востребованы в отрасли молодые специалисты?

– Молодые специалисты – востребованы, но существует ряд проблем. В космонавтике есть свои «флагманы». Например, в Санкт-Петербурге это КБ «Арсенал», в котором ведется множество разработок, в том числе связанных со спутниками. Московский флагман – центр Хруничева (не смотря на нынешний кризис на предприятии). В Подмосковье есть город Королев, где находится РКК «Энергия». Вопрос стоит в том, а хватит ли зарплаты, которую будет получать молодой специалист, чтобы ему снимать жилье. И зачастую компаниям требуются местные ребята, у которых уже есть жилье. Это, конечно, неправильно. В Америке, если человек хочет работать в SpaceX, он едет туда и работает. 
Конечно, в провинции стоимость жилья ниже. Но у нас централизация, и большинство компаний отрасли находятся в Москве либо в Подмосковье. 
Разные организации решают вопрос обеспечения жильем по-разному, и иногородним ребятам бывает достаточно трудно. Но, например, РКК «Энергия» может дать комнату в профилактории. За нее придется платить, но меньше, чем при коммерческом съеме жилья.

Есть небольшое количество коммерческих фирм, там ситуация может быть другой. Например, мой друг переехал из Санкт-Петербурга в Москву. Он работал программистом, а мечтал работать в космонавтике, увлекался баллистикой. В итоге он стал работать программистом-баллистиком в частной компании Dauria Aerospace. И зарплаты ему хватает, чтобы снимать коммерческое жилье в Москве. К сожалению, в государственных компаниях зарплаты меньше, особенно поначалу. 

Отличается и сама работа. Есть очень интересная: у человека будут командировки, а это дополнительные деньги, у него будут интересные задачи. Это дает хорошую мотивацию работать. А есть рутинная работа, на которой можно задержать только зарплатой. 
Но молодые специалисты нужны, потому что идет естественное старение персонала. Нужна образованная молодежь – умеющая чертить, проводить расчёты, разрабатывать электрические схемы, программировать, работать руками. 

Организаторы Дня космонавтики в Санкт-Петербурге, фото Олега Семёнова

– А чем ты сейчас сам занимаешься?

– Я конструктор, разрабатываю приборы для космонавтики – для корабля «Союз» и МКС – в санкт-петербургском институте робототехники и технической кибернетики. Это мое основное место работы. Но при этом я занимаюсь популяризацией космонавтики. Я член Северо-Западной межрегиональной общественной организации Федерации космонавтики России, и мы организовываем космические праздники, лекции, пытаемся объединить молодежь, которая интересуется космонавтикой, у нас есть сайт, группы в «ВКонтакте» и Facebook. Плюс я сам отдельно тоже выступаю с лекциями. Планирую написать книгу про МКС – это планы на ближайшие год-два. Выступаю на радио, телевидении, консультирую по съемкам сериалов, написанию книг. Сейчас на «Первом канале» шел сериал «Частица Вселенной» Алёны Званцовой, я был его главным консультантом. Хотя в нем много недочетов, но это потому, что создатели не могли при их бюджете и состоянии российского кино сделать так, как должно было быть в реальности. 

– Насколько популяризация космонавтики актуальна в России? Как я понимаю, у нас расходы на космос сокращаются, и проектов глобальных нет.

– Популяризация в любом случае актуальна. Хотя бы потому, что при хорошем английском, при хорошем образовании человек может уехать заниматься космонавтикой в другую страну – в США или в Европу. Поэтому, когда мы занимаемся популяризацией, мы делаем это с тремя целями. Во-первых, чтобы люди шли в наши вузы, шли работать на российские предприятия. Роскосмос плохо с этим справляется, поэтому занимаемся мы на общественных началах. Во-вторых, когда мы популяризируем космонавтику, мы повышаем к ней интерес, это уже почти политическое лоббирование. Если общество созреет, оно сможет дальше пробивать космонавтику в России, чтоб повышалось финансирование, были новые проекты и т. д.

И третья цель – это любовь к космонавтике абсолютная. То есть такая, когда человек уже не опирается только на свою страну. Если он любит космонавтику, он может либо создать частную компанию, либо уехать работать за рубеж. Или возможны международные объединения. Космонавтика есть в разных странах, и то, что у нас кризис и упадок, это не значит, что так происходит везде.

Есть некоторые кризисные моменты и в мировой индустрии, есть некий тупик, непонимание, что делать дальше. Но при этом космонавтика все равно есть, изготавливаются телескопы, аппараты, ракеты, и люди должны понимать, что они могут работать и в других странах. Да, там тоже есть ограничения. К примеру, человек из России не может сразу пойти работать в SpaceX, сначала, чтобы получить допуск, он должен некоторое время прожить в США – это ограничения, которые всегда есть в сфере производства ракетной техники. Но все возможно – в SpaceX работают русские специалисты! Поэтому если есть мечта – нужно осуществлять. 

– Какие проекты, на твой взгляд, самые перспективные на данный момент?

– Самое интересное – это, конечно, разработка новых сверхтяжелых ракет. Это Space Launch System (SLS) – то, что делает NASA. И это будущая Big Falcon Rocket (BFR), которую делает Илон Маск.

У Илона уже есть тяжелая Falcon Heavy, но на смену ей все равно придет BFR, более тяжелая многоразовая ракета, которая, в принципе, может проложить путь на Марс и Луну. Но возникает вопрос – кто заплатит? Надо понимать, что Илон Маск – производитель. Он зарабатывает деньги, делая космическую технику. Кто-то должен заказать эту технику, поставить цель полета. NASA заказывает и оплачивает ему грузовые корабли и ракеты. Но кто закажет полеты на Луну и Марс? Даже у NASA бюджет не резиновый. А будут ли частники вкладывать деньги – пока непонятно. 
Конечно, есть еще космонавтика автоматическая, есть миссии, которые летят и будут летать к другим планетам. Сейчас планируется запуск европейского аппарата к Юпитеру, нескольких российских аппаратов к Луне. У Китая очень обширная программа по автоматическому освоению космоса. И есть пилотируемая космонавтика. В планах – это международная станция около Луны, «Ворота в глубокий космос». Китайцы мечтают высадиться на Луну и сделать там базу. И NASA после работ по Луне планирует перейти на Марс. Многое из этого мы увидим своими глазами, вопрос – настолько скоро. 

– Твое мнение: что нужно делать – базу на Луне или на Марсе?

– Из-за ограниченности ресурсов, я думаю, сначала нужна база на Луне, затем на Марсе. Сейчас ресурсов не хватит, чтобы лететь на Марс, но нужно к этому стремиться. Нужно делать лунную программу так, чтобы все ее наработки потом можно было использовать для марсианской программы. Конечно, между Луной и Марсом есть отличия, например, по гравитации и наличию на Марсе атмосферы. Но все равно, нужно максимально использовать задел. Иначе мы потратим время и деньги. Поэтому хорошо, чтобы шла отработка более далеких полетов. 

– Мы говорили о популяризации космонавтики. А когда ты приедешь с лекциями в Новгород?

– Я два раза был в Новгороде, выступал в библиотеке им. Д. М. Балашова, рассказывал вместе с друзьями о космонавтике. Я бы хотел еще раз приехать, но настолько загружен планами, что пока неизвестна точная дата.

Но все равно, ждите нас в Новгороде. Я приеду сам и кого-нибудь привезу. Живые лекции интересны тем, что можно задать вопросы, пообщаться, в отличие от лекций на Youtube. И хотя больше всего я выступаю в Санкт-Петербурге, но иногда я езжу в другие города, когда меня зовут. С удовольствием приеду в Великий Новгород, ждите!

Фото со страницы Александра Хохлова «ВКонтакте», Олега Семёнова, Николая Велицкого