«Можно выполнять государственные задачи, не облизывая власть». Директор ОГУ АИК Сергей Бондаренко о будущем новгородского телевидения

На прошлой неделе «Ваши новости» опубликовали материал, посвящённый возможному объединению в единое целое двух официальных новгородских телеканалов – новгородского филиала ВГТРК и Новгородского областного телевидения.

Перспектива слияния НОТа и ВГТРК вызвала понятное волнение в среде журналистов-телевизионщиков и искренний интерес среди всех небезразличных к судьбам новгородского телевидения.

Сегодня мы публикуем большое и откровенное интервью с директором ОГУ АИК Сергеем Бондаренко, в котором разговор пойдёт не только о перспективах развития регионального телеканала, но и о взаимоотношениях с прошлой и действующей властью, новых телепроектах и о многом другом.

Сольют или не сольют?

– Сергей Александрович, слухи о слиянии НОТа и «Славии» оказались несколько преувеличены?

– Слухи пошли от вас. Сами пошутили – сами посмеялись.

– Не бывает дыма без огня. Насколько представляется возможность объединения двух главных новгородских телеканалов, пусть и в дальней перспективе, правдоподобной?

– Объединение каналов невозможно ни юридически, ни технически.

Технически можно разве что закрыть областное телевидение, чтобы остался один канал. Мне видится, что это был бы контрпродуктивный путь, потому что наличие двух игроков подстёгивает и нас к изменениям, и коллег со «Славии» к тому, чтобы они не чувствовали себя «царями горы».

О себе могу сказать, что для меня определённым положительным вызовом является то, что мы сейчас по-дружески конкурируем с Сергеем Ивановичем Даревским, о котором я был наслышан ещё пятнадцать лет назад, во время моей работы на федеральных каналах.

Даревский

Когда мы хорошо знали, что в Великом Новгороде находится, наверное, самое сильное региональное представительство ВГТРК на Северо-Западе. И мы ценили, что у «Славии» всегда можно «поживиться картинкой» для центрального канала.

– Идут разговоры о том, что команда Никитина в рамках режима общей экономии средств начнёт снижать дотации на областное телевидение. Что, в свою очередь, приведёт к закрытию телепрограмм, сокращениям штатов и так далее.

– Размер дотаций из областного бюджета на следующий год снижаться не будет. Они не увеличиваются, к сожалению. Поэтому определенные «дырки» в нашем бюджете остаются.

Бюджет этого года был для ОГУ АИК изначально свёрстан как нереалистичный. Насколько я понимаю, в Новгородской области вообще был очень странный подход к бюджетному процессу.

Вот история, точнее даже анекдот из жизни, как планировался бюджет ОГУ АИК в прошлом году.

Не хватает денег. Люди, которые планируют бюджет, смотрят: сколько в штате сотрудников рекламной службы? Предположим – пять. Каждый приносит, допустим, по миллиону в месяц. А давайте возьмём ещё трёх рекламных агентов и у нас будет на три миллиона в месяц больше доходная часть!

То есть писался формально бездефицитный бюджет АИК, но с абсолютно придуманными доходами.

Миллионы за похвалу губернатора

– Новгородское телевидение убыточно по определению?

– В минувший период очень много затрат ОГУ АИК было связано не с основной деятельностью, а с заказом различных пиар-материалов у сторонних структур. За собственные деньги пиарили прежнюю администрацию области.

Такой договор был, в частности, и с «Вашими новостями». То есть оплачивались какие-то хвалебные материалы о прежней управленческой команде.

Мы эти контракты все ликвидировали, часть из них сейчас оспариваем.

– Насколько большие суммы тратились на такую хвалебную деятельность?

– Миллионы рублей только по прошлому году. Дальше пока разбираемся.

Кроме того, с рядом блогеров, как Вы знаете, были заключены щедро оплачиваемые договоры на аналитику, которая понятное дело, была никому не нужна. Об этом написано уже много.

Вопросы выживания


– Можно ли сказать, что ОГУ АИК сейчас переходит в режим затягивания поясов?

– В этот режим мы перешли с момента моего назначения директором. И даже чуть раньше. Потому что в детали я начал вникать ещё в марте.

Ситуация была такая, что из-за нехватки средств под угрозой оказалась даже традиционная пасхальная трансляция из Софии. Положение спасла наша рекламная служба, которой удалось найти спонсоров показа.

– Насколько будет новгородское телевидение меняться? Что нового ожидает зрителей в ближайшем будущем?

– Новгородское телевидение должно наконец начать выпускать современный видеопродукт. Это сложно, это ломает стереотипы. Здесь пока присутствуют определенная усталость и определенная косность. При этом большинство наших работников готовы делать современное телевидение. Раньше им просто не говорили, что так можно, и они по накатанной делали вещи, к которым привыкли. И из-за этого у нас действительно есть определенный разрыв между тем, куда ушло современное восприятие видеопродукции зрителем, и тем, что продолжает транслировать новгородское телевидение.

Но с другой стороны, я могу сказать, что есть определенные вещи, которые делает уже сейчас НТ, они, как ни странно, довольно уникальны.

– Например?

– Например, прямоэфирную «Точку кипения», с гостями в студии и прямыми звонками от телезрителей. Очень не во многих регионах такие программы есть. Просто потому, что боятся в прямом эфире вести разговоры на актуальные темы.

Точка кипения1

Когда общаюсь с телевизионщиками из других регионов, рассказываю о нашем канале и говорю им, что есть трудности, но есть и такие проекты, как «Точка кипения». Они говорят: «О, это круто! А что, у вас в Новгороде так можно?». Да, отвечаю, у нас можно.

– На моей памяти, разговоры о том, что новгородское телевидение должно наконец стать современным, ведутся уже лет двадцать. Но ничего кардинально не меняется. Ситуацию действительно можно сдвинуть с мёртвой точки?

– Разница с тем, что было раньше, состоит в том, что модернизация – сейчас это вопрос выживания канала.

Раньше говорили, что нужна современная картинка, современные подходы, но в реальности показывать мы должны были «старую гвардию» из администрации и в том ключе, в котором это нравится видеть «старой гвардии», как они привыкли. И был некий диссонанс.

Сейчас такого диссонанса нет, сейчас власть новая, в которую входят люди, которые вообще больше привыкли к интернету и мало смотрят телевизор. Соответственно, вкусового противоречия нет.

Для канала это является вызовом, потому что мы либо дотягиваемся до уровня нашего заказчика, либо мы продолжаем убеждать себя, что вещаем для архаичного зрителя, который влюблен в архаичную картинку. А такого зрителя на самом деле становится всё меньше и меньше.

«Не спешите нас хоронить!»

– Разве новгородское телевидение вообще в состоянии выдержать конкуренцию с федеральными каналами?

– А зачем нам выдерживать конкуренцию с федеральными каналами? Мы с ними не соревнуемся.

Пытаться конкурировать с центральным телевидением – самая большая глупость, которую могут допустить руководители региональных телеканалов.

Была такая история, когда питерский Пятый канал вернул себе «федеральную кнопку» и решил, что вот сейчас он начнёт конкурировать с Первым каналом, РТР и делать то же, что они. Запустили собственное реалити-шоу, собственные ток-шоу. То есть сделали кальку. Естественно, что при невероятных затратах, невероятных усилиях широкую зрительскую аудиторию привлечь так и не удалось.

Затем наступил кризис 2008-го года, сменился менеджер, и пришедший из Москвы новый руководитель, совершенно гениальный человек, смог увеличить зрительскую аудиторию вообще без всяких крупных затрат. Он просто «прощёлкал» на пульте центральные каналы и понял, что у всех них идут практически одинаковые передачи в одно и то же время – ток-шоу про политику, танцы со звёздами на льду. Но есть зритель, которому не хочется вечером смотреть про политику или как звёзды танцуют на льду, он ищет чего-то ещё.

И тогда Пятый канал начал ставить в прайм-тайм старые документальные фильмы про животных. Аудитория моментально выросла вдвое.

– Новгородское телевидение тоже переключится на показ фильмов из жизни животных?

– Нет, разумеется.

У регионального телевидения всегда есть одно главное преимущество. То, что оно в реальности встречается со своим зрителем. Это своеобразная телевизионная магия, когда прохожий на улице говорит: «Я его знаю, это человек из телевизора!».

Вы попробуйте дозвониться в какой-либо эфир центрального канала! А здесь у нас интерактивность работает. На ту же «Точку кипения» звонит и дозванивается множество зрителей.

И вот на этот эффект прямого включения телезрителей в процесс мы и должны работать.

– Что для этого требуется от работников НТ?

– Прежде всего мобильность, к которой мы пока не очень привыкли.

Телевизионщики всегда были такой особой кастой, и «входной билет» в мир телевидения стоил дорого.

В середине 90-х, когда я работал журналистом и зарабатывал 200 долларов в месяц, телекамера стоила 50 тысяч долларов, то есть как пять однокомнатных квартир по тем деньгам.

Сейчас производство телепрограмм и видеопрограмм значительно подешевело, главным образом по причине удешевления необходимого оборудования. Теперь каждый желающий может просто взять камеру и начать быстро выкладывать готовые ролики в интернет.

Но мы-то до сих пор привыкли работать по-другому, нам для подготовки и запуска нового телепроекта всё ещё требуется два месяца! Нам же нужно смету написать, подготовить пилотный выпуск, нужно собраться, по-советски посоветоваться и так далее.

А вот ребята из «Ваших новостей» просто берут и быстро снимают видеопроекты. Получилось – хорошо, не получилось – ничего страшного.

стриж1

У нас преимущество в другом – мы знаем, как надо, и те ошибки, которые вы совершаете, для нас являются азбучными, и мы их совершать априори не будем.

Но то что скорость и мобильность реагирования новгородского телевидения следует наращивать и нужно брать пример оперативности с интернета, является для меня фактом.

– И всё-таки стоит ли в ближайшее время – через месяц, через три месяца – ожидать какого-то революционно-скачкового обновления НТ?

– Революционно-скачкового обновления сейчас, разумеется, не произойдёт просто потому, что для такого обновления требуются очень большие инвестиции. Но изменения будут происходить. И уже происходят. Мы стали делать больше серьёзных прямых трансляций, и у нас получается! Окуловский фестиваль транслировался только в интернете – мы боялись налажать. Но мы делали это по телевизионным стандартам, и все получилось, было 80 тысяч зрителей – отличный результат. Концерт Гарика Сукачева мы давали уже в телевизионном эфире. Пресс-конференция губернатора, встреча с Венедиктовым – тоже проекты телевидения. Кстати, многие наши линейные программы сейчас транслируются «ВКонтакте» и собирают кое-какую аудиторию. Мы будем это продолжать.

Мне страшно нравится, когда люди приходят и говорят: «Давай сделаем!» Так появилась очень удачная, на мой взгляд, программка с поэтессой Алисой Денисовой «Есть повод остаться.» Это, по сути, социальная реклама, адресованная молодежи, которая хочет уехать из Новгородской области. То есть можно выполнять, грубо говоря, государственные задачи, не облизывая власть.

Классная была акция помощи погорельцам из Панковки – тоже, кстати, инициатива «снизу» – никто не заставлял. Программа «Никитин. По существу» – вроде бы дежурный «губернаторский час», но посмотрите хоть последний выпуск. Когда-нибудь кто-нибудь здесь задавал в эфире такие вопросы губернатору, как это делает Диана Васина? И вопросы, кстати, не согласовываются – предупреждаем только о темах.

Наши новости по профессиональному уровню пока ниже, чем у «Славии», но, на мой взгляд, полнее и интереснее, объемнее что ли.

Сейчас вот обсуждаем Новый год – трудное время для канала, борьба за зрителя с федералами бешеная. Но есть пара идей – увидите.

Наша задача – показать, что мы живы. А мы действительно живы! И не спешите нас хоронить.

Сохранить