Георгий Смирнов из штаба Навального вышел на свободу. Досрочно

В спецприёмнике на Пестовской ему понравилось намного больше, чем в КАЗ (камера административно-задержанных) на Кооперативной.

Признаться, я был на том антикоррупционном митинге 12 июня. Да и как иначе: коррупцию я, честно, ненавижу! Но не пошёл вместе со всеми из парка «30 лет Октября» на Софийскую площадь. Дождь, понимаете, а зонтика – нету! Впрочем, согласен, это не оправдание! Но, сколько я успел заметить, до того как я ретировался, всё в рядах участников митинга было чинно-благородно. Ни тебе пьяных, ни тебе «обкуренных».

Что же произошло после того, как я покинул антикоррупционную компанию? На этот вопрос я попросил ответить координатора новгородского штаба Георгия Смирнова сразу, как только его выпустили из спецприёмника на Пестовской.

- Начать, наверное, надо с того, что после окончания санкционированного властями митинга в парке «30 лет Октября» я предложил всем пешком прогуляться до Софийской площади. Ведь – праздник! Все – в прекрасном расположении духа! С развивающимися флагами Российской Федерации в руках мы и пошли вперёд. В День России хотелось слиться с массами! А массы где? Правильно, на Софийской площади. Первый раз сотрудники полиции остановили меня ещё по пути к Кремлю. Подошёл подполковник Никитин Сергей Николаевич (друг друга мы уже знаем хорошо). «У вас тут, – говорит, – товарищ Смирнов, несогласованное шествие». – «А что такое, – отвечаю, – в вашем понимании шествие?». – «Это, – парирует, – когда люди идут». Делаю естественную недоумённую мину. «Вы, – развивает мысль Сергей Николаевич, – идёте с флагами! Организованно. Значит, шествуете!». Спорить, чувствую, бесполезно. А он уже предлагает мне проехать в отдел полиции, чтобы я дал объяснения. «Вы меня задерживаете?» – любопытствую я. «Нет, – говорит, – я Вас не задерживаю, а приглашаю». – «Тогда, – отвечаю я, – не выйдёт. Если человека приглашают, он всегда может отказаться». В общем, обогнул я Сергея Николаевича и вместе со всеми двинулся дальше. Дошли до Софийской площади, а там почти уже никого и сцена пустая: дождь хлещет и хлещет. Разошлись люди с праздничного мероприятия. У каких-то задержавшихся людей спрашиваю: «А где праздник-то? Мы на праздник пришли посмотреть!». –  «А всё, – отвечают. – Закончилось всё! Дождь-то какой!».

- И что дальше? Разошлись?

- Главное, расстроились. Направились в штаб. Там пили чай, грелись, сушились. Человек сорок собралось. Вдруг к штабу подъезжает несколько полицейских машин. Вновь появляется товарищ Никитин в сопровождении коллег. «Что, извиняюсь я, вам здесь нужно? Или у вас ордер на обыск?». Ордера, понятно, у них нет. Они просто хотят зайти в штаб. Ладно, пусть, а вдруг тоже промокли? Господа полицейские входят в помещение и начинают проверять у нас документы. «Мы что-то нарушили?». Господа полицейские не отвечают ни «да», ни «нет». От скопления людей становится душно, нечем дышать. Полицейские никого не выпускают. Всё это продолжалось минут двадцать. В конце концов я делаю попытку выйти наружу. Меня берут за руки. И, явно, уже не «предлагают пройти в отдел полиции», а «забирают» туда. Усаживают в машину. И везут на Кооперативную. Там составили первый протокол по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ (организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия – А.К).

- Вы расписались в нём?

- Расписался. С пометкой: «Не согласен, мы просто гуляли по городу». А потом меня препроводили в КАЗ.

- Вы впервые оказались в подобном заведении?

- Да, впервые.

- И как вам КАЗ?

- Сотрудники там нормальные ребята! Но «контингент»… Поспать, в общем, не дали. Кроме меня, ещё трое. Пьяные, злые, орущие. А запах… Так и прошла ночь. Незабываемая ночь!

- Потом был завтрак?

- Принесли некую субстанцию, сказали, что это «каша». Из чего эта каша, я так и не узнал: не рискнул попробовать. А во второй половине дня повезли в суд. Когда «выводили», дали подписать несколько бумаг. Вчитавшись в одну, я понял, что это второй протокол, теперь по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции – А.К.). «Да, какое же, мол, неповиновение?! Когда? Где?» – попытался взроптать. «Так будете подписывать?» – подгоняют меня. Что делать? Подписал. С той же пометкой о несогласии. Около шести вечера меня привезли в суд. Там я пробыл примерно до одиннадцати. Уже во время судебного заседания я заявил, что мне необходим адвокат и время для подготовки возражений. Судья Елена Пикалёва пошла навстречу. Сказала: готовьтесь. Назначила заседание на 23 июня. И… до этой даты отпустила на все четыре стороны.

- А-а-а, понял. А то всё недоумевал: митинг был 12-го, с какой стати судебное решение принято только 23-го? А почему судья не назначила заседание на более близкое к 12-му число?

- Не знаю… Может, очередь? Что было 23-го, при рассмотрении дела по существу, вы, наверное, догадываетесь: все мои возражения были отвергнуты, а позиция противной стороны признана «подтверждённой исследованными доказательствами, в том числе, протоколами об административном правонарушении, рапортами сотрудников полиции, свидетельскими показаниями…». И толкался, мол, я, и пытался скрыться… В общем, очень злой товарищ! «Дали» десять суток.

- После чего вы познакомились и со спецприёмником на Пестовской?

- Но там, скажу я вам, чуть ли не идиллия! Ребята (сотрудники, я имею в виду) дружелюбные, улыбчивые, вежливые! Спрашивали про Навального, слушали с интересом и вниманием. Разместили меня в номере на двоих. Чуть ли не гостиничные условия, трёхразовое питание, прогулка, разве что массажа и сауны не хватает. А так – всё прекрасно! Соседом оказался очень приличный паренёк (попался на скутере, выпивши был). С большим вдохновением я писал там апелляционную жалобу в областной суд. И, знаете, по-видимому, неплохо получилось! Вы, наверное, в курсе: областной суд сократил арест до пяти суток. Во главу угла поставил характеризующие данные: не судим, к административной ответственности не привлекался, на всяких нехороших учётах не состою. Прощались с сотрудниками спецприёмника очень душевно: всё понравилось, говорю, ребята, молодцы! Они: и вы, мол, нас не забывайте, приезжайте ещё! «Как уж получится!» – говорю.

- Георгий, насколько я знаю, протоколы были составлены ещё на двенадцать ваших товарищей. А как наказали их?

- Одной из девушек, Лене Григорьевой, назначено 20 часов обязательных работ. Остальным – штраф: от 10 до 20 тысяч рублей.

- На новгородскую полицию сильно обиделись?

- Что вы! Я не хочу говорить ничего худого о новгородских полицейских, они прекрасны! Работа просто у них такая.

…Если уж совсем честно, то пока общался с этим человеком, очень часто возникало ощущение некоего абсурда. И улыбка с лица не сходила: потому как – смешно всё это!

Вот только, боюсь, не пришлось бы потом заплакать…

Фото автора.