Николай Сванидзе: «К истории у нас – болезненный интерес»

Сегодня известный телеведущий и общественный деятель Николай Сванидзе приехал в Великий Новгород. Он побеседовал с новгородскими журналистами и общественными деятелями.

На встрече прозвучали вот такие вопросы и ответы.

- В нынешнем году – сто лет русской революции. Как вы думаете, получится в обществе прийти к согласию по отношению к тогдашним событиям?

- Нет, юбилеи это не повод для консенсуса. Юбилейный год пройдёт, начнётся год обычный. А сейчас не лучшее время искать консенсус – наше общество раздроблено и агрессивно. Думаю, в ближайшие годы согласия не будет. А может и в ближайшие десятилетия. Я к Октябрьской революции отношусь как к трагическому, катастрофическому событию. Многие со мной не согласны - что же нам, силушкой меряться? Пусть историки спокойно разбираются. А сама история со временем всё расставит по местам.

- А мы не слишком много живём той же историей, то есть прошлым?

- На мой взгляд, история это всё-таки наука, пусть это не настолько наглядно, как в случае с арифметикой. Но при этом любой человек с хорошо подвешенным языком легко может врать, врать и врать на исторические темы. Однако это наука, и из истории нужно извлекать уроки. Однако у нас сейчас интерес к истории носит отчасти болезненный характер. Мы пытаемся идти вперёд с головой, повёрнутой назад. Но вернуться в прошлое нельзя. Да, хорошо бы повторить советское время – с коммуналками, с комсомольскими собраниями, со «шмонами» по кинотеатрам – нет ли там прогульщиков (это ещё не в самые суровые времена). Мой отец-фронтовик о войне не любил говорить, а вот для некоторых его друзей война осталась самым счастливым временем жизни – они были молоды и они были нужны своей стране. Но в прошлое вернуться нельзя.

- Александр Сокуров сказал, что передача Исаакиевского собора Церкви может вызвать религиозные войны. Вы согласны?

- Я не думаю, что именно такие катастрофические последствия это может вызвать. Но я считаю, что в принятом решении больше минусов, чем плюсов. Раскол в обществе оно уже вызвало. И это главный минус.

- Когда вы видите нынешнее состояние журналистского цеха – что вы об этом думаете? Не испытываете ли чувства вины?

- Нет, не испытываю. Я не люблю, когда каются за кого-то другого. Каждый должен отвечать за свои поступки. А наша журналистика сейчас, в основном, несвободна и безответственна. Это связано с несменяемостью власти, с тем, что многие наши институты, прописанные в Конституции – картонные.

- Поэтому вы – оппозиционер?

- Я не оппозиционер, поскольку не занимаюсь политикой. Но я считаю, что любую, даже самую замечательную власть, надо менять. Англичане не поддержали на выборах Черчилля – это сразу после победы в войне. А американцы после Рузвельта прописали для президентов запрет занимать этот пост больше двух сроков. А институты не должны быть имитацией. Парламент должен быть настоящим парламентом, суд – судом, а пресса - прессой.

Николай Карлович рассказал, что в последний раз был в Новгороде в 1974 году студентом исторического факультета и работа на Троицком раскопе и на раскопе у церкви Фёдора Стратилата. На этот раз он приехал в Великий Новгород, чтобы поздравить радио «Серебряный дождь» со второй годовщиной вещания у нас. «Серебряный дождь», считает Сванидзе, радио не простое, со своим лицом, рассчитывающее на взыскательного слушателя.

Встреча с журналистами состоялась в интеллектуальном клубе «Смарт».

Фото: Алексей Мальчук