Лицо и голос страны Анна Шатилова: «Дерзко прошу говорить по-русски!»

Белый накрахмаленный воротничок, красный палантин, приветливая улыбка – в таком естественном для себя образе встретила в Старой Руссе корреспондента «ВН» Заслуженная и Народная артистка РСФСР Анна Николаевна Шатилова.

Приятная дама невысокого роста с низким хорошо поставленным голосом Анна Шатилова перед подготовкой к вечернему выступлению в рамках VI Международного фестиваля русской классической музыки им. С.В. Рахманинова дала интервью для нашей читательской аудитории.

- Анна Николаевна, Вы успели прогуляться по Старой Руссе, каковы первые впечатления о городе?

- От города я просто в восторге! Куда бы я ни приезжала, мне нравится в одиночестве пешком пройтись по улочкам. Вот и сегодня, рано приехав, немного отдохнув, после завтрака я прошла по Старой Руссе. Я очень люблю такие старинные города: одноэтажные и двухэтажные дома, так много зелени – липы, вётлы. Я прошла к слиянию рек, вошла в Воскресенский собор, прогулялась по набережной до дома-музея Достоевского. Меня поразили толстые старые деревья, склонённые над рекой, которые, возможно, видел и писатель… Это не Россия, это – Русь со своей исконной природой. Я получила такое удовольствие, такой восторг, что посещение Руссы у меня отложилось навсегда.

- Ваш «фирменный стиль» одежды – белая рубашка с накрахмаленными воротничком - появился после поездки в Японию. Почему именно эта изюминка прижилась в Вашем образе?

- Когда я рассматриваю свои старые фотографии 1962 года, думаю: как я могла одеваться так прежде! В 1973 году Япония, крупная капиталистическая страна, обратилась к нашему руководству за помощью организовать изучение русского языка по телевидению. К тому времени у меня уже были диплом филолога и 11 лет работы в эфире: репортажи с Красной площади, программа «Время». На художественной коллегии была предложена моя кандидатура, и препятствием не стал даже тот факт, что я не была членом КПСС.

Я полетела в Японию, где в течение года без жилья и денег (это другая история) вела их программу. Там-то я и почерпнула этот стиль: шарфики, платочки, белые воротнички у каждого японца, спешащего по утрам на работу. Теперь я настолько ко всему этому привыкла, что просто не представляю себя без накрахмаленного воротничка.

Помню, была на передаче «Наедине со всеми» у Юлии Меньшовой, где поделилась опасением, что в стране закончится крахмал, и что я буду делать? В конце передачи мне вынесли мешок крахмала, который теперь находится у меня за городом, и я его использую.

- Каково Ваше мнение о подготовке современных дикторов?

- Сейчас нет дикторов. У меня редкая, удивительная профессия. Я диктор с 1959 года, когда выдержала конкурс на радио после поездки на целину. Первые дикторы радио, основатели этой редкой профессии: Высоцкая, Левитан, Герцик, - по крупицам собирали материалы о том, как работать с микрофоном и позже выпускали брошюры «Человек у микрофона». А когда появилось телевидение, выступать перед камерой и микрофоном нужно было с особенно серьезной подготовкой.

Сейчас же телеведущим может быть любой - хоть с улицы: брат, сват, знакомый. Раскрепощенное поведение телеведущего раньше было невозможным. Свободному ведению передачи я училась в Японии, когда по замыслу редакторов я должна была рассказывать о мороженном в ГУМе, о семьях и детях, о пионерах и цветах. Я сама тогда составляла план беседы для прямого эфира.

- Вы знаете японский язык?

- Нет, но я общалась с японским профессором русского языка, который мне помогал. Все приглашенные на передачи гости: Евгений Евтушенко, Лева Лещенко, певец Вуячич и др. – оформлялись через посольство. Переводчика у меня не было, поэтому испытывала трудности. Но по четвергам мы с телевизионной японской группой собирались вместе, с блокнотами и ручками учили друг друга основным словам и фразам.

Позже я спокойно могла передвигаться по Токио, владея необходимым минимумом японского языка. И до сих пор помню некоторые слова. Все же хорошо знать язык, чтобы чувствовать себя свободной в любой стране.

- В чем секрет Вашего «вездеуспевания»?

- Очевидно мой знак по гороскопу, в который теперь мы все верим, Стрелец и Тигр – очень горячий. Этим объясняю и любовь к красному цвету. У меня много туалетов, которые я не ношу, потому что не могу вмонтировать в них что-нибудь красненькое. Даже когда я готовлю, непременно в блюдо вношу какую-либо красную деталь, без которой мне кажется блюдо скучным. И успеваю везде.

Сентябрь, например, оказался таким насыщенным! Я съездила в Смоленск на фестиваль «Золотой Феникс», его открыла. На следующий день у меня была встреча со зрителями в Ярцево. Через пять дней мы с Игорем Кирилловым, моим партнером, сели в поезд, поехали в Воронеж. Вели в двух отделениях концерт, посвященный 95-летию со дня рождения Арно Бабаджаняна.

Сейчас – неожиданная поездка к вам, в Старую Руссу. Завтра, едва я вернусь в Москву, за мной приедет машина – поеду на съемку к Ивану Урганту в его «Смак». Между всеми этими делами телевидение, дача, внуки… Как-то мобилизуюсь, успеваю.

- Как столичное руководство реагирует на Вашу работу сразу на нескольких каналах, на радио?

- Мы с Игорем Леонидовичем Кирилловым значимся у Константина Эрнста на Первом канале и выполняем условие: на других каналах не сниматься. Мы – лицо Первого канала. Теперь, когда звонят нам с приглашением, мы отказываемся. Тем более, что много чернухи в эфире, неприятных моментов, о которых нас не предупреждают. Было такое и у Андрея Малахова: драки, какая-то лаборатория ДНК. Но иногда мы обязаны быть в студии. Хотя я избегаю, и прошу приглашать меня только тогда, когда снимается что-то приятное, позитивное.

- Вас Д.А. Медведев назвал лицом и голосом страны. Какими эпитетами Вы сами охарактеризуете эталон лица и голоса страны?

- Это очень ответственно носить такое звание. Но жизнь и практика показали, что люди, те, кто смотрел нас тогда и смотрит сегодня, сравнивают телеведущих и сравнивают их работу.

Раньше нас очень строго отбирали, чтобы в каждый дом входили приличные люди (дикторы), чтобы не раздражали и не вызывали желание выключить телевизор. Это должен быть поставленный голос, приятное лицо, умение держаться перед камерой, достойный наряд. Мы работали в очень строгом режиме контроля. Может быть, поэтому я сегодня наслаждаюсь тем, что я могу быть сама собой в студиях, куда меня приглашают в качестве участника передач. Но очевидно, я неплохо работала, что сейчас столько приятного идет от зрителя.

- Каково быть популярным человеком?

- Меня бесконечно узнают. Вот и сегодня на прогулке по Старой Руссе ко мне подошла женщина, Людмила, с внучкой. Мы долго беседовали по пути. Она подарила мне роскошный букет роз. Раньше зритель вел себя скромно. Сейчас узнают везде: и на улицах, и в транспорте. Стараюсь не раздражаться, быть простой. А что делать? Это составляющая моей профессии.

- Как Вы относитесь к современному русскому языку, речи?

- То, что сейчас творится с русским языком – это ужасно. Я сама часто пользуюсь словарем иностранных слов, чтобы воспользоваться русским вариантом. И в передачах нередко дерзко прошу говорить по-русски. На тему русского языка я очень гневаюсь. Меня коробят некоторые погрешности в речи телеведущих. Бывало, я их записывала.

Однажды меня пригласили на канал «Культура», где снимали передачу о русском языке. Ну, думаю, пойду, покажу им мой список. Но ведущий программы, Швыдкой, вырывал у меня микрофон, так и не позволив поделиться мнением. На следующий день мне позвонили из МГУ - просили передать им мои записи о том, как «лепят» в эфире. Сейчас я уже и не записываю.

- Есть ли среди современных телеведущих заметные для Вас профессионалы?

- Появилось много программ. Мне нравится Юлия Меньшова. Я и Владимира Меньшова поблагодарила за дочь. 

- Вы одеваетесь на программы из собственного гардероба или Вам предоставляют наряды напрокат?

- Только свое. Однажды на Шаболовке нам сказали, что мы можем воспользоваться единственным в ту пору Домом моды на Кузнецком и взять на программу что-нибудь из одежды на условиях, что в титрах будет указано, кто предоставил ведущим одежду. Мы так оскорбились! Это же вся страна будет знать, что мы не в своих нарядах! А сейчас это в порядке вещей.

- Поделитесь секретами поддержки голоса в тонусе?

- Голос – это очень важно. Кстати, зря я сегодня поела кунжут. Ни спиртного, ни орехов. Иногда – гомеопатические таблетки. Каждое утро я по нескольку скороговорок произношу: Бык тупогуб тупогубенький бычок, На дворе трава на траве дрова, Купи кипу пик… Как-то пришлось Михаилу Прохорову давать уроки произношения и дикции…Поблагодарил позже, сказал, что мой бычок ему помог.

- Дайте, пожалуйста, рецепты красоты и молодости от Анны Шатиловой.

- Я далека от пластики и ботекса. Никогда не надо издеваться над своим организмом. Я с 1975 года пользуюсь сметаной. Она всегда со мной. Посыплю в нее соль, накапаю лимончик, положу медку – намажусь. Когда смою – наложу нашего бархатного тонального крема «Балет», красная помада – я готова. Вместо фитнеса дома делаю гимнастику, еще лежа в постели сама промассирую все тело от пальцев рук до пальцев ног. Занимаюсь скандинавской ходьбой. Для мозгов выполняю дыхательную гимнастику на свежем воздухе. Почаще вдыхайте аромат цветов, травы и деревьев.

- Поделитесь с садоводами и огородниками, что Вы выращиваете у себя на даче?

- У меня этим занимается невестка Алина. Сажает всю зелень и овощи. Следит за газоном для ребятни.

- Вы любите готовить. Подскажите нашим хозяйкам интересный рецепт.

- Питаемся мы как-то на ходу, все в кафе. Ну, а посоветую приготовить узбекскую димламу. В кастрюлю на дно выложить лук, любое мясо, можно баранину, курицу, сверху крупно порезать овощи: картофель, морковь, капусту, яблоки, чеснок. Закрыть крышкой и готовить на пару без капли воды. Выложить все на большое блюдо, а посредине уложить мясо. Посыпать зеленью. Приятного аппетита!

Через два месяца Анне Шатиловой исполнится 78 лет. Она бодра, свежа и творчески активна. Ее дикторский талант высоко ценят на центральных радио, телевидении и в провинциальных концертных залах, которые, как сегодня в Старой Руссе, наполняются многочисленными поклонниками.

Фото: Юрий Шабаров и открытые источники интернета