Создатель популярных мультфильмов, боровичанин Владимир Торопчин о своем успехе и современном мире

Знаете ли Вы о том, что автор мультика «Иван Царевич и Серый Волк», ныне работающий над анимационным фильмом в 3D «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», - наш земляк? Действительно, лауреат премии «Золотой орел» - боровичанин Владимир Торопчин. Недавно он рассказал «Вашим новостям» о своём успехе, будущей картине и поделился размышлениями о происходящем в мире.

В конце этого года известная на всю страну студия «Мельница» выпустит первый для себя мультфильм в 3D «УрфинДжюс и его деревянные солдаты». Его режиссёром стал Владимир Торопчин, который в прошлом году за свою работу «Иван Царевич и Серый Волк 2» был удостоен престижной премии «Золотой орёл» в номинации «За лучший анимационный фильм». Награду он получал из рук Алисы Гребенщиковой.

– Для меня это было крайне волнительно, - рассказывает наш земляк. - Я не привык и не люблю выступать перед большой аудиторией, и перед самым выходом на сцену для получения награды буквально дрожал от страха. Пока пробирался по залу между рядов, слышал, что многие шёпотом говорили «Спасибо», благодари за фильм. Это было очень приятно.

Владимир Торопчин родился в Боровичах. В 15 лет переехал в Литву, потом армия – Рыболовный флот, после которой некоторое время поработал в Боровичах на геологоразведке. Через несколько лет перебрался в Санкт-Петербург, где живёт и работает до сих пор.

За это время успел поработать дворником, потом строителем. Но при этом никогда не терял страсти к рисованию. В Петербурге поступил в художественное училище, занимался на анимационных курсах студии «Панорама», после чего устроился на работу в студию «Мельница», которая ещё не была известна и только набирала обороты.

В 2007 году выступил режиссёром мультфильма «Илья Муромец и Соловей Разбойник», в 2011 срежиссировал «Иван Царевич и Серый Волк», через два года в прокат вышло продолжение мультфильма, за которое Торопчин и получил своего «Золотого орла».

– Сейчас Вы работаете над первым полнометражным трёхмерным фильмом для «Мельницы». В чём состоят основные сложности?

– Безусловно, основные трудности касаются технического оснащения фильма. Он требует больше аппаратных мощностей, большего количества разноплановых специалистов, техники, эскизов и так далее.

– Корни фильмов «Мельницы» и тех картин, над которыми Вы работаете, - в русском фольклоре. Но Урфин Джюс – герой художественной литературы. можно сказать, современной. Почему студия решила отойти от собственных канонов, когда основными персонажами становятся былинные герои?

– Во-первых, это решение продюсеров. Режиссёр здесь выступает, скорее, как исполнитель. Всё-таки мы делаем продюсерские проекты. Во-вторых, это не совсем и западная история. В основу картины положено одноимённое произведение Александра Волкова (писатель Александр Волков создал сказочную повесть «Волшебник Изумрудного города» на основе сказки Фрэнка Баума «Удивительный волшебник из страны Оз»). «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» (рабочее название мультфильма) - это не экранизация книги Волкова, а картина по мотивам произведения.

– Предполагаете ли выход с этим фильмом на международный рынок?

– Да, конечно. Такой прицел есть. Нельзя сказать, что и наши предыдущие фильмы не выходили в международный прокат. Картины «Мельницы» хорошо идут в Прибалтике, Германии, других западноевропейских странах. Но, так или иначе, наша основная аудитория живёт в России. Многие шутки, что есть в фильмах, понятны только российским зрителям.

(Работы студии «Мельницы» всегда имеют хорошую кассу. Так, фильм, завоевавший «Золотого орла», заработал в российском прокате и мире, по данным сайта «Кинопоиск», больше 40 миллионов долларов, - И. А.)

– Насколько повлияли на производство мультфильмов нынешние экономические и политические условия?

– Нет, практически не повлияли. Техника и оборудование стали, конечно, дороже, но решающего влияния это не оказало. Многие думают, что мы делаем мультфильмы, где есть какое-то отражение происходящих сиюминутных событий. Но это не так.Просто в мире происходит то, что есть в наших мультфильмах. Часто зрители даже думают, что мы что-то делаем на злобу дня. Но современная политическая обстановка с содержанием фильма практически никогда не переплетается.

– А Вас лично беспокоит то, что сейчас происходит в мире?

– Конечно, без этого никак. Так, например, сильно удивили меня изменения, которые произвела информационная война. СВОБОДНЫЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ МИР ОКАЗАЛСЯ НЕ ТАКИМ УЖ СВОБОДНЫМ. Там пропаганда работает, наверное, даже похлеще, чем в Советском Союзе. В Европе сейчас существует очень серьёзная цензура. Это я знаю из первых уст. Одна сестра у меня живёт в Литве, другая в Германии. Когда они летом собирались ехать в Россию, то содрогались от страха, думая, что здесь просто Мордор, людям нечего есть, а по улицам разъезжает военная техника – так ситуацию в нашей стране преподносят западные СМИ.

Приехав в Россию, они были в приятном шоке, что у нас всё совсем не так, как это живописует иностранная пресса. Наоборот, в Европе, по крайней мере, по их словам, не так всё гладко с работой – её сейчас там найти трудно. Я сам в своё время идеализировал Запад. Но последние политические события, думаю, расставили все точки над и. НЕ ВСЁ В ЕВРОПЕ ТАК САХАРНО, И У НАС НЕ ВСЁ ТАК ПЛОХО. Европейскому гражданину навязали картину, при которой Россия - бесконечная страна зла. Навешали лапши на уши.

– Как, по-вашему, вся эта ситуация может повлиять на продвижение отечественной кинопродукции западной аудитории, на участие наших картин в престижных международных конкурсах? Сейчас, например, работа Константина Бронзита «Мы не можем жить без космоса» выдвинут на «Оскар».

– Не думаю, что весь этот политический шабаш будет длиться долго. Сейчас не средние века и, в конце концов, люди разберутся, что да как, информацию наглухо не закроешь. Культурные связи между странами при этом почти не страдают.

– Чего бы Вы хотели для самого себя? Расскажите о Ваших планах.

– Хотелось бы немного больше творческой свободы. Также сейчас мало свободного времени и задумываться о сторонних проектах почти нет возможности. Хочется попробовать и сказки детские писать, и какие-то, может быть, некоммерческие фильмы запустить. Но это пока даже не планы, а соображения, времени на это нет.

– Вы считаете себя успешным?

– Умом я, может быть, и понимаю, что чего-то достиг. Но особых переживаний по этому поводу я не испытываю. Работал я на стройке, сейчас работаю над мультфильмами, и по внутренним ощущениям громадной разницы не чувствую.

Не было никогда желания себя похвалить: «Вот какой я крутой, вот какойя молодец». Есть чувство удовлетворения, но оно, скорее, безэмоциональное. К успеху я никогда не стремился, просто занимался своим делом и постепенно пришёл, к чему пришёл. Мне всегда был интересен сам процесс.

– Бываете ли в Боровичах?

– Да, где-то раза два в год. Хотелось бы, конечно, больше, но времени не хватает совершенно.

– Что посоветуете молодым жителям провинции, желающим достигнуть каких-либо вершин в своём деле?

– Могу говорить, только судя по тому опыту, что был у меня: если хочешь что-то делать, чем-то заниматься, так не говори об этом, а делай. В меру сил и возможностей. Не ждите каких-либо условий, приступайте к тому, что задумали, условия возникнут сами. Анимацией я начал заниматься, когда у меня родился ребёнок, а я в это время работал дворником. Утром бежал чистить снег, потом ехал на аниматорские курсы. То есть всё было не сладко.

А что касается провинции, то при нынешнем развитии коммуникаций добиться какого-либо успеха можно находясь и в удалении от мегаполисов. Наша студия привлекает для работы людей, которые находятся в сотнях километров, и они работают удалённо, нет проблем!

Фото из архива Владимира Торопчина и открытых источников в Сети.