Александр Тарасов: «Хозяйственную деятельность в городе парализует политика»

Уход в отставку первого вице-мэра Великого Новгорода вызвал много обсуждений. Чтобы получить ответы на вопросы, мы побеседовали с Александром Тарасовым.

- Всё-таки: стал ли причиной вашего увольнения конфликт с мэром Юрием Бобрышевым?

- Я не считаю, что у меня был конфликт с Юрием Бобрышевым. Да, вернувшись в мэрию, Юрий Иванович мне сказал: «Я с тобой работать не хочу». Я тогда ответил, что не считаю мэрию Великого Новгорода частной лавочкой Бобрышева или Тарасова, в которой решения надо принимать по принципу «хочу – не хочу». Когда стало очевидным, что стоящие перед городом проблемы не решают, я сам оставил работу в мэрии Великого Новгорода. Нареканий за время работы в мой адрес не было.

- Но было замечание из-за дома на Большой Московской. Вы до сих пор это замечание оспариваете в суде.

- С бывшим кинотеатром «Октябрь» интересная ситуация. В своё время мэрия была не против его включения в программу капремонта...

- Как это? Это же вам сделали замечание – «за неправильное руководство комиссией».

- Дом был в 2014 году (!) включён в программу капремонтов. Списки домов в фонд подавала мэрия. А в 2015 году мэр почему-то решил созвать комиссию по этому дому и мне поручили ей руководить. Как я понимаю, какое бы решение комиссия не приняла, оно стало бы поводом для взыскания. А в случае двух взысканий, мэр мог бы меня уволить.

- О том недолгом времени, когда вы исполняли обязанности главы администрации, на самом деле, горожанам не очень много известно. На ваш взгляд, вы справлялись с обязанностями?

- Когда я пришёл в мэрию, в городе была преддефолтная ситуация. Речь шла о том, что даже сотрудникам мэрии скоро нечем будет платить зарплату. Нам удалось перекредитоваться и дефолта не допустить. Слава богу, в мэрии достаточно работает знающих своё дело людей. «Дорожную карту» по ситуации с полигоном ТБО придумали мы – вместе с экологическим департаментом области. Сейчас эту карту реализуют. Непонятно, почему её не выработали раньше... ФОК на Псковской, когда я работал, строился. Я договаривался с одним из коммерческих банков о кредитовании застройщика. Они попросили прогарантировать кредит строчкой в бюджете на 2016 год. Депутаты эти деньги предусмотрели. Но когда градоначальник вернулся, банк почему-то отказался давать кредит. Теперь город судится с застройщиком. Объекта нет. Пострадали в итоге горожане. Также и с дорогами. Выиграла аукцион петербургская компания – плохо это или хорошо, но ей надо помогать. А ей мешали. Хозяйственная деятельность в городе настолько заполитизирована, что фактически нет её, нормальной хозяйственной деятельности.

- А в Валдае вам многое удалось?

- Когда я начинал там работать, стоял вопрос о закрытии техникума, колледжа. Мы сохранили для валдайцев возможность получать образование. Коротко – построены новая автостанция, центр медицины катастроф при больнице, физкультурно-спортивный центр. Про благоустройство я и не говорю. Сейчас всё больше людей хотят переехать в Валдайский район.

- Это откуда известно?

- Мы же работаем с переселенцами с Севера. Всего в районе выделена 1000 участков для льготников, дорога строится к ним, ЛЭП... Мне неудобно перед валдайцами из-за решения перейти на работу в Великий Новгород до конца срока. Но сейчас там работает команда, которую я формировал. Я до сих пор возглавляю партийную организацию «Единой России» в районе, выборы там прошли для нас очень успешно.

- Один портал, которому я очень доверяю, в 2014 году писал, что вы боевой офицер, награждённый медалями. А недавно я прочёл там же, что вы в охранной фирме работали, и нет у вас морального права руководить городом. Порой не знаешь, кому верить...

- После окончания Рязанского училища я 12 лет служил в Воздушно-десантных войсках. Последняя должность – командир батальона. Затем продолжил службу в спецназе МВД, будущем отряде «Русич» в Новгородской области. Была командировка в Северную Осетию в 1993 году, две командировки в Чечню во время первой войны. 18 месяцев я командовал новгородским ОМОНом. В «Русич» (он уже относился к Минюсту) я решил вернуться вскоре после того, как наш боец Сергей Герасимов погиб при штурме Комсомольского в 2000 году. Пока я им командовал, были ещё две командировки в Чечню. Я не собираюсь из себя какого-то героя корчить. Главными заслугами считаю, что за время моего руководства убитых и раненых в отряде не было.

- А «Хантер»?

- Когда я там служил (именно служил) – там же были ветераны правоохранительных органов, Вооружённых сил. Учредители компании – это одно, сотрудники – другое. У нас около десяти машин дежурили каждый день и выезжали на охрану порядка. Сколько драк, краж, разбоев было предотвращено – это в полиции сейчас надо уточнять, у них цифры есть. А компания и сейчас работает под другим названием, и люди там те же.

- Давайте вернёмся к политике. Как вы думаете, конфликт между мэром и депутатами продолжится?

- Думаю, что никуда этот конфликт не делся. Законных требований депутатов мэрия не исполняет, порой просто их саботирует. А вот когда три депутата, требовавших отставки мэра, через десять дней поменяли своё мнение – не приведя никаких аргументов на заседании Думы, то моё мнение о них изменилось. Видимо, они хозяева своего слова. Как и мэр.

- Чем может закончиться этот конфликт в городе?

- Победителей не будет, а проиграет население. Не думаю, что нынешний мэр доработает до конца срока. Считаю, что выборы в областную и в Государственную думу в этом году многое изменят. Будете задавать сакраментальный вопрос о планах?

- Конечно.

- У меня есть предложения о работе в областном правительстве, есть предложения заняться бизнесом. А также продолжить политическую карьеру, участвовать в выборах. Я всё, как следует, обдумаю. Работать я буду там, где принесу больше пользы.

Фото 1,3 - Алексей Мальчук, 4 - Виталий Левицкий