Эксклюзив: Ксения Черепанова. Первый год на муниципальной службе

Прошло уже больше года с того дня, как общественница Ксения Черепанова возглавила комитет по управлению муниципальным имуществом Администрации Боровичского муниципального района. В интервью «ВН» она рассказала о том, как начинался ее путь чиновника, с какими трудностями ей пришлось столкнуться и чего удалось добиться за этот год.

Ольга: Ксения, давайте начнем с самого начала. Как вы перешли из общественниц в чиновницы и стали главой комитета?

Ксения: В мае 2013 года в Новгороде проходили общественные слушания отчета об исполнении бюджета, на которых мы были вместе с моей сестрой Анной. У нее был основной доклад, а затем по отдельным вопросам бюджета выступала я. Проводила слушания первый вице-губернатор Вероника Минина. И после того, как я выступила, она тут же сделала мне предложение: «Ксения Федоровна, у вас есть знания, квалификация, вы профессионально занимаетесь экспертизой бюджета. Не хотели бы вы попробовать себя в должности заместителя главы какого-либо района Новгородской области?» Это было очень неожиданно.

Конечно, я ответила, что такие предложения должны делаться на уровне главы. Но с того дня задумалась о том, интересно ли мне будет на муниципальной службе. Я понимала, что это должен быть такой район, где будут востребованы мои знания, где я смогу что-либо изменить. Ведь, например, в Маревском или Мошенском районах что-либо сделать очень сложно – там, по сути, нет экономики, развитого промышленного сектора, а есть только социальная сфера: пенсионеры, чиновники, образование и здравоохранение. То есть как объект управления такой район не интересен, там просто нужно поддерживать то, что есть.

И вот в августе 2013 года администрация Боровичского района объявила конкурс на замещение должности председателя КУМИ. Я приехала в Боровичи во второй раз в жизни и подала документы. Не скрою, консультации с районом по этому вопросу велись, но все было по-честному: в конкурсе принимало участие три человека, я прошла одним голосом.

Ольга: Как вас приняли на новом месте?

Ксения: Совершенно очевидно, что бюрократия - очень консервативный слой, который опасается нововведений и не тяготеет к переменам. Поэтому не скажу, что было легко и меня приняли с распростертыми объятиями. Ведь я пришла извне, у меня не было знакомых и родственников в Боровичах. Но, с другой стороны, это плюс. Когда человек долго живет и работает в одном городе, особенно небольшом, то, конечно, он обрастает связями и бывают ситуации, когда к нему обращаются родные, знакомые, друзья. Они могут зайти в кабинет и о чем-то попросить, и вам сложно будет отказать. Так что коррупционная подоплека здесь присутствует. А мне в этом плане легко, потому что в городе я никого не знаю и принимаю решения, которые считаю нужными в соответствии с законом и общественными интересами.

Ольга: Но ведь такая система выбивается из общепринятой практики и вызывает у некоторых людей аллергию.

Ксения: Конечно. Вот самый яркий пример, который был на заре моей работы в КУМИ. Вы, наверное, помните эту историю. Тогда к нам обратилась за муниципальной преференцией организация «Спецтранс», которая занимается утилизацией отходов, чтобы без конкурсных процедур получить в аренду полигон ТБО сроком на 5 лет. И раньше это работало, десятилетиями. Существовала практика, когда организации обращались за преференциями в Администрацию и всегда их получали, так как формально соответствовали требованиям законодательства. Но рынок услуг по утилизации ТБО является конкурентным, в Новгородской области есть ряд компаний, которые занимаются этим бизнесом. Когда на комиссии по распоряжению имуществом Администрации Боровичского района я поставила вопрос о том, что мы должны развивать конкуренцию и обеспечить доступ на рынок, то осталась в одиночестве: все голосуют за то, чтобы дать преференцию, а одна я – против.

Ольга: А как к этому относились антимонопольщики?

Ксения: Как правило, УФАС ориентируется на решение, которое приняли органы местного самоуправления. Но когда в тот раз мы отправили пакет документов на согласование преференций, я приложила к нему протокол и свое «особое мнение». И УФАС предоставление преференции не согласовало. Было принято взвешенное решение - через несколько месяцев, когда истечет договор с этой организацией, провести конкурсную процедуру.

Но директор компании к такому развитию событий был не готов. Узнав, что ему отказали в преференции, он мне позвонил. Суть его звонка сводилась к тому, что он будет решать вопрос силовыми методами, либо я принимаю решение, либо его примут за меня. Я подала заявление в прокуратуру и правоохранительные органы по факту поступления угроз муниципальному служащему. Предпринимателю пришлось давать объяснения. В итоге мы провели конкурс на полигон ТБО, и хотя его участником стал все тот же «Спецтранс», который и получил возможность арендовать этот участок земли – но на этот раз все было на законных основаниях.

Ольга: Но почему всего одна компания приняла участие в конкурсе?

Ксения: Дело в том, что получить лицензию на содержание и эксплуатацию полигона сложно, поэтому другие участники оценили свои возможности на получение лицензии и на этот раз не вышли на конкурс. В настоящее время мы ведем подготовку к конкурсу на заключение концессионного соглашения на строительство и эксплуатацию нового полигона ТБО в Боровичском районе. Администрация заинтересована в том, чтобы была конкурентная борьба, а компании, желающие участвовать в конкурсе, получили такую возможность.

Со «Спецтрансом», кстати, связана еще одна интересная история. В ходе инвентаризации мы выявили, что за земельный участок в 6 гектаров эта компания платила всего 5 тысяч рублей в год, мы подали в арбитражный суд. По решению суда со «Спецтранса» было взыскано 450 тысяч. рублей. Теперь он стал платить не 5, а 250 тысяч. В 50 раз больше!

Ольга: Ксения, с вашим приходом на должность председателя КУМИ у этого предпринимателя возникла масса проблем – необходимость участвовать в конкурсе, платить арендную плату, объясняться в полиции… Но в итоге удалось ли наладить нормальные рабочие отношения?

Ксения: На мой взгляд, предприниматель понял, что есть закон и общий подход ко всем, и что если раньше он платил по пять тысяч, то теперь так не получится. А может быть, решил, что так даже удобнее и спокойнее - платить на законных основаниях 250 тысяч, а не пять тысяч плюс кому-то в карман. Такая «ошибка», когда арендатор платил меньше, чем должен, оказалась не единственной. Например, мы обнаружили договор аренды земли со строительной компанией, из-за которого бюджет едва не потерял 3 миллиона рублей на арендной плате за 2012-13 годы. Сейчас идет процедура взыскания.

Еще одна история связана с компанией «Лукойл», которая имеет в аренде участок земли в Боровичах под автозаправочную станцию. Почему-то в договоре стоял пониженный коэффициент для расчета арендной платы. Когда мы это выявили, то доначислили им 700 тысяч рублей. «Лукойл» заплатил эту сумму в добровольном порядке – деньги уже поступили в бюджет района.

Анна: Такое ощущение, что чиновник, работавший до Ксении, был чересчур расположен по отношению к отдельным предпринимателям, допуская «ошибки» в их пользу.

Ольга: С какими проблемами вам еще пришлось столкнуться на своем посту?

Ксения: Вот одна из самых серьезных – она повсеместная и затрагивает не только Боровичский район, но для Боровичей встала особенно остро. 14 августа прошлого года была утверждена новая кадастровая стоимость земельных участков. И получилось, что эта стоимость на территории Боровичей и сельских населенных пунктов увеличилась в 3, 5, а где-то и в 8 раз. На мой взгляд, это повышение в ряде случаев было необоснованным. Когда предприниматели поняли, что будут платить в 5 раз больше, чем платили, то решили отстаивать свои интересы (такая процедура предусмотрена). Сделав рыночную оценку земли, они пошли в комиссию по оспариванию кадастровой стоимости земельных участков, которая создана при управлении Росреестра по Новгородской области.

По сути, государство спровоцировало бизнес на это. И предприниматели пошли массово, пошли крупные предприятия – арендаторы и собственники земельных участков в Боровичах – Боровичский комбинат огнеупоров, Вельгийская бумажная фабрика, Боровичский мясокомбинат, «Суворовец», «Смена» и другие.

Получилось так, что по 56 участкам, которые находятся в собственности этих компаний, кадастровая стоимость снизилась на 1,7 миллиарда рублей. То есть она стала даже ниже, чем была установлена в 2009 году. По нашим оценкам, потери бюджета по налогу на землю составили порядка 24 миллиона рублей. Это очень серьезные цифры для местного бюджета.

Ольга: Как им удалось уменьшить стоимость настолько? Ведь земля не дешевеет.

Ксения: Полагаю, некоторые предприниматели, оспаривая новую стоимость, злоупотребляли предоставленной им возможностью по переоценке, опустив ее ниже рыночного уровня цен на землю в Боровичах. Но в случаях, когда цена была снижена обоснованно, мы претензий, конечно, не имеем.

А процедура оспаривания такая – предприниматели приносят в комиссию отчет об оценке, положительное заключение экспертизы, и комиссия формально, посмотрев эти документы и не вникая в их суть, принимает решение. Я выступала на комиссии и объясняла, что новая стоимость не соответствует рыночному уровню цен. Но не была услышана. После того, как вал решений был принят, стало понятно, что надо действовать. Юристы КУМИ стали прорабатывать вопрос возможности оспаривания решений комиссии.

Выяснилось, что в российской арбитражной практике действительно есть случай (пока только один), когда администрация Красноярска подала в суд иск о признании незаконным решения комиссии по оспариванию кадастровой стоимости по земельным участкам, которые находятся в собственности Красноярского алюминиевого завода. В Определении ВАС по этому делу установлено, что органы местного самоуправления могут подавать в суд иски о признании незаконным решения комиссии. И суд должен не просто с формальной точки зрения рассматривать такие иски, а по существу. На основании этого определения ВАС мы подали больше 10 исков в арбитражный суд Новгородской области. Назначена судебная экспертиза, процессы идут. Изменилась и работа самой комиссии – нам удалось этого добиться. Теперь комиссия рассматривает отчеты по существу.

Анна: Получается, что Боровичский район – второй в Российской Федерации, который пошел в суд оспаривать решения комиссии. Это прецедентные вещи, когда на муниципальном уровне есть люди, которые действуя в общественных интересах, принимают нетривиальные решения. Ведь обычно плывут по течению.

Мне кажется, что предприниматели и местные власти должны быть заинтересованы в том, чтобы был установлен реальный рыночный уровень цен. Когда бизнес платит налоги за землю с реальной стоимости – тогда власть может выполнять свои полномочия и обязательства перед населением. И с нее можно спросить.

Ольга: Ксения, расскажите, как вы выстраивали отношения с коллегами, с подчиненными, с жителями города, которые обращались к вам со своими проблемами?

Ксения: Я считаю, что многое зависит от твоего доброжелательного отношения к людям. А еще очень важно соблюдать баланс, нейтрально относиться ко всем. Мне это легко делать, потому что я в Боровичах человек новый, у меня нет симпатий-антипатий. Приходят люди на прием – я одинаково отношусь ко всем.

Анна: Помнишь, мы недавно обсуждали фразу Наполеона о том, что чиновник должен быть, с одной стороны, военным, а с другой – священником?

Ксения: Не знаю, как к первому относится, так как руководитель должен самостоятельно принимать решения, действуя в общественных интересах и в рамках закона. Но быть священником – значит, внимательно выслушивать людей, разбираться в их проблемах и пытаться эти проблемы решить. Были случаи, когда люди годами ходили к чиновникам, и никто не решал их вполне решаемые проблемы, а мне удавалось помочь.

Например, пенсионерка Антонина Павловна никак не могла в течение года оформить в собственность земельный участок, который ей принадлежал на праве постоянного бессрочного пользования (по закону такие участки должны переходить в собственность бесплатно). Но когда она приходила к чиновнику, тот постоянно воздвигал перед ней препятствия и барьеры и гонял по замкнутому кругу – то заставлял собирать бумаги, то говорил, что она должна за землю заплатить. Когда я начала заниматься, мы провели экспертизу документов и разобрались, что пенсионерка имеет право бесплатно оформить в собственность участок. И она наконец-то это сделала.

Татьяна: А есть ли у вас в Боровичах активные общественники, которые постоянно обращают внимание власти на разные проблемы?

Ксения: Сразу вспоминается Сергей Константинов, который каждый месяц приходит на прием к главе. Его волнуют разные вопросы – то дорожные знаки установлены не так, то дороги плохо сделаны. А еще он сфотографировал машины, которые неправильно паркуются и отправил их начальнику ГИБДД. Насколько мне известно, даже чиновники получили квитанции на оплату штрафа.

Татьяна: Когда Владимир Львовский стал работать в маревской администрации, он обнаружил кучу ошибок в документах, в том числе, в Уставе. Вам с таким не приходилось сталкиваться?

Ксения: Мы тоже совершенствуем нормативную базу, сделали новое положение о комитете. Прежнее устарело, не отвечало реалиям сегодняшнего дня. В июле прошлого года было заключено соглашение по передаче полномочий города Боровичи администрации района, и в структуру КУМИ сейчас входят четыре крупных подразделения: отдел по распоряжению/управлению земельными участками; отдел по управлению муниципальным имуществом; отдел архитектуры и градостроительства и отдел по учету граждан, нуждающихся в жилых помещениях и обеспечению их жильем.

Еще один важный документ, нами разработанный и принятый, это положение о реализации только с торгов земельных участков в городе Боровичи, которые предназначаются под коммерческое использование. Речь идет об автосервисах, автозаправках, магазинах, объектах общественного питания. Теперь эти участки предоставляются только с аукционов, а раньше существовала практика, когда они предоставлялись без конкурсных процедур.

Ольга: Это нововведение тоже позволяет пополнить бюджет?

Ксения: Если кадастровую стоимость земельного участка можно оспорить и снизить, то на торгах сразу устанавливается справедливая рыночная стоимость, которую снизить никто не сможет. Всегда есть конкуренция, всегда есть повышение цены – ведь для того, чтобы состоялся аукцион, необходимо не менее двух участников, и нужно сделать хотя бы один шаг. Например, зимой этого года цена участка под павильон на таком аукционе выросла с 40 до 300 тысяч рублей.

Но я хочу рассказать о еще одной серьезной проблеме, с которой мы столкнулись в сфере управления земельными ресурсами, – когда участки выделялись в аренду под личное подсобное хозяйство, индивидуальное жилищное строительство, а потом оказывалось, что они находятся в собственности других лиц. То есть участок «рисовался» на участке. Раньше специалисты КУМИ не выезжали на место, не запрашивали информацию в сельских поселениях, которые долгие годы распоряжались участками и выдавали свидетельства, а просто на основе публичной кадастровой карты выделяли участок. Идут судебные процессы, собственники подали иски на администрацию района из-за того, что их участки были выделены другим лицам. Сейчас мы этот порядок трансформировали - обследуем участки на местности, собираем информацию в сельских поселениях, и только на основании этого принимаем решение. Раньше к этому подходили формально.

Ольга: Ксения, в вашем ведении четыре отдела, в том числе вы курируете такие важные вопросы, как жилье для детей-сирот и переселение людей из ветхих и аварийных домов. Расскажите об этом.

Ксения:

Мы не экономим на стоимости жилья и площади для сирот. Мы не покупаем квартиры в каркасных и щитовых домах. Ведь субсидии в размере 32 300 рублей за квадратный метр достаточно для того, чтобы купить квартиру в Боровичах в кирпичном доме. При минимальной норме 28 квадратных метров мы покупаем для детей-сирот квартиры по 33 квадратных метра.

В этом году мы заключили три муниципальных контракта – два на переселение из аварийного жилья и один на приобретение жилья для детей-сирот в кирпичных домах.

Кстати, мы заселяем сирот в дома, где будут проживать обычные граждане, чтобы была социальная адаптация, не хотим образовывать резервации.

К сожалению, департамент строительства области в прошлом году заказал строительство каркасного дома на Титова, 2 для детей-сирот. Заселить этот дом мы не можем до сих пор, потому что выявлены нарушения и дефекты. Комиссия, в которую входили представители Администрации Боровичского района, пожарного надзора, Ростехнадзора, Роспотребнадзора, не смогла признать помещения в этом доме пригодными для проживания. Мы направили материалы в УКС Новгородской области. Заказчиком была область, плательщиком – область, акты приемки дома – подписала область... Жилые помещения сейчас находятся в собственности области. Но дом срочно хотели передать в муниципальную собственность – его надо отапливать, содержать. Но полагаю, что до устранения всех дефектов собственник имущества – область – должна следить за своим имуществом, обслуживать, содержать в нормальном режиме. В настоящее время УКС устраняет дефекты, указанные в перечне замечаний. После их устранения межведомственная комиссия вновь будет осматривать объект и принимать решение. К этим вопросам мы подходим тщательно и неформально.

Анна: Серьезная проблема в Боровичах с большим количеством аварийных домов. Ведь город развивался как рабочий, там было много двухэтажных бараков.

Ксения: В 2017 году заканчивается федеральная программа, и мы не знаем, какие финансовые ресурсы на переселение вновь признанных аварийными домов можно будет использовать. Ведь сейчас мы переселяем те, что были признаны аварийными до 1 января 2012 года. Как будет идти финансирование дальше, непонятно. Местный бюджет не позволяет решать эти проблемы.

Ольга: В Вашем ведении и отдел архитектуры и градостроительства. Ответственная, важная, сложная, но очень интересная тема. Какие сложности, проблемы и перспективы вы видите в этой сфере?

Ксения: В этом году мы заключили два муниципальных контракта – один на внесение изменений в схему территориального планирования Боровичского района, в Генплан и правила землепользования и застройки города Боровичи, второй – на разработку проекта планировки микрорайона «Огородный».

Прежде разработанные документы имели ряд существенных недостатков – прежде всего, с точки зрения зонирования. Например, промышленные зоны обозначались, как рекреационные. Были проблемы с точки зрения развития перспективных территорий для индивидуального жилищного строительства и малоэтажного строительства.

Я считаю серьезным недостатком крупных районов и городов области отсутствие стратегического подхода. Решаются текущие задачи, а задачи развития города, его архитектурного облика отходят на второй план. Имеет смысл подумать над введением должности главного архитектора Боровичского района, который будет определять направление развития города и района.

В 2020 году Боровичам исполнится 250 лет, и есть ряд задач, которые надо решить. Например, привести в порядок исторический центр города, восстановить Троицкий собор, который используется как дом культуры. План о передаче собора в течение 5 лет Церкви уже подписан.Это правильное решение, но возникает второй вопрос – Боровичам необходимо строить новый культурный центр. А это деньги. Конечно, в местном бюджете таких средств нет. Поэтому мы рассчитываем на помощь областного и федерального бюджетов. Поддержит ли нас главный финансист Вероника Минина? Городу нужен новый культурный центр, рассчитанный на современные потребности.

Второй муниципальный контракт – на разработку планировки микрорайона «Огородный» в центре города Боровичи, в районе Свято-Духова монастыря.

Ольга: Но почему такое название у микрорайона в центре города?

Ксения: Дело в том, что там прежде стояли теплицы БКО. Но мы думаем над переименованием, прошли публичные слушания, на которых боровичане предлагали свои названия. Решение будет за Главой района. В новом микрорайоне с современной социальной инфраструктурой мы будем развивать индивидуальное жилищное и малоэтажное строительство. Я против хаотичной застройки в разных стилях, поэтому планируем обсудить проект планировки с департаментом архитектуры и градостроительства области, привлечь наши ведущие архитектурные мастерские, чтобы они дали нам рекомендации.

Татьяна: Сейчас в Новгороде остро строит проблема с парковками – строят дома по каким-то древним документам, когда предполагалась одна машина на два десятка квартир. В Боровичах вы эту проблему учитываете?

Ксения: Эти вопросы я, безусловно, буду ставить перед новым начальником отдела. У нас сейчас проводится конкурс на замещение должности начальника отдела архитектуры и градостроительства. Он будет 6 ноября, допущено три человека, мы хотим пригласить Валентину Васильевну Захаркину, чтобы она побеседовала с кандидатами и мы выбрали профессионального человека. Проблема с парковками понятна, но есть СНиПы - строительные нормы и правила, выходить за рамки которых тяжело. Но я согласна с тем, что хватит застраивать города, как попало.

Ольга: Ксения, а как у вас в районе обстоят дела с выделением земельных участков многодетным семьям и другим льготникам?

Ксения: Возможность предоставления земельных участков в Боровичах ограничена. На сегодняшний день в очереди стоит 250 человек. До конца года мы выделим 120 участков в Боровичах в микрорайоне «Пригородный», но больше таких массивов у нас нет. Будем рассматривать возможности выделения земли в пригородах.

Ольга: А есть, как в Новгороде, люди, недовольные качеством выделенных участков?

Ксения: Да, есть недовольные тем, что выделяем участки не там, где хотят, не в центре города. Жалуются, что нет коммуникаций – дорог, воды, газа. Но все это упирается в местные ресурсы, которых просто нет. Думаю, эти задачи надо решать с помощью региональных властей, ведь в муниципальных бюджетах остается не так много налоговых поступлений, чтобы обеспечивать решение этих задач. Полагаю, что на уровне области надо разработать программу обеспечения инфраструктурой земельных участков для многодетных, молодых семей, чтобы люди могли строиться.Надеюсь, что такое понимание к областным чиновникам придет.

Ольга: Анна, Ксения, а какое впечатление у вас сложилось о городе и его жителях?

Анна: Боровичане - люди с ярко выраженной предпринимательской жилкой. Это формировалось поколениями: там жили лоцманы, которые проводили караваны барок через мстинские пороги (это было прибыльное дело), потом возникли кирпичные предприятия.

Деловитость и предпринимательство формируют свободу мышления. Поэтому боровичан сложно «нагнуть» на выборах. Они голосуют не так, как им велели, а исходя из собственных представлений. У нас в области две аномалии – Мошенской и Боровичский район. Один всегда 100% за власть, а другой – в оппозиции.

До Боровичей не дошла война, город не был разрушен. Там много коренного населения. Люди живут и не собираются уезжать, развивают свой бизнес. Покупают старые дома в центре города, капитально ремонтируют. Бывает и так, что на первом этаже магазин, а на втором – живут его хозяева, как было прежде. Малый бизнес там сохранился и работает, много маленьких магазинчиков.

Поэтому там лучше, чем в Новгороде, с местными продуктами. В Боровичах можно купить парное мясо, баранину, телятину, маленьких цыплят, перепелок, хорошие молочные продукты. Там есть, например, магазин, где можно купить 30 сортов сыра, в Новгороде такого нет.

Ольга: Что-то мне тоже захотелось переехать в Боровичи! Кстати, а как там обстоят дела со СМИ?

Ксения: В Боровичах есть «Ваша боровичская газета», которую финансируют предприниматели. Она критикует власть, и мы чиновники ее читаем. Жаль, что иногда критика перестает быть конструктивной. Сваливаться в хамство нельзя. А критика – это хорошо, она держит власть в тонусе. Есть газета администрации района «Красная искра», есть нейтральное независимое издание - агентство «Боровичи-онлайн». В общем, есть плюс, есть минус, есть нейтральное СМИ.

Ольга: Ксения, по сути, тогда, в 2013 году, власть бросила вам вызов: попробуй себя на нашем месте, поработай в роли чиновника, справишься ли? Каково вам в этой роли?Что теперь вы думаете о чиновниках?

Ксения: Во власти привыкли, что люди растут из их среды и поднимаются по ступенькам – сначала ты специалист, потом начальник отдела, потом глава комитета. Но за этот длинный путь чиновник привыкает к тому, как принимаются решения, какие процедуры за ними стоят, и изменить что-либо в этой системе он не может, ведь у него самого все это вошло в привычку. Поэтому сложно ожидать от него изменений и модернизации системы. И вот во власть инкорпорируются люди, которые никогда не были связаны с системой муниципального управления. И тем более общественники. Хотя, если бы я была просто общественницей, то вряд ли бы мне такую должность предложили. Должны быть знания, профессиональный опыт.

Вот такие люди и способны внести изменения. Их нужно привлекать во власть, это очень полезно. Не только потому, что они могут провести какие-то реформы, предложить новые идеи и посмотреть на все свежим взглядом, но и потому, что они не связаны ни с бизнесом, ни с администрацией. Поэтому они могут принимать эффективные и нейтральные решения и действовать не в интересах своих знакомых и друзей, а в общественных интересах.

Я согласна с утверждением, что когда человек, имеющий ценности, приходит во власть, то не среда его начинает менять, а он среду в соответствии со своими ценностями. А властью чиновника наделяет народ – он дает ему полномочия, ресурсы, для того чтобы он работал в общественных интересах. Именно с таким пониманием люди должны приходить на гражданскую службу и быть готовыми к диалогу, прозрачности, подотчетности. Но, безусловно, все это должно накладываться на профессионализм.

Анна: У чиновника должно быть еще одно важное качество – он должен уметь самостоятельно принимать решения, а не ждать, когда ему прикажут сверху. Председатель комитета – не исполнитель, это человек, который сам принимает решения в рамках закона.

Есть же общепринятая система, когда решения спускаются сверху. Условному градоначальнику звонят – надо сделать то-то, он организует чиновников, чтобы это выполнили. Эта система вертикальности, но она совершенно несостоятельна. У Ксении другой опыт. Хотя попытки надавить на нее, конечно, предпринимаются.

Ольга: Ксения, вы занимаетесь очень серьезными и важными вопросами, у вас в ведении четыре отдела, у каждого из которых – огромный объем работы. Как вы справляетесь с такой нагрузкой и во сколько заканчивается ваш трудовой день?

Ксения: Рабочий день у нас - с 8 утра до 17 часов, но домой я часто ухожу в полседьмого, семь часов вечера.

Ольга: Не так уж поздно, учитывая, что в правительстве порой работают до поздней ночи и по выходным. Это значит, что при такой нагрузке вы грамотно выстраиваете работу. Позвольте спросить, а где вы разместились в Боровичах?

Ксения: Сначала жила в гостинице, теперь снимаю квартиру. Предваряя ваш вопрос, скажу, что затраты мне не компенсируют.

Анна: Ксения и служебной машиной не пользуется, хотя за комитетом машина закреплена. У нас ведь на уровне подкорки у чиновников сложилось понимание, что если есть служебная машина, то на ней можно с обеда на обед, и с работы на работу ездить. Но Ксения ходит пешком.

Ольга: Ксения, и так, вы приняли вызов и в течение этого года успешно выдержали испытание. Какие цели и задачи ставите перед собой?

Ксения: Развивать архитектурно-градостроительное направление, привлекать инвестиции в развитие инфраструктуры новых микрорайонов, земельных участков. Думать о будущем.

Благодарим за сотрудничество и гостеприимство кафе «Лаванда» (ул. Великая, 3).

Фотографы: Татьяна Яковенко, Николай Велицкий, наш коллега из «Боровичи-онлайн» Иван Андреев. Также использованы фотографии из личного архива Ксении Черепановой.