«Лодья» в поисках внутренней красоты

Случайностей не бывает – для меня это очевидно уже давно, но каждый раз, когда жизнь преподносит очередной счастливый билет, я удивляюсь тому, как все сложно, мудро и интересно переплетено в нашей жизни.

К таким случайностям я отношу и встречи с людьми, которым в нашей жизни уготованы важные роли. Как часто, сами того не ведая, мы идем навстречу друг другу сквозь годы и расстояния, чтобы в какой-то момент наши дороги пересеклись.

Прошу простить меня за это отступление, но ведь это действительно чудо – отправиться с гостями Новгорода, музыкантами в «Витославлицы» на экскурсию, чтобы неожиданно вместе с ними открыть для себя в старинном храме мир русской духовной песни. Как простой слушатель, я была очарована, но мне было очень интересно услышать мнение профессионалов. А они были под сильнейшим впечатлением и посоветовали обязательно рассказать читателям «ВН» об этом коллективе. Что мы и делаем с огромным удовольствием.

Ансамбль духовной и этнической музыки «Лодья» приехал в Новгород из Ярославля. Коллектив существует с 2008 года. В разное время его участники работали в ярославской филармонии. Количество музыкантов в ансамбле варьируется, но в Новгороде сейчас выступают четверо - Владимир Скляров, Максим Луканин, Антон Мамаев и Никита Делягин. Остальные задействованы в родном городе в других проектах.

Название коллектива его участники объясняют так:

«У христиан есть образ, сравнивающий нашу жизнь с путешествием на корабле... Пучина событий, происходящих вокруг, заставляет нас править кораблём, делать выбор, решать каким путём идти, а главное куда. К чему приводят нас эти решения, мы можем только догадываться и уповать на милость Божию - попутный ветер. Но нас может ждать и штиль, и шторм, и рифы. Житейское море очень непредсказуемо и изменчиво, поэтому мы должны быть готовы ко всему. И вот наша «Лодья» - ещё одно судно в этом безбрежном море».

Мы встретились с «Лодьей» в недавно открывшемся кафе «Лаванда», расположенном в доме, возле которого была найдена первая берестяная грамота, и за чашкой чая попросили артистов рассказать о себе.

Антон: Все мы давно знакомы между собой со студенческих и даже более ранних времен. Собраться и начать делать что-то свое, а не только участвовать в чужих проектах - мысль естественная, она рано или поздно возникает у всех музыкантов. Вот и мы собрались однажды и решили: хотим петь то, что просит душа. Уже тогда мы чувствовали внутреннюю необходимость петь песни простые и вместе с тем незапетые, не очень известные или забытые. Постепенно нас стали приглашать выступать в небольших концертных залах, на открытии выставок. Мы стали искать свое звучание, свою нишу и свой собственный путь. И сейчас мы видим, что развиваемся именно так, как когда-то для себя определили.

Ольга: Как вам удалось так идеально подобрать в коллективе голоса?

Владимир: Никакого кастинга не было. Мы никого не выбирали, так получилось. Главным было желание петь.

Никита: Мало того, мы все четверо - баритоны. Ведь должен быть бас, баритон, тенор, первый тенор... А мы все баритоны, один чуть выше, другой чуть ниже.

Ольга: А кто из вас руководит коллективом?

Антон: Совсем-совсем главного у нас нет, хотя у каждого есть предпочтения, как действовать. В итоге все получается самостоятельно, но органично.

Ольга: Как же у вас в коллективе распределяются обязанности?

Антон: Они распределяются гибко, хотя иногда и приходится давать задания. В поиске материалов участвуем все мы, каждый приносит свои предложения и версии. Когда материал обрабатывается, мы на всех этапах все обсуждаем вместе. Кто-то вносит коррективы, говорит, что вот здесь будет лучше сделать по другому. Без свежего взгляда участников ансамбля, без их видения результат мог выйти однобоким. Поэтому окончательный вариант того, что мы поем, возникает в результате почти коллективного творчества.

Максим у нас скромный, но любит общаться со слушателями, туристами. Никита - не очень общительный, но решительный человек. Когда нужно проявить инициативу в отношении коммуникации, он делает это настолько естественно, просто, быстро и эффективно, что мы, казалось бы, веселые и общительные люди, смотрим на него с завистью. Мы бы еще стояли и думали, как бы подойти к человеку и сказать, а Никита уже говорит и добивается результата.

Если же говорить об организационной работе, то в ней у нас безусловный лидер - Владимир. Он у нас двигатель прогресса, человек, который не может сидеть на месте. Он всегда найдет себе и окружающим дело.

Владимир: Потому что когда человек не работает - он не живет. Человек должен постоянно что-то делать!

Антон: Кстати, именно Владимира осенила идея петь в «Витославлицах».

Ольга: Владимир, расскажите нам эту историю.

Владимир: Два года назад я приехал в Великий Новгород, походил здесь по музеям, древним храмам и был поражен архитектурой и красотой города. Да и люди меня изумили - мы зашли в храм, и смотрительница ненавязчиво и очень интересно рассказала нам о нем. Мне очень понравилась атмосфера города, я вернулся домой под сильным впечатлением и предложил ребятам приехать сюда. Мы приехали сюда в марте и переговорили с дирекцией музея. Они сказали - давайте попробуем.

Ольга: Сколько же раз в день вы поете?

Антон: У нас бывает от 10 до 20 выступлений в день длительностью по 5-7 минут.

Ольга: Кстати, о храме. Церковь Святителя Николая, в которой вы поете, - деревянная. Придает ли это какие-то особенности звучанию?

Владимир: Вот как раз сегодня одна женщина об этом очень точно сказала. Она из Петербурга, полтора месяца назад уже приезжала в «Витославлицы» и услышала нас впервые, а теперь приехала снова - специально для того, чтобы послушать нас. Так вот она сказала, что здесь очень теплый звук. Да, в каменном храме акустика может быть лучше, звук отражается, но здесь он более теплый. Мне очень понравилась эта формулировка.

Ольга: Как раз 22 августа у вас будет концерт в каменном храме - Знаменском соборе, так что мы сможем сравнить. Но я дважды была на выступлениях в деревянном храме, и попадала на разную программу. Отчего зависит выбор музыки в тот или иной день?

Антон: Это зависит от многих причин. Во-первых, от состояния наших голосов в данный момент. Некоторые вещи неудобно петь с утра, некоторые - вечером. Более важный фактор - мы смотрим на слушателей и примерно представляем, что им было бы интереснее услышать - это зависит от возраста, пола, социальной принадлежности. С церковным календарем мы связаны, но не напрямую. Допустим, мы стремились в пасхальные дни не петь «Царю Небесный». Еще у нас есть много красивых великопостных песнопений, которые мы не поем в праздники. Да и летом мы практически их не исполняем.

Владимир: Но самый главный критерий - мы поем то, что нам нравится. Любое произведение можно спеть хорошо, плохо или никак. Но важно петь именно то, что тебе нравится, что созвучно твоим переживаниям, тогда ты проносишь песнопение через себя. А некоторые произведения, которые могут заставить людей задуматься, мы здесь не поем из-за ограниченности и нас, и туристов во времени.

Например, «Да молчит всяка плоть» в обработке Игоря Сахно (видео есть в нашей группе) мы не можем исполнять в музее - оно длинное, развернутое. Выбираем что-то короткое, но емкое, несущее что-то в себе. То же «Царю Небесный» - насколько оно торжественное!

Антон: Профессиональные коллективы предпочитают выбирать красивые, развернутые, богатые произведения с завязкой, развитием, кульминацией, развязкой, с фрагментами соло... А для богослужебного пения это не то чтобы чуждо, но не совсем уместно. Наша музыка может показаться проще, чем музыка широко известных вокальных и хоровых ансамблей. Но мы и не стремимся найти такую музыку, которая поразила бы своей очевидной красотой. Мы ищем то, что имеет красоту внутреннюю.

Ольга: Вы здесь уже несколько месяцев. Как близкие относятся к такой длительной командировке? Между нашими городами ведь километров 750.

Антон: Близкие приезжают нас навещать, как жены декабристов. Им тоже интересно здесь побывать, в красивом городе. Отличный повод вырваться из привычного окружения, оторваться от забот, увидеть что-то новое. По сути, это тоже отдых.

Владимир: Мы и наши близкие - те же туристы, только мы имеем возможность глубже проникнуть в эту атмосферу, в жизнь вашего города. Если приехать в Новгород на один-два дня, то не все успеешь посмотреть. Одна из маленьких радостей нашей работы - то, что я могу никуда не бежать, побродить по набережной, сходить на выставку, запланировать выходной. Здесь столько всего интересного!

Ольга: Кстати, у вас выходные есть? Когда можно приехать в музей и вас там не застать?

Владимир: Мы не поем, когда идет дождь - в сырую погоду памятники не открываются. Так что, в первую очередь, смотрите на погоду. Если нет дождя - мы начинаем с десяти и поем до четырех. Это время заявлено официально, но мы остаемся и до пяти, и до половины шестого. Конечно, у нас есть перерыв на обед - примерно в час дня мы отдыхаем где-то полчаса. Подождите, и мы вернемся.

Ольга: Расскажите, пожалуйста, о вашем диске, который можно приобрести в храме.

Антон: Это наш первый диск, он посвящен духовной музыке. Мы стремились показать ту часть духовной музыки, которая широкому слушателю еще неизвестна.

Она почти не охвачена исполнителями и слушателями. Конечно, есть коллективы, которые этим занимаются, но большой популярности они не имеют. Широко известна классическая русская духовная музыка конца XVIII - начала XX веков. Она очень богата во всех смыслах - выразительными средствами, талантами людей, вложивших в нее свой труд, но, вместе с тем, мы ищем музыку более раннего периода. Она несколько обойдена вниманием по разным причинам, но обладает такой харизмой, таким обаянием, которые, я думаю, не оставят слушателей равнодушными. А сейчас мы работаем над вторым диском.

Это будет диск с народными песнями. Мы хотим показать песни в том виде, в котором они были, при этом не углубляясь в реконструкторскую сферу. Мы не стремимся к аутентическому исполнению, в некоторой степени адаптируем их для современного слушателя. Но, вместе с тем, исполняем очень самобытную, оригинальную и нерастиражированную музыку. Одно из произведений, которое будет представлено в альбоме - наивная полифония Забайкальской старообрядческой общины. Ее можно сравнить, например, с грузинской музыкой, настолько там интересное и сложное многоголосие, при этом, оно не записано, не ограничено какими-то правилами. Оно - на интуитивном, непосредственном, очень простом уровне, но очень богато красками, выразительными средствами.

Такую музыку очень интересно петь. Она сложна для исполнения. В той музыкальной культуре, в которой мы сейчас находимся, ее не привыкли ни слушать, ни петь. Как отмечают современные исследователи русской народной музыки, каждый, находясь в своей деревне, эти песни изобретает и открывает заново. Он не учится общепринятым канонам, грамоте и системе, а поет так, как слышит и воспринимает, ведь все воспринимают музыку по разному. В результате каждая из региональных традиций чем-то да отличается, и проявиться это может в самых неожиданных местах. Начиная интонацией и заканчивая темпом, мелизмами и украшениями. Даже лады, звуковысотность каждого из звуков в ладе может отличаться от темперированного строя.

Ольга: Где вы находите материалы?

Антон: Во-первых, я упомянул бы этнографические записи. Аудиоматериалов столько, что обработать их будет не под силу всем сегодняшним исследователям.

Максим: В нашем распоряжении десятки часов аудиозаписей. Разбив на части, мы постепенно изучаем их. Материалов очень много и жаль, что музыканты уделяют русской музыке мало внимания.

Владимир: Перед нами необъятное поле деятельности. И, с одной стороны, это хорошо. Но грустно, что носители уходят - и воспроизвести традиции уже некому. Конечно, спеть точно так, как пела бабушка, тоже невозможно, одна из наших задач - сделать это как современный человек, чтобы слушателям было понятно. Как это сделать? Просто петь.

Антон: Есть и другие источники нашего вдохновения - мы ориентируемся на уже имеющиеся, маститые коллективы. Есть у нас некоторые пристрастия. Например, поем несколько произведений из репертуара Андрея Котова, руководителя ансамбля «Сирин», участника ансамбля Покровского, фактически, первого русского фольклориста, который занимается исполнением аутентичной русской музыки. Мы с ним знакомы лично, встречались на мастер-классах, беседовали. Очень многое от него почерпнули. Кстати, он ведь недавно приезжал в Новгород на фестиваль.

И еще один источник. Очень интересная история связана с песней «Волна шумит», которая нам особенно дорога. Когда мы ее услышали, она показалась нам очень глубокой, проникновенной. Интересный сюжет, красивая мелодия. Причем исполнял ее не совсем фольклорный ансамбль, а в некоторой степени андерграундный. Но было указано, что песня народная, записанная в Архангельской губернии.

Мы расшифровали мелодию и сделали собственную обработку. И однажды, после исполнения этой песни в «Витославлицах», к нам подошел мужчина и сказал, что на протяжении всего выступления его не покидало ощущение, что где-то он ее уже слышал. После концерта он вспомнил, что его бабушка, собираясь с подругами по вечерам, пела и эту песню. Получается, мы вернули человеку песню из его детства.

Ольга: Жаль, я не видела этой песни среди ваших аудиозаписей в интернете.

Антон: Ее там нет, но она будет на диске. Мы ее бережем для премьеры.

Ольга: А на концерте 22 августа в Знаменском соборе не споете? Заинтриговали, очень хочется послушать!

Антон: Да, хотя изначально планировалось, что прозвучат только духовные стихи, ведь концерт приходится на время поста. А именно с постом связана эта традиция. Их больше всего любили петь в быту, вечерами за домашней работой, слушали в исполнении странников, паломников, на паперти храмов. Эти песни интересны тем, что их автором является живой народный ум, без какого-то директивного влияния извне. Вместе с тем, тематика духовных стихов связана со Священным Преданием и Писанием. В них в доступной для народного слушателя форме излагаются притчи, даются интересные и глубокие духовные образы. Духовные песни - это и богатая пища для размышления, и эстетическое удовольствие.

Ольга: Как реагируют иностранные туристы на ваше исполнение и на такую музыку? Например, китайцы?

Владимир: С китайцами сложно - они люди суетливые, прибежали, пофотографировали и убежали. Это отчасти связано с их программой - у них плотный график и время им очень дорого. Так что пока мы не проникли в их сердца. Но исключение - сегодняшний день. Зашли наши туристы и китаец. Подумали, что сейчас он убежит, как всегда. А он садится, слушает. Уходит, улыбаясь. Я выхожу посмотреть на улицу другие группы и вижу, что он подзывает жену и ребенка и отправляет к нам. Они тоже посидели, послушали. Видимо, понравилось.

Никита: Зато китайские туристы обожают фотографироваться с Антоном - он у нас высокий блондин, для них это непривычно.

Ольга: А еще Антон приглашает слушателей и сразу настраивает их на серьезный лад. Кстати, а почему вы не напоминаете перед началом концерта, что хорошо бы выключить мобильные телефоны?

Антон: Может быть, и стоит об этом говорить, но пока мы не видим в этом надобности. Почему-то так получается, что здесь не так много звонков во время выступлений. В других местах они настигали в неудачное время гораздо чаще.

Никита: Это еще не самое страшное. Бывает, настойчивые посетители стремятся попасть в зал прямо посреди выступления, это отвлекает нас и слушателей.

Антон: Можно немного подождать и зайти вместе со следующей группой, так создастся более целостностное впечатление: событие будет иметь начало и конец. Поэтому закрытые двери вовсе не означают что мы не хотим вас видеть.

Ольга: Скажите, а почему вы поете в «Витославлицах» в деловых, а не в народных костюмах? Вы, конечно, в них шикарно выглядите, но все равно интересно - все-таки, такой музей, в котором погружаешься в атмосферу прошлого.

Антон: Мы уже над этим думали, и этот вопрос не самый простой, мы сами его еще не до конца осмыслили. Наше решение основывается на нескольких пунктах. Во-первых, если выбирать народные костюмы и подходить к этому дотошно и основательно, то мы привяжем себя к определенной региональной культуре и местности. Ведь у каждой из областей был свой орнамент, причем он отличался и в зависимости от возраста юноши, мужчины.

Владимир: Бездумно подходить к этому нам не хотелось. Ведь если мы оденем ярославские костюмы в Новгороде - нам могут задать вопросы, почему это так. Если в новгородских будем выступать в Ярославле - это тоже будет странно. Причем у нас география песен очень широка - с юга на север, с запада на восток. Мы поем и казачьи песни, и забайкальские, песни Русского Севера... Если все объединить, не получилась бы какая-нибудь матрешка.

Антон: В этом смысле концертный костюм в некоторой степени универсален и безличен, его можно наполнить любым содержанием. И он настраивает слушателей. Ведь если надеть костюм народный, то слушатель может почувствовать себя более свободно и раскованно, менее официально - это, конечно, хорошо, но нам пока удобнее так, чтобы слушатели сосредоточились и ограничили свою активность.

Ольга: Участвуете ли вы в каких-либо конкурсах, фестивалях?

Антон: Нас уже несколько лет многое связывает с ярославским фестивалем хоровой музыки имени священника Василия Зиновьева, регента, композитора, который многое сделал для формирования певческой культуры в Ярославле. В рамках этого ежегодного фестиваля участники дают концерты по всей области, поэтому он носит просветительский характер. Есть еще один интересный фестиваль в Ярославле - «Исповедь сердца». Он приурочен к празднику Троицы, проходит на открытом воздухе, на территории музея-заповедника - монастыря в центре Ярославля. На этом фестивале приветствуется авторская музыка.

Ольга: А как же конкурсы? На «Голос» не хотите поехать, сразить Пелагею?

Владимир: У нас не было с самого начала амбиций, желания занять какое-то место, получить грамоту. Когда мы только начинали, у нас было мало времени, мы собирались по вечерам, помню, даже без света приходилось сидеть во время репетиций. Мы пели потому, что просила душа.

Ольга: Скажите, а если подсчитать, сколько примерно человек за эти месяцы послушали вас в «Витославлицах»?

Максим: Я недавно задумался. У нас здесь было уже порядка тысячи выступлений. И если умножить на количество слушателей на каждом выступлении (10-30), то получится в среднем тысяч пятнадцать-двадцать. Но как мы понимаем, некоторые люди приходят к нам не по одному разу, приходят специально, возвращаются.

Ольга: После анонса интервью новгородцы писали нам, что имели удовольствие слышать ваше выступление с колесной лирой. Сможем ли мы ее услышать на концерте в Знаменском соборе ?

Владимир: Сможете. Если же говорить об инструментах, то мне очень жаль, что я не застал в Новгороде Владимира Ивановича Поветкина. Я поздно узнал о нем. Казалось бы, я наконец нашел человека, с которым мог бы поговорить, но вскоре увидел новость о том, что его не стало. Но я с большим интересом посетил Центр музыкальных древностей, пообщался с теми, кто продолжает дело Поветкина.

Ольга: Сколько вы еще будете петь в «Витославлицах»?

Владимир: До конца августа - точно, а насчет сентября точно пока сказать не можем, у нас есть планы. Осенью хотели бы выступить в Санкт-Петербурге, в Ярославле.

Никита: Следите за новостями в нашей группе «ВКонтакте», мы сообщим о завершении концертов.

Ольга: Но мы будем очень ждать вас в следующем году. А пока готовимся к концерту 22 августа в Знаменском соборе! Начало - в 18.30.

Фото: Алексей Мальчук, Татьяна Яковенко, архив ансамбля

Благодарим гостеприимное и уютное кафе «Лаванда» (ул. Великая, 3) за сотрудничество!