Вице-губернатор Виктор Нечаев: главный по инновациям и инвестициям на Новгородчине

13 января у новгородского губернатора появился новый заместитель. Им стал опытный управленец, а в прошлом – учёный, Виктор Нечаев. Через два с небольшим месяца после начала работы человек, ставший главным на Новгородчине в технологической отрасли, встретился с корреспондентами «Ваших новостей» и рассказал о своих впечатлениях от города и региона, собственных увлечениях и взглядах, а также о планах и перспективах развития инновационной промышленности на нашей земле.

Встречая нас в дверях своего скромного кабинета, Виктор Анатольевич откровенничает:

– Я достаточно долго работал заместителем глав других регионов. У меня везде были аквариумы. С детства увлекаюсь. Там, откуда я ушёл, они стоят до сих пор. Планирую обзавестись аквариумом и на новом месте.

– На должность заместителя губернатора Новгородской области вы пришли с поста директора НИИ специальных систем связи, автоматизации и управления. Вы уже не в первый раз уходите из науки в органы исполнительной власти. Когда вам предложили поработать в Новгородской области? Не жалеете о своём решении?

– Предложили в конце 2013 года. В значительной степени, думаю, это связано с повышенным вниманием, которое наш губернатор уделяет инвестициям и инновациям. Возможно, последнее послание президента, в котором Владимир Путин акцентировал внимание руководителей регионов на активизации инноваций и инвестиций, подтолкнуло Сергея Герасимовича к такому решению. Я много работал и в науке, и в бизнесе, и в образовании, и во власти. Думаю, что оправдаю надежды.

– Что вам ближе: власть, бизнес или наука?

– Со временем ценности меняются. В то время, когда я начинал заниматься наукой, защищал диссертации, становился профессором, престиж работника высшей школы был несоизмеримо выше. Представьте себе, что заработная плата заведующего кафедрой была примерно в пять раз выше зарплаты инженера на заводе.

С перестройкой престижность работы в вузе стала падать, появились новые горизонты в бизнесе. Я занимался созданием автоматизированных линий на предприятиях, делал тренажёрные комплексы для центра подготовки космонавтов Звёздный, для Жуковского, делал тренажёры для кораблей, других морских объектов, занимался созданием лабораторных стендов. Это приносило серьёзные деньги.

Постепенно стало уменьшаться число заказов на автоматизацию, стали хуже продаваться лабораторные стенды. Начали подниматься наши «монстры», связанные с добычей нефти, газа и других полезных ископаемых. А вот производящие отрасли стали потихоньку умирать.

Примерно в это время мне сделали предложение, и я стал работать в правительстве – заместителем председателя правительства Мордовии. Создал одно из первых в стране министерств науки, информатизации и новых технологий. В этот момент стали появляться технопарки, венчурные фонды и т.д. В них сочетались наука, образование и бизнес. Так пригодились знания в разных сферах деятельности. Сейчас эти объекты и фонды успешно работают.

– А у нас вы не планируете организовать что-то похожее на министерство науки и высоких технологий?

–Я думаю, к этому мы придём. Сейчас получается, что специалисты, которые должны быть моими подчинёнными, разбросаны по разным департаментам и комитетам. Есть департамент образования и науки, но там сейчас, по существу, наукой ни один человек не занимается. Должны появиться специалисты, которые займутся коммерциализацией научных исследований. Они будут помогать выбирать проекты, которые можно преобразовать в инвестиции, находить источники финансирования, готовить площадки. Предполагается, что то, что касается инвестиций, также будет входить в сферу моих полномочий. Привлечение инвестиций – основная задача, которую поставил передо мной губернатор.

– Какие людские ресурсы вы намерены привлечь для решения проблемы? Будут ли задействованы силы НовГУ?

– Здесь достаточно квалифицированных специалистов, и в НовГУ, и на предприятиях я успел со многими познакомиться. Но целесообразно также привлечь тех людей, которые со мной работали, и способности которых уже проверены.

– Давайте более конкретно поговорим о проектах. На совещании по инновациям, которое не очень давно прошло в Новгородском университете, вы говорили о возможности создания индустриального парка на базе завода «Трансвит» и организации регионального венчурного фонда. В каком состоянии находится эта работа?

– Направлений, которые мы обозначили, десятки. Крупными проектами мы начнём заниматься после некоей ревизии. Во-первых нужно наладить работу с федеральными фондами, министерствами и ведомствами. Пока я вижу только робкие попытки сотрудничества с российскими фондами: РФФИ, РГНФ, РНФ. Но это не систематизировано, не отлажено в работе. Когда объявляется какой-то конкурс, люди в спешном порядке начинают готовить заявки. В то время, как с этими и другими фондами надо наладить систематическую работу, самим инициировать новые проекты. Потому что, в таком случае ты будешь в числе первых претендентов на это федеральное финансирование.

Индустриальный парк – известная мировая практика. Почему «Трансвит»? Я успел посетить около двух десятков предприятий. «Трансвит» имеет свою отлаженную инфраструктуру, удачно расположен. Есть большие площади, обеспеченные энергетикой, теплом, канализацией, водой. Но загружены они не полностью. Директор хотел бы привлечь на пустующие территории компании, которым будут созданы хорошие условия. Сами понимаете, использование общих коммуникаций удешевляет старт таких проектов. А если проекты будут дополнять друг друга, можно достичь очень серьёзных результатов.

Что касается венчурного фонда, этим я уже занимаюсь. Без источника финансирования многие идеи просто умирают или продаются за бесценок. Венчурный фонд фактически позволяет продвигать и продавать идеи на любом уровне их реализации. Если у тебя высокий уровень, ты далеко продвинулся, можно продать свою идею дороже. Ну а продашь – это уже будет твоя доля участия в той компании, которая будет создана с участием венчурного фонда. То есть роль человека, идеи которого подкреплены патентами, опытными образцами, естественно, будет гораздо выше. Одно из несомненных достоинств этого механизма в том, что средства, которые будут аккумулированы в этом фонде, остаются в регионе и не возвращаются в федеральный бюджет. То есть польза для региона будет в любом случае. Важно, чтобы она была максимальной. И расходование средств контролируется на федеральном и региональном уровнях, а также инвестором.

– Также вы предлагали заложить ряд проектов, которые объединят учёное сообщество региона с промышленными предприятиями. Что-нибудь уже прорабатывается?

– Я думаю, выступать системным интегратором – задача правительства региона. Есть намётки на некоторые проекты. Речь идёт о том, чтобы наладить выпуск некоей инновационной продукции, в котором участвовали бы учёные со своими идеями и способные производить конкурентоспособную продукцию заводы.

Один из таких проектов – народный томограф. Мы знаем, что стоимость таких аппаратов составляет миллионы, а иногда и десятки миллионов долларов. Есть разработки наших учёных с близкими свойствами, но существенно меньшей стоимости: речь уже идёт о единицах миллионов рублей. Почему бы не наладить серийное производство этих томографов? Здесь потребуются специалисты медицины, информационных технологий и производственные мощности предприятий.

Задача правительства на первом этапе – регулировать взаимоотношения участников процесса в качестве некоего арбитра и лоббировать интересы предприятий региона на федеральном уровне.

– Вы, наверняка, уже реализовывали подобные идеи и в Мордовии, и в Иркутской области. Насколько они там прижились?

– На базе венчурных фондов там открыт с десяток предприятий. С разной степенью успешности они работают. Часть из них можно «пересаживать» сюда. Тем более, они не требуют громадных площадей и затрат. Два-три месяца и эти предприятия смогли бы выпускать продукцию. В частности, это новые виды композитных, строительных материалов, получаемых из отходов лесной промышленности.

В Мордовии мы сделали замечательный data-центр – центр обработки и хранения данных с повышенно степенью надёжности, единственный в России аттестованный по четвёртой категории. Есть идея создать такой же объект и здесь. Сейчас планируем построить завод по переработке бытовых отходов. Обычно такие предприятия производят тепло, электричество, строительные материалы. Заводу будет нужен гарантированный потребитель электроэнергии. Им мог бы стать data-центр. Загружать и хранить наши информационные ресурсы в собственном центре хранения данных гораздо дешевле, чем пользоваться другими. А учитывая быстрый рост потребности в таких объектах, предоставлять такие хранилища потребителям, и тем самым получать доход для предприятия и региона.

– Рассматривается ли какой-либо конкретный проект по заводу по переработке мусора?

– Сейчас идёт сбор информации, делаются исходные расчёты. Уже несколько компаний приезжали, готовы взяться за это. Мы со своей стороны создадим все условия, поможем подобрать нужную площадку. Причём, это не потребует от региона никаких финансовых вложений. Мы пошли по пути проверенных технологий. Одна из компаний, на которую мы рассчитываем, построила заводы в центре Вены и Парижа. То есть экологически это – совершенно безопасно. Я не хочу сказать, что у нас в стране нет разработок в этой области. Но делать Новгород полигоном для испытаний новых технологий в переработке отходов я бы не рискнул.

По одному из проектов, который рассматривается, на выходе должна выделяться мощность порядка 20 мВт. Есть несколько вариантов использования этой электроэнергии. От этого, во многом, зависит эффективность проекта. Энергия может поступать в общие сети. Второй путь – выбрать в качестве потребителя этой энергии какое-то конкретное предприятие. Напрашивается аквапарк, если мы собираемся его строить. Или можно подумать о теплицах. Это также постоянный потребитель тепловой и световой энергии. Ну и data-центр, конечно.

– Как много времени займёт реализация этих проектов?

– Если говорить о заводе по переработке отходов – полтора-два года. Data-центр в Мордовии мы сделали за два года: от эскиза до уже работающего объекта. Аквапарк тоже было бы интересно построить, а срок будет зависеть от выбранного проекта и финансовых возможностей инвестора.

Один из наших проектов – особые экономические зоны туристско-рекреационного типа. Люди должны приезжать в Новгород не на один день. Наша задача: красиво «подсветить» то, что у нас есть. Объекты ЮНЕСКО, которых у нас, по-моему, 32,прекрасная природа, реки, озёра – хороший козырь. Важно использовать близость Санкт-Петербурга. Ключевым является поиск крупного «якорного» инвестора, специализирующегося в области туризма. Нам нужно найти свою изюминку.

– Замечаете ли вы, как ситуация в Крыму сказывается на крупных инвесторах? Малый бизнес уже почувствовал экономическую реакцию.

– Пока такого влияния не чувствуется. Потенциальные зарубежные инвесторы готовятся к поездке, уточняются время прибытия и план работы. Но, к сожалению, политические проблемы не проходят бесследно. Возможно, с рядом инвесторов сейчас придётся вести новые переговоры, потому что пропаганда с той стороны работает очень серьёзно. Но, с другой стороны, если доллар пошёл вверх, значит наши продукты, особенно пищевой промышленности, станут более конкурентоспособными. В сельском хозяйстве я вижу основания для хорошего подъёма собственного производства. Я – оптимист и надеюсь, что задуманные инвестиционные проекты будут реализованы.

– Вернёмся к сфере ваших полномочий. Для большинства людей отрасли «информатизации» и «связи» – тёмный лес. Все понимаю, что такое ЖКХ или сельское хозяйство. Расскажите, чем вы непосредственно будете заниматься?

–  Сразу нужно сказать, что информатизация и связь – одна из немногих сфер, в которых мы конкурентоспособны на мировом уровне. Многие специалисты в мире – выходцы из бывшего СССР. Могу похвалиться тем, что несколько моих бывших аспирантов успешно работают в Силиконовой долине и выражают готовность приехать для реализации своих проектов в Россию.

Есть такое понятие как «информационное общество». Существует рейтинг готовности регионов к его созданию. Оценивается использование информационных технологий, в бизнесе, образовании, в госуправлении, в культуре и т.д. На государство возложена важная задача по предоставлению электронных услуг во всех сферах. Мы должны создать некую среду, в которой на понятном языке должны общаться с одной стороны федеральные и региональные органы власти, с другой – бизнес, и отдельный человек. Тут возникают понятия «одного окна», «многофункциональных центров». Всё это в комплексе должно позволять вам, находясь в одном месте, получать полностью все необходимые услуги и документы – оперативно, быстро, без всяких очередей. В этом Россия довольно неплохо продвинулась, мы, может быть, не очень это замечаем, но по мере дальнейшего продвижения, будем все больше и больше это видеть.

– Около 30 лет назад Новгород являлся одним из центров развития микроэлектроники. Возможен ли новый виток процветания новгородской высокотехнологической промышленности?

– На мой взгляд, состояние новгородских предприятий на российском уровне электроники очень хорошее. Даже в сравнении с Томском, Зеленоградом, Санкт-Петербургом и другими центрами развития электронной промышленности. Мы сильно отстали, ещё с советских времён, в разработке и производстве элементной базы, начиная от микросхем и транзисторов. А вот, что касается применения готовой элементной базы, здесь мы конкурентоспособны.

Однако есть и нарастают проблемы, которые быстро не решишь. Мы практически перестали выпускать оборудование для электронной промышленности. Существуют проблемы в образовании – явная нехватка квалифицированных преподавателей, практически полностью отсутствует среднее звено между профессорами и ассистентами.

Но тем не менее, есть объективная потребность сделать новый виток развития – без этого мы не обеспечим необходимую обороноспособность страны и развитие соответствующих отраслей. У российских учёных есть серьёзные наработки в части производства электроники нового поколения – надеюсь это реализовать на новгородской земле.

– Вы не так давно пришли в новгородскую исполнительную власть. Каковы ваши впечатления от команды, губернатора и тех требований, которые предъявляются?

– Губернатор создал комфортные условия для творческой инициативной работы. С коллегами, по-моему, достигнуто взаимопонимание. Надеюсь, мой опыт и знания будут полезны и востребованы во всех сферах деятельности правительства.

– Вы автор более двухсот научных работ и многих изобретений. Чему посвящены ваши научные изыскания?

– Я придумал новый метод управления очень сложными объектами: буровыми судами и платформами, кораблями, буксирующими за кормой объекты до шести километров длиной, подводными аппаратами. Речь, в частности, идёт о разведке полезных ископаемых на дне океана, на континентальном шельфе. Методы относятся к категории оптимальных адаптивных с прогнозированием на «быстрой» модели. Но изобретения и публикации есть и в областях электроники, светотехники и информационных технологий.

– У меня был один из первых айфонов в стране. Я привык к смартфонам «Apple» и их операционной системе.

Cледите за новинками?

– Нужно не отставать, хотя технологии развиваются стремительно.

– «Обитаете» ли вы в соцсетях?

– Для полноценного общения у меня не хватает времени. А общение урывками, мне кажется, ничего хорошего не принесёт. Не хватает времени даже на телефонное общение и переписку по электронной почте – в моём телефоне более шести тысяч контактов. Но я открыт для общения – всегда найду время для личной встречи, особенно нужны люди с горящими глазами, с идеями. Пользуясь случаем, хочу пригласить к себе в гости таких людей.

– А вы планируете здесь осесть? Или Новгород – просто очередное место работы?

– Приехал с намерением осесть, купить жильё, всё будет зависеть от успешности моей деятельности. У меня уже и жена сюда переехала. И дети готовы на подъём, хотя уже по 10 лет живут в Москве. Надеюсь, переедут сюда и мои коллеги из других регионов – будем улучшать демографические показатели Новгородской области.

– Дети у вас уже взрослые?

–  Да, у меня две взрослые дочери. Уже есть внуки – внук трёх лет и внучка – год и три месяца. Кстати, внук – поразительный вундеркинд. Знает много английских слов, все флаги мира и марки машин, очень увлечён астрономией. Мы его сейчас Звездочётом зовём – не расстаётся с глобусами и «айпадом», на котором смотрит и комментирует фильмы про звёзды и планеты. А внучка – молчаливая, но подвижная, как ртуть, – находим в самых неожиданных местах.

– Вы успели поработать во многих регионах. Какой из них оставил у вас самые тёплые воспоминания? И чем выделяется в этом ряду Великий Новгород?

– За свою некороткую жизнь побывал во многих городах. Часто вспоминаю Санкт-Петербург – там сделал самые важные для науки дела, до сих пор поддерживаю тёплые отношения с друзьями, коллегами. Гораздо дольше жил в Саранске – осталось много друзей и коллег, которых хочу переманить в Новгород, они были бы хорошими помощниками в реализации задуманных планов.

О Великом Новгороде сложилось двойственное впечатление: с одной стороны, богатая история, красивая природа, памятники мирового значения, умные, любящие город люди, а с другой – разбитые дороги, неухоженные дворы, грязные подъезды. С городским хозяйством нужно срочно что-то делать, иначе всех инвесторов отпугнём.

Беседовали Александр Кобяков и Людмила Лиукконен