Мудрые сердцем: новгородские мастерицы возрождают древнее искусство лицевого шитья

Работы мастериц, возрождающих на новгородской земле старинную церковную вышивку, я случайно увидела в ленте новостей «Контакта». Заинтересовалась, познакомилась и решила рассказать вам об этих рукодельницах, которых Библия называет «женщинами, мудрыми сердцем».

Сначала мы с фотографом Татьяной Яковенко отправились в древнюю церковь Успения Богородицы, что расположена рядом с областной больницей. Здесь уже несколько лет работает мастерская, в которой прихожанки трудятся над сложнейшими вышивками.

Когда, поднявшись по крутым лестницам на уровень седьмого этажа, мы с трудом отыскали Лилию Лепшину, она трудилась над новым узором.

Перед началом беседы Лилия показала нам Господскую плащаницу, над которой девушки работают уже третий год. Мастерица бережно приоткрыла для нас вышивку, при виде которой мы с Таней ахнули.

- Мы работаем над плащаницей втроем. Лицевое у нас никто, кроме меня, не шьет, - говорит Лилия. - Одна сестра вышивает облачение Иосифа, вторая – Ангела. Работы полно. А вот здесь будет еще и кайма с текстом.

- Как это вышито? – удивились мы. – Как такое возможно?

- Я шью лики «в раскол», как в древности. Это когда нитка раскалывается с каждым последующим стежком. Или атласным швом – когда нитка укладывается рядом, это более известный способ. А вот эти одежды мы решили шить швом «в прикреп». Используем два вида шелка – основного тона и для прикрепа, чтобы в итоге получить нужную палитру, - рассказывает мастерица.

После наших восторгов Лилия усадила гостей в кресла. Мы сидели высоко-высоко над землей, в древнем храме, где-то высоко над алтарем, а за маленькими окошками, как и много сотен лет назад холодный Волхов нес свои воды. Ощущения были невероятные: время, которое в мире за стенами храма несется как сумасшедшее, здесь замедлило свой ход.

- Наша мастерская существует с 2005 года, - рассказывает Лилия. - Как-то я подошла к настоятелю церкви Успения Богородицы, отцу Николаю, и сказала, что хотела бы шить для храма, а возможно, кто-то захочет присоединиться в дальнейшем. Он благословил.

Люди действительно присоединялись, народ прибывал и убывал по разным причинам, кто-то замуж вышел, кто-то решил, что это ему не под силу, у кого-то начались проблемы со зрением. Здесь приживаются люди несемейные, со свободным временем.

Мы сначала учились прошивать образцы на подрамниках и тут же применяли полученный опыт на литургическом шитье. За эти годы мы вышили достаточно вещей, чтобы их показать, поэтому стараемся участвовать в выставках. Были в Боровске, в Вологде на конференциях по церковному шитью. Совсем недавно я вернулась из Новодевичьего монастыря.

- Сколько вас в мастерской?

- Сейчас, в основном, трое. Еще двое приходят. Пришла, например, талантливая девочка, Рахиль. Некоторым нужен быстрый результат, а она - трудяжка. И ей действительно нравится вышивать. Вот пример: мы решили вышить торжественный плат для выноса креста (когда приходит Владыка, ему выносят крест и митру). И мы стали работать над платом с Рахилью. Мне очень понравилось, что она активно участвовала в процессе, проявляла интерес, говорила, как, по ее мнению, будет лучше.

- Расскажите, как вы открыли для себя это искусство.

- Однажды в новгородском музее я увидела вышивки древних мастериц. Я была сражена наповал! Казалось, что такое вышить невозможно! Особенно меня поразила пелена «Знамение», там лик был как живой. Я была под большим впечатлением от этих работ. Как я жила раньше и о таком не знала? Начала искать информацию – где такому учат и учат ли вообще, но литературы тогда на эту тему было мало. Мне посоветовали обратиться к Дине Чайниковой в Дом народного творчества. Она занимается народными костюмами, получила звание «Народного мастера». Дина начала меня обучать, но народному шитью. У нее я училась примерно год, а затем вышла на сайт «Убруса», познакомилась с вышивальщицами и все мы стали просить организовать курсы.

- Что такое «Убрус»?

- Это златошвейная мастерская при подворье Оптинского монастыря в Санкт-Петербурге. Я закончила там двухнедельный курс орнаментального шитья. Через два года – двухнедельный курс лицевого шитья. Потом еще ездила изучать изготовление митры и столповое письмо. А в промежутках посещала Троице-Сергиеву Лавру, там есть иконописная школа, при ней – отделение лицевого шитья.

В течение трех лет, стажируясь в этой мастерской, я вышила пелену «Петр и Феврония Муромские». Я шила ее три года для себя, как пробную учебную работу, но потом все же решила отдать в храм. Пусть народ молится Петру и Февронии.

- Просветите нас, что такое пелена?

- Сейчас пелены считаются чем-то архаичным, а когда-то их подвешивали к чтимым иконам. В Софийском соборе есть две пелены. И больше в новгородских храмах я пелен не видела. Но вот в Москве такая традиция сохраняется.

- А до революции в Новгороде такая традиция была?

-Думаю, что в Новгороде вышивали для храмов до революции. После, видимо, не осталось людей, сохранивших умение и желание вышивать для Церкви. А во-вторых, это очень долгий труд по времени – ее надо шить несколько лет. Занимались этим те, кто мог себе это позволить – царицы, богатые боярыни. Ведь материалы нужны дорогие, а кроме того, у них было свободное время для вышивки. Это был соборный молитвенный труд. И тогда женщины собирались вместе, вышивали и делали вклады в монастырь. Это никогда не было заработком. Может быть, уже в более позднее время монастыри и шили какие-то вещи на продажу.

- Такая вышивка была и остается чисто женским искусством?

- Есть мнение, что в Византии этим занимались мужчины. Но женщины ведь многие профессии у мужчин переняли, вышивку – в том числе. Надо сказать, что здесь физическая сила действительно нужна, ведь, когда надо запяливать ткань, одному очень тяжело. Но есть и мужчины хорошо вышивающие, которые нам фору дадут.

- Думаю, это искусство очень близко к иконописи?

- Да, очень близко.

- Лилия, но до того, как заняться лицевым шитьем, вы, наверное, тоже рукодельничали?

- Моя бабушка была большой рукодельницей. Вот и мне постоянно хотелось рисовать, что-то шить, вязать... Но в детстве этому не училась, так получилось. Я рано осиротела, в 15 лет, заболела и попала в больницу месяца на полтора. А там были рукодельные женщины, у которых я начала потихоньку учиться. Так освоила и шитье крестиком, и макраме, и вязание крючком, и спицами. Крестиком стала вышивать храмы, рождественские сюжеты, что печатались в журналах. Все это дарила друзьям. Но мне было этого мало. А потом я увидела те древние вышивки в музее.

- Расскажите о материалах, которые вы используете в работе?

- С материалами в Новгороде туго. Покупать их нужно в Москве, в Петербурге. Сейчас выручают интернет-магазины, где можно купить шелк, золотые нити. Впрок много не возьмешь – дорого. А живем мы на пожертвования прихожан, можем рассчитывать только на эти средства.

Использовать стараемся натуральные ткани, правда, вот это – вискоза. А для Господской плащаницы купили ткань дорогую – в мастерской «Старинные ткани» в Ново-Спасском монастыре. Я была там, видела старинные станки, на которых ткут ткань шириной в 52 сантиметра. Они рассматривают старинные ткани и повторяют их. Натуральное золото – очень дорогое, серебро дешевле, но его надо использовать с учетом того, что оно потемнеет. А вот позолоченное серебро уже патиной не покроется. В основном пользуемся синтетическими нитками – золото, серебро. Есть у нас и настоящее, но мы его очень бережем для плащаницы. Нам прихожанка пожертвовала целую катушку.

Я недавно шила знамя для военно-исторического клуба «Владычный Стяг», мне нужно было работать в стиле XIV века. Естественно, я подыскивала максимально аутентичные материалы, и выбрала нитки индийские, видимо в Индии еще сохранились старые мануфактуры, старинные технологии. И нитки больше похоже внешне на древние.

- На занятиях по народной вышивке я слышала, что каждый крестик был маленькой молитвой. Во время работы над вещами для храма молитва тем более нужна?

- Конечно. Мы пробовали слушать песнопения, но это отвлекает, расслабляет. Поэтому во время работы лучше просто молиться – за близких, за себя.

-У вас столько интересных вещей тут, наверное, со временем можно будет открыть музей.

- Это точно. Да, у нас есть, что показать. Это не очень старинные вещи, но они интересны: иконы, облачения, индития на престол. Несколько лет назад одна женщина принесла покровцы конца XIX века, в прекрасном состоянии. Но я не успела ее расспросить, откуда они, принадлежали они нашему храму или во времена разорения попали к ней из другого храма. История канула в лету. Про другие вещи я все расспрашиваю, откуда они.

- Лилия, а вот допустим, что после публикации статьи найдется читательница, которая скажет – я об этом всю жизнь мечтала, хочу изучать такую вышивку! Возьмете?

- Поскольку я горю этим сама, мне хочется, чтобы этим горели и все вокруг. Но со временем я поняла, что церковное шитье под силу далеко не всем... Некоторым хочется максимально быстро получить результат, а в этом деле быстро не получится. Я вот, например, эти образцы прикрепов шила год!

- Вас несколько лет назад потрясли древние вышивки в музее. А можно ли их сейчас увидеть?

- К сожалению, много лет экспозиция шитья хранится в фондах, и мы по этому поводу очень скорбим. Когда недавно в музее проходили публичные лекции, то новгородские реставраторы показывали на презентации, как все это хранится, как реставрируют древние ткани. Очень бы хотелось, чтобы когда-нибудь музей организовал такую выставку. Хочется увидеть настоящие старинные вещи, которые лежат в запасниках.

Кое-что я успела посмотреть в Грановитой палате - один раз с экскурсоводом, второй раз со студентами, в третий раз сходила с нашими вышивальщицами. А потом все закрылось. Ризница в Лавре тоже закрылась. Немножко вещей древних есть в Ростове Великом, более поздние – в Ярославле, ну и по некоторым московским и другим музеям по чуть-чуть.

А еще очень хочется в Новгороде организовать конференцию по церковному шитью. Ведь у нас в городе две мастерских – у нас, и в Покровском соборе. Люди обязательно приедут, будет что показать.

Узнав от Лилии, что древнее искусство вышивки возрождают и в Покровском соборе, мы с Татьяной Яковенко решили побывать там. Получив благословение настоятеля, отца Игоря Беловенцева, мы в воскресный день пришли в мастерскую.

Она также существует с 2005 года, но, в отличие от Успенского храма, расположена в современном здании – воскресной школы. Светлая горница просто с первых секунд согревает душу своим уютом. Руководит мастерской Наталья Иванова.

Во время нашего визита рукодельницы, как и Лилия, трудились над Господской плащаницей.

- В 2009 году мы ездили на стажировку в мастерскую лицевого шитья Иконописной школы Московской духовной академии в Троице-Сергиеву Лавру. Находясь там, мы неоднократно посещали Ризницу Лавры, которая считается одной из самых значительных сокровищниц России. В здании музея представлены уникальные памятники древнерусского искусства. Здесь веками накапливались поступавшие вклады в монастырь - это иконы, драгоценная утварь, древние рукописи, великолепные произведения лицевого и орнаментального шитья, дорогие священнические облачения с искусной вышивкой.

На нас произвела неизгладимое впечатление хранящаяся там Плащаница «Положение во гроб» 1561 года, вклад семьи Старицких, - рассказывает Наталья Борисовна. - Это достаточно большая по размеру плащаница, она заняла бы всю стену нашей мастерской. Она настолько интересная! Великолепна по исполнению, изумительные швы. Сейчас я покажу вам ее в книге.

Развернув большой альбом по вышивке с фотографией той самой плащаницы XIV века, Наталья Борисовна продолжает:

- Лицевое, личное шитье настолько безупречно, что диву даешься, каким мастерством обладали вышивальщицы того времени. Видно, что Плащаницу эту вышивали, усердно молясь, с любовью о Господе. Будете в Троице-Сергиевой Лавре, обязательно посмотрите. А мы, в работе над плащаницей «Положение во гроб» пытаемся использовать техники, которые применялись вышивальщицами мастерской Старицких.

- Что еще удалось посмотреть из старинных работ, куда выехать?

- Нам удалось побывать в городе Боровск Калужской области, куда нас пригласила матушка Марина Орлова, она тоже занимается вышивкой, организовала при храме мастерскую лицевого и золотного шитья. Мы познакомились с ней в 2005 году, проходя обучение в золотошвейной мастерской «Убрус» в Санкт-Петербурге. Матушка собирает старинные церковные ткани, вышивки, утварь. Она показывала нам экспонаты своей коллекции, в том числе и покровцы, вышитые рыбьей чешуей! Это очень красиво и необычно! Рыбья чешуя переливается, как перламутр. Напоминает современные пайетки.

- А как вы, Наталья Борисовна, открыли для себя искусство церковной вышивки?

- С детства я наблюдала, как моя бабушка каждую свободную минутку посвящала рукоделию. Она постоянно что-то вязала, перекраивала, шила для многочисленных внуков. Приезжая к ней на каникулы, я просила и меня чему-нибудь научить. И она с любовью передавала мне свое мастерство.

А первые шаги к церковному шитью я сделала благодаря Ольге Шадурской, выпускнице Торжокского золотошвейного училища, волею судеб оказавшейся в Новгороде. Она научила меня вышивать золотными и серебряными нитями. Под ее руководством я вышила несколько закладок для церковных книг и просфорниц. А потом, в 2000-м году, зная, что я увлекаюсь вышивкой, моя приятельница подарила мне первый номер журнала «Убрус» о золотном и лицевом шитье.

Из журнала я узнала, что у меня есть единомышленники, и даже существует мастерская в Санкт-Петербурге, где можно пройти обучение. Записалась на краткосрочные курсы орнаментального шитья, где и познакомилась с Машей (Лилией Лепшиной). С тех пор мы с Марией часто общаемся, делимся опытом, ходим с сестрами друг к другу в гости.

- Но на выставки вы не выезжаете?

- У нас не получается, к сожалению: работы шьются на заказ, мы вышиваем и сразу отдаем готовые работы, так что кроме фотографий на выставках показать нечего. Даже плащаницу Божией Матери, которая хранится в Покровском соборе, на выставку взять очень сложно, так как эта работа уже освященная, храмовая.

- Сколько вас трудится в мастерской?

- В золотошвейной мастерской Покровского собора трудятся в свободное от основной работы время пять вышивальщиц. Мы очень рады, что нас всех вместе свел Господь. В мастерскую все мы пришли по благословению. К сожалению, учениц на обучение, мы не берем: нет свободного времени. Мы приходим в мастерскую по выходным, здесь идет кропотливая работа над Плащаницей «Положение во гроб».

Добавим, что мастерицы из Покровского собора тоже мечтают увидеть древние вышивки из коллекции нашего музея.

- Ведь вышивальщицы учатся и повышают свое мастерство, рассматривая старинные вышивки. Поэтому так важно увидеть древние швы, прикрепы, лицевую гладь, - говорят они. А мы с Татьяной Яковенко присоединяемся к этим словам и уверены, что такая выставка была бы интересна очень многим жителям и гостям Ногорода. На нее обязательно бы приехали бы посмотреть мастерицы из других городов. Возможно, когда-нибудь наш музей откликнется на это предложение.

Фото: Татьяна Яковенко и из архива мастерской храма Успения Божией Матери в Колмове.

Внизу: плащаница работы мастерской Покровского собора, ее можно увидеть в храме.

Образцы работы мастерской церкви Успения. Над такими образцами мастерицы тоже трудятся годами.

Покровцы XIX века. К сожалению, мы не знаем, из какого новгородского храма они происходят, и кому удалось их спасти в годы войн и гонений.

Комплект покровцов работы Лилии Лепшиной

С бисером умным, жемчугом отборным сравнивается в Библии премудрость Господня, уста умные, связующие и нанизывающие на нить блистающего мудростью рассуждения драгоценные слова - с искусством вышивки. Работа мастериц из Покровского собора.