Сергей Даревский и Дмитрий Вертков в интервью 2х2

Ольга Лаврова: Сергей Иванович, Дмитрий Михайлович! Почему сегодня вы, конкуренты, решили нас пригласить и пообщаться вместе? Что вас объединило?

Дмитрий Вертков: У нас есть повод – 20-летие государственного телевещания в Новгородской области. А ведь когда-то был единый канал «Славия», из которого потом образовались Новгородское областное телевидение и филиал ВГТРК. Новгород – это не Москва, где после разделения люди могут больше не встретиться, продолжая свою карьеру. У нас не так. И, несмотря на то, что бренд «Славия» остался у ВГТРК, многие люди работают на НТ.

Сергей Даревский: А есть так, что муж работает на «Славии», а жена на областном телевидении.

Дмитрий Вертков: При этом нельзя не говорить о конкуренции, потому что она есть.

Сергей Даревский: И слава Богу, что она есть! Потому что эти смотрят: так, областное телевидение выехало, давай быстрей! Так, если мы не сделаем, федералы поедут! Это дает возможность развиваться. (Даревский шуршит бумагами и поясняет): Ищу копию одного документа, который мне Дмитрий Михайлович подарил.

Дмитрий Вертков: Это копия моей трудовой книжки. Ведь именно Сергей Иванович меня принимал на работу.

Сергей Даревский: Как выяснилось! Я забыл об этом.

Дмитрий Вертков: Тогда, лет 10- 15 назад, было совсем другое отношение к телевидению. И больше, как мне кажется, было творческих экспериментов, авантюризма. И у людей, что работают с тех времен на региональном телевидении, есть много эмоционально общего. У вас ведь тогда «казахская мафия» приехала? (обращаясь к Даревскому).

Сергей Даревский: Приехали из разных регионов: кто-то приехал из Петропавловска, того, что в Казахстане (Генерозовы, Летягин), кто-то из Воркуты (Красильников, Семенов)… Здесь ведь был ноль! Телевидения не было вообще!

(Интонация Даревского резко меняется и начинается экскурс в историю. - О. Л.) ...В 1983 году председателем комитета облисполкома по телевидению и радиовещанию назначают Виктора Григорьевича Смирнова. Это было тридцать лет назад. Кстати, мы стали смотреть, есть совпадения с этими тройками – 1983, 1993… А в 1973 году Виктор Григорьевич вошел в номенклатуру обкома партии. В `83 он возглавил комитет, и Антонов, первый секретарь новгородского обкома, над ним шутил: вот он, председатель новгородского радио без телевидения.

Телевидения у нас тогда не было. В Пскове было, а в Новгороде – не было! Последняя мысль, которая грела Антонова – он хотел успеть открыть здесь телевидение. Тем более, что уже начиналась перестройка. Уже вышло постановление правительства о том, что будут развивать телерадиокомплексы. Хотел я эксклюзив для себя поберечь, но ладно: Антонов хотел, чтобы телевидение – эта махина – располагалось к Кремле.

Дмитрий Вертков: Ооо!

Сергей Даревский: Он хотел, чтобы Смирнов открыл телерадиокомпанию… в филармонии. Можете себе представить? Это было 20 лет назад. А представляете, если бы сейчас телерадиокомпания «Славия» располагалась в филармонии? Ужас! Там ведь и помещения не приспособленные. Отдельная история, как эту стройку замутили. Смирнов пошел на подлог правительственной телеграммы... Но обо всем этом мы подробно расскажем вам с Дмитрием Михайловичем в новом сезоне.

Людмила Лиукконен: Значит, и у вас, и у вас этой осенью планируются программы, посвященные истории телевидения?

Сергей Даревский: Да, у нас выйдут большие проекты, в том числе и о том, как вся эта штуковина появилась. Представляете, первый день эфира, первый опрос на улице – что вы пожелаете телевидению? Один «секса побольше» кричит (это 93 год, еще народ не наелся), а второй, мудрый мужик, сидит на обкомовской «Волге» и говорит «Ну вот, появилось новгородское телевидение, но оно ведь в принципе не может быть хорошим…»

Мы хотим показать как можно больше людей, которые прошли за эти двадцать лет. Мы ведь снимали практически каждый божий день. Вся двадцатилетка – в этих огромных архивах. Нам бы хотелось как можно больше показать людей из этой недавней истории. Меня спрашивают о новых программах, а я говорю - хотя бы старые показать! Предлагаю областному телевидению повторить пятисерийный сериал «Сторож». Первый детский сериал, оригинальный сценарий, более того, оригинальная музыка написана к нему. Журналисты в нем снимались! (как жаль, что текстовое интервью не передает интонации и эмоции Сергея Даревского! – О. Л.)

Дмитрий Вертков: Это 97-98 годы.

Сергей Даревский: Олег Михайлович снимал этот сериал. Тогда вообще ничего подобного не был, нет и до сих пор! Плюс хотелось бы поднять то, что есть, что сумели сохранить.

Людмила Лиукконен: Юбилей будете справлять вместе? И известна ли точная дата?

Дмитрий Вертков: Однозначно вместе. Отмечать будем 26 октября. Это праздник двух телеканалов.

Сергей Даревский: Но это торжественное мероприятие, а сам юбилей – 25 октября. Именно в этот день 1993 года состоялся первый эфир «Славии».

Ольга Лаврова: А памятные программы мы сможем смотреть до этой даты, или до Нового года, ведь времени до 25 октября осталось уже не так много?

Сергей Даревский: Я бы конечную точку не называл. Пусть кончится, когда кончится. Главное начать.

Ольга Лаврова: Двадцать лет – довольно большой срок, за это время многие люди уходили от нас. Александр Смирнов, с которым я вместе работала на областном радио, оператор Борис Алексеев, журналист Александр Бирюков… В информационном потоке, постоянной смене событий, хранится ли память о них, вдохновляют ли их имена?

Дмитрий Вертков: Безусловно. Если говорить о Саше Бирюкове, то проект, который он начал и инициатором которого выступил, «Патриот» - идет до сих пор. Если же говорить о новом сезоне, то он уже будет выходить еженедельно вместо двух раз в месяц. Мы в своей сетке вообще стараемся выходить на еженедельные программы. Это зависит от привыкания - человек запоминает, что по четвергам будет такая-то программа…

Ольга Лаврова: Понятно, что в этом сезоне будет обращение к прошлому, ретроспектива. Но все-таки – что будет нового?

Дмитрий Вертков: Новое это то, что в сентябре-октябре мы с удовольствием повторим полюбившиеся программы.

Ольга Лаврова: Ну да, сериал «Сторож» для многих будет совсем новым проектом.

Сергей Даревский: Для многих это премьерный показ. Целое поколение выросло. Меня это иногда просто пугает. Когда я начинаю своим корреспондентам что-то объяснять, помнишь, мы вот это делали… А он – я в это время в садик ходил… Зубарев учился еще и «N-Бюро» смотрел…

Дмитрий Вертков: Помните «Комнату сказок»?

Сергей Даревский: Она пользовалась в Новгородской области большей популярностью, чем «Спокойной ночи, малыши»!

Дмитрий Вертков: Потому что в ней больше интерактива.

Сергей Даревский: Самая большая почта была у «Комнаты сказок». Рисунки приходили.

Ольга Лаврова: А сейчас есть на нашем ТВ детские проекты?

Дмитрий Вертков: Сейчас детских проектов, как таковых, почти нет. Но немало и телеканалов, ориентированных на детскую аудиторию. Вкусовые предпочтения детей формируются Jetix, «Дисней», они задают определенный тон. А когда «Славия» делала «Комнату сказок», были только «Спокойной ночи, малыши» и мультики. Но я могу сказать, если вы включите днем НТ, то увидите мультфильмы про дядюшку Ау… В общем, советские мультики. Пока есть возможность, мы их показываем. Где вы их еще найдете?

Людмила Лиукконен: На ютубе если только. Кстати, о ютубе: слышали, вы совместно создаете там канал, где можно будет увидеть старые проекты.

Дмитрий Вертков: Да, мы его делаем и в ближайшее время откроем. И придем в «Ваши новости» с предложением сделать баннер, ведущий на этот телеканал, где ваши читатели смогут посмотреть архивные оцифрованные программы.

Людмила Лиукконен: Что такое цифровое телевидение? Мы уже в нем, или мы к нему идем?

Дмитрий Вертков: Существует разнообразие факторов, которые влияют на качество картинки. Если говорить о физике, аналоговое вещание – это волновое вещание, а цифровое вещание – это когда сигнал передаётся в цифровом коде, поэтому здесь потери качества быть не может: либо сигнала нет, либо он в хорошем качестве. Этого сейчас и добиваются в стране, чтобы цифровое телевидение было доступным везде.

Сергей Даревский: На самом деле, оно есть и сейчас: у всех каналов существуют цифровые версии, но ваш приёмник еще должен принять это изображение. Потому что «Рубин» какой бы сигнал ни принял, изображение будет одинаковым. С новыми телевизорами и приставками многие уже сейчас смотрят в HD-качестве. Задача государства в том, чтобы дать в хорошем качестве те основные каналы, которые государство финансирует (а по большому счёту, сам человек, платя налоги). Всё остальное – рынок: человек сам выбирает, что смотреть, за свои деньги.

Дмитрий Михайлович уже обновил оборудование, мы же этого не делаем в этом году, потому что в следующем все региональные филиалы будут таким образом оборудоваться централизованно из Москвы. Всё приходит к тому, что, допустим, сейчас «Славия» вещает в аналоговом режиме, но нет вышки для того, чтобы вещать на Пестово и её там никогда не было. Дмитрий Михайлович туда пришёл с помощью спутника и кабеля, ведь вопрос спутника решает и зону распространения.

У нас еще ладно – болота, а есть такие горные участки, что передатчики, которые, скажем, работают на Дальнем Востоке, в такие деньги выливаются… Это так называемые передатчики, которые греют землю: живет по 30 человек, а передатчик работает на всю область. Все уже от этого уходят, и мы постепенно. Цифровые станции, которые РТПЦ строит - это начинает вырисовываться прообраз будущей системы. А потом нам предстоит распространить мультиплексы и создавать так называемый региональный канал для мультиплекса, который будет вещать.

И вот тогда мы будем с областным телевидением опять сидеть за одним столом, потому что по Указу президента на ВГТРК возложена обязанность формировать эти региональные каналы, которые можно будет включать в спутниковый пакет общего пользования, за который не надо будет людям платить и который им обеспечивает государство.

Дмитрий Вертков: Указ президента есть, а вот видения третьего мультиплекса, так называемого, регионального, нет. В конце сентября в Москве должна быть представлена программа его развития, мы все, региональные компании по стране, этого ждем и надеемся на развитие.

А по цифре я хочу добавить. Телевидение становится все дороже и дороже. Вот меняется аналог на цифру, и ты должен заменить камеры, монтажные комплексы для того, чтобы в новом формате начинать формировать картинку. Первый канал несколько лет готовится к началу вещания в HD.

Людмила Лиукконен: А вы не боитесь, что настанет такой момент, когда отпадёт надобность в региональном ТВ?

Сергей Даревский: Я очень просто отвечу на этот вопрос. Разве американцы дураки в том, что касается бизнеса? Нет. Так вот телевидение у них развивается не по нашей системе, когда федеральный канал формирует региональные, а наоборот, региональные станции выбирают себе федерального партнёра, потому что американцы понимают, что людей интересует сначала то, что горит под носом, а уже потом, что сказал президент. Потому что сказанное президентом человека может и не касаться, а вот узнать, куда бежать и собаку свою эвакуировать - ему необходимо.

К тому же у нас другой менталитет: у нас люди не будут за свой счёт содержать телевидение. Ведь мы и налоги не платим из собственного кармана, по сути, те деньги, которые отчисляет за тебя организация, ты не видел никогда, в руках не держал. Только предприниматели. Для основной части населения эти налоги – виртуальные. А когда предлагают заплатить за телевидение, достав деньги из своего кармана - к этому мы не готовы.

Дмитрий Вертков: Но когда вы подключаетесь к кабельному ТВ, вы же ему платите определенную сумму в месяц?

Сергей Даревский: Платя кабельному каналу, вы оплачиваете доставку сигнала, а не производство того или иного контента.

Дмитрий Вертков: А если говорить о рисках, о которых нас спросила Людмила, то они, безусловно, есть. Война форматов, переход на цифру требует колоссальных вложений. Не все территории могут себе это позволить. И тут НТ скорее является исключением, ведь в основном по стране региональные телекомпании являются партнёрами федеральных каналов. А с приходом мультиплекса федеральные телеканалы сомневаются, будут ли они пользоваться этим партнерством. Этот вопрос до сих пор висит, потому что нет четкой ясности. Я ездил на Национальную ассоциацию телевещателей – там все очень переживают, региональные телекомпании переживают стресс.

Ольга Лаврова: Сергей Иванович, в свое время вы раскритиковали нашу попытку провести городскую конференцию в «Бересте». Но сейчас, если у нас возникнет какой-то такой интересный и необычный проект, может быть, вы все-таки примите в нем участие?

Сергей Даревский: Мы завсегда готовы принять участие! Мы завсегда легки на подъем. Нас интересует все новое, сами все не найдем крышу, на которой выступить. У вас идея была замечательная! Но меня интересует всегда не формат, а состав участников. И вот тут вы меня хоть режьте! Когда вы пишите, что мы приглашаем ведущих общественно-политических деятелей, будьте уверены - такая зараза как я, будет этот список с лупой смотреть! Я поехал специально сам в Дом журналистов, где сидели не состоявшиеся мэры. Я сидел, как хороший мальчик, в кои-то веки молча – рекорд Гинесса – ни слова не сказал вообще! Они говорили, говорили… Но возникает вопрос: а кому это интересно? И еще: Ольга Кустова – девушка интеллигентная, она вопрос про ролик задала не жестко.

Если бы я был спикером этой дискуссии, я бы сказал: «Так, товарищи. Здесь отсутствуют Бобрышев, Лукавецкий и Кириллов. Их вычеркиваем. Вопрос к оставшимся: ну и кто сделал этот ролик? В глаза смотреть». И потом эту мизансцену я бы выдал в эфир. Можно было спровоцировать ситуацию так, что через 30 секунд участники глотки бы друг другу перегрызли! Например, просто сказать, кто есть кто на самом деле: дежурный спойлер, вечный гастролер, эти товарищи, которые понятно почему не могут объединиться. И вот тогда мы бы наблюдали шоу. А так… Самое печальное, что все всё понимают и все знают: и те, кто спрашивает, и те, кто отвечает. Что на самом деле ты деньги взял отсюда, ты сделал ролик. Но сидим за столом, яблоки, ля-ля-ля. Все такие джентльмены, Викторианская Англия. Вроде как приличные люди. Правда, один раз, когда Светлов заявил, что мэру руки не подаст, хотелось спросить – а он сам ее Светлову протянет? И разошлись. А в чем смысл? Мне хотелось об этом рассказать в эфире, но случилась пятницаи весь предвыборный блок пошел под сокращение. И хорошо, что пошел. А то стоит мне упомянуть сестер Черепановых, как тут же появляется огромный пост «ВКонтакте» по поводу «такой вот аналитики». Помилуйте, какая аналитика? Аналитикой тут и не пахнет, потому меня аналитика про Черепановых, мягко говоря, не интересует. Но вот какие-то вещи – партийные расклады, договоренности губернатора со «Справедливой Россией» - понаблюдать очень интересно. Возьмите отрезок от тех до этих выборов. Посмотрите, как они себя вели. Чепа ведь недаром сюда приехал. Вот тут можно заниматься аналитикой.

Что касается формата – к вам нет вопросов. И я выражаю огромную признательность «Вашим новостям» и Новгородскому областному телевидению как организаторам этого мероприятия за план хоровода. Это было классно!

Дмитрий Вертков: Что касается участников нашей конференции, я бы добавил – новгородские политики, даже претендующие на публичность, не всегда откликаются на такие вещи. Они весьма избирательны, а некоторые – чересчур избирательны. Казалось бы, надо прийти и сделать ситуацию своим присутствием. Нет. Они уходят, а на эти мероприятия всегда приходит…

Сергей Даревский: Подарочный набор.

Дмитрий Вертков: Те, кого еще называют городскими сумасшедшими… И наша беда в том, что они, к сожалению, предопределяют формат и дискредитируют некоторые идеи, которые изначально неплохие.

Сергей Даревский: А потом тот же политик посмотрит на них в эфире и скажет – и хорошо, что я туда не пошел, и слава Богу!

Дмитрий Вертков: Зато когда нужна аналитика, экспертное поле – где оно? Вы сами, наверное, сталкивались с этой проблемой, работая над материалами.

Ольга Лаврова: Согласна, в Новгороде проблема с экспертами – одни и те же люди, уже надоевшие всем. Может быть, у вас в этом сезоне появятся какие-то новые лица?

Дмитрий Вертков: Если говорить о НТ, мы стараемся как можно больше включить новгородцев в эфир. Сегодня мы всех новых депутатов пригласили, чтобы дать возможность пообщаться не в рамках заседания.

Сергей Даревский: Согласен с тем, что у нас нет для эфира достаточного количества обозревателей, экспертов. С этим приходится мириться. Конечно, если выйти на улицу, народ всегда выскажется, в том числе, хорошие идеи озвучит, но иногда хочется посмотреть на ситуацию с профессиональной точки зрения. А здесь бывают замечательные специалисты, но они абсолютно не могут говорить, мямлят, доверия к ним нет никакого. В этом смысле мы всегда завидуем не то что печатной прессе, но и радио – там хотя бы не видно, они речь по слову могут склеить. В общем, экспертов в Новгороде мало. И я не могу понять, почему – у нас ведь целый университет!

Ольга Лаврова: Полностью согласна. И здесь мне хотелось бы инициативы от университета – у них есть пресс-центр, который мог бы предлагать СМИ своих специалистов, преподавателей в качестве экспертов.

Дмитрий Вертков: Могу сказать по программе «Есть контакт». Я пришел к Виктору Робертовичу Веберу с предложением делать эту программу вместе с университетом, и экспертную базу наполнять за счет преподавательского состава, профессуры. Но мы продержались месяца полтора. И я не знаю, почему так. Возможно, они весьма академичны и им телевизионный формат неинтересен, не знаю.

Людмила Лиукконен: Сергей Иванович, а Вы не планировали вернуться в университет, ведь у Вас уже был такой опыт общения со студентами?

Сергей Даревский: Он был очень давно. И опять же, я ведь не могу позвонить в университет, и сказать: «Карслон возвращается, готовьтесь». Так не бывает. Если у университета есть потребность во мне, они должны об этом заявить, а когда у меня возникнет потребность в специалистах университета, я тоже об этом заявлю. Но, к сожалению, должен признаться, что журналисты приходят к нам работать с каким угодно образованием… Очень много пиар-менеджеров учат на нашем факультете журналистики. Но по пиар-службам я тоже не могу сказать, чтобы там тоже было какое-то движение. В Новгороде хорошие пресс-релизы – исключение из правил. Обычно, если с пресс-службой свяжешься, то приедешь не туда, не в то время или не в то место. И так все 20 лет.

Ольга Лаврова: У нас планируется встреча губернатора с читателями «Ваших новостей», придёте?

Дмитрий Вертков: Придём.

Сергей Даревский: Это интересно губернатору, людям, которые хотят с ним увидиться. Вообще это очень непростой жанр и хотелось бы посмотреть, как всё это будет происходить. Но я сам-то зачем пойду? Чем больше вопросов я задам, тем меньше возможности будет их задать у тех, кто, может быть, первый раз увидит губернатора вживую. А про меня подумают: «Даревский 50 раз уже вопросы задавал, и опять пришел задавать. Мало ему, что ли?».

У вас читатель определенного круга, не принимающий все на веру, определенный скепсис существует. Мне интересна реакция именно этих людей, за которой будет наблюдать съемочная группа.

Дмитрий Вертков: Я на это с другой стороны смотрю. Формат Новгородского областного телевидения позволяет сделать телеверсию всего этого. Мне не очень комфортно, когда те же читатели «Ваших новостей» называют наш канал губернаторским, поэтому мы постоянно создаем различные телеплощадки для большего количества людей. Но существует большая проблема и разница между тем, чтобы анонимно писать комментарии и иметь смелость прийти на такую встречу и сказать все открыто.

Сергей Даревский: Многие у нас на самом деле трусы. Что-то, где-то исподтишка… но самое печальное не это. Спрашивается, почему мы такие прилизанные. А ведь у нас с Новгородским областным телевидением одна общая проблема: звонит человек, рассказывает о проблеме, а когда мы предлагаем отправить к нему съемочную бригаду, чтобы рассказал, - отказывается. Если ты написал жалобу, и готов отстаивать свои права – мы тебе в этом поможем, но если ты хочешь решить свои проблемы, и звонишь на телевидение с прорванной трубой, даже не обратившись в ЖЭК, тогда - извини…

Людмила Лиукконен: Коллеги, а как вы относитесь ко всякого рода рейтингам?

Сергей Даревский: Дмитрий Михайлович вместе с Малькевичем зарубили все рейтинги в Новгородской области. Малькевич посмотрел рейтинги, Александру Александровичу не понравилось, что опять новости ГТРК впереди, и они сделали заявление, что нет у нас таких фирм, которые могут замерять.

Дмитрий Вертков: Это бизнес, особенно сейчас. Ладно раньше было два единых дня для голосования, а сейчас сделали один. Куча политтехнологов, информационных манипуляторов остались без работы. Потому что им остаётся работать один раз в год. Они теперь создают различные агентства, бюро и проводят рейтинги.

Другой способ. Есть так называемые пипл-метры. С которых информация поступает практически мгновенно. Но даже к этому весьма объективному методу оценки у федеральных телеканалов есть претензии. Проблема с обратной связью для нас действительно существует. Есть опасность при создании нового продукта выпустить артобъект, которым ты любуешься, а его не заметили. Как по выборам: кандидаты старались, убеждали, и конкуренция была, а на участки пришло 20% избирателей.

А что касается самих исследований, социологов, которых мы залинчевали, то когда мы их спросили, нет ли у вас методологической ошибки, они признались: «Да, есть, но ошибка в методологии и она системная, но, даже системно ошибаясь, мы можем проследить тренд». Но как?!

Сергей Даревский: Плюс к этому, люди до сих пор не ассоциирует тот или иной продукт и канал. «Славия» и областное телевидение по-прежнему единый бренд.

Дмитрий Вертков: Вплоть до анекдотов. Один мой знакомый узнав, что я стал директором НТ, спросил меня: «Ты стал начальником Даревского?».

Сергей Даревский (смеётся): Да, мы идём к тому, с чего начали – к объединению.

Дмитрий Вертков: Да, сейчас договоримся!

Людмила Лиукконен: На что вы ориентируетесь, если, как вы говорите, обратная связь нарушена?

Дмитрий Вертков: Я лично много общаюсь, спрашиваю. Элементы обратной связи, конечно, есть. Но её нет системно. А это могут организовать только социологи. Мы иногда, поскольку это стоит денег, проводим фокус-группы на уровне соответствия программы целевой аудитории.

Ольга Лаврова: Мы уже говорили в начале про то, что в Пскове телевидение появилось раньше, так вот я хочу сказать про псковские информационные агентства. У них, судя по счетчикам, по 30 тысяч читателей в день. Откуда там такой интерес к информации?

Сергей Даревский: Откуда там вообще такое агентство? Ощущение такое, что Псков – столица Северо-Запада. Пока мы в «заповеднике» сидели, одних жгли, других не пускали, остальные на месте не стояли и ушли далеко вперёд. Тот же Псков: настроил свои гипермаркеты быстрее нас, и какие у них СМИ развитые! Если бы у нас экономика свободно развивалась, мы бы ничего не упустили. Нам бы наверстывать, но мы самобытные, новгородские, бьем себя в грудь и кричим, что мы – Родина России. А ведь Масленица уже в Пскове отмечается! Хотя в 14 веке Псков был под Новгородом, а не наоборот. Думаем, если назвались Родиной России, то все резко начнется? Нет! Соседи не спят! А вот телевидение псковское – там одно ГТРК – никогда не было лучше нашего.

Людмила Лиукконен: Возвращаясь к началу разговора о показе старых программ. «N-Бюро» покажете?

Сергей Даревский: А чего показывать? Во-первых, оно никогда не записывалось, у меня никогда не было мании величия, чтобы для истории сохранить себя. Есть некоторые репортажи интересные, эксклюзивные, и даже те, что не вышли, потому что были запрещены и легли на полку. Это можно посмотреть. А есть и то, что безвозвратно устарело, и пускай некоторые вещи остаются образами, мифами, как их люди запомнили.

Людмила Лиукконен: У нас с оценкой аудитории куда проще – на сайтах стоят счетчики, а вы знаете свою аудиторию, сколько у вас зрителей?

Сергей Даревский: Конечно, существуют исследования. И не только социологические службы с системными ошибками, как сказал Дмитрий Михайлович. Меряет и ФСО, и ФАПСИ, «Единая Россия», когда им нужно. Цифры различаются, но мы примерно знаем пул программ. По последним данным, 40 тысяч телевизоров имеет премьерный показ «Событий недели» на канале Россия-1, и что самое удивительное для меня - повтор программы смотрят 45 тысяч. Кстати, вы знаете, что принято решение ставить пипл-метры во всех городах? Это прибор на домашнем телевизоре, который фиксирует, куда вы переключили.

На этой деловой ноте мы покинули кабинет Даревского и отправились на экскурсию в новую студию. В это время там шла запись – Иван Сизов читал текст. Мы вежливо подождали конца записи, а потом осмотрели новое помещение.

Дизайнером студии выступил художник по декорациям театра «Малый». «Последние студии здесь были построены в 97-98 годах. Новая задумывалась так, чтобы каждый ее угол мог быть в кадре. В ней много света», - рассказывает Дмитрий Вертков. Цена вопроса - порядка 16 миллионов.

Прощаясь, мы вновь вернулись к главной теме разговора – 20-летию государственного телевещания в области. «Что-то подсказывает, что у наших каналов не только общее прошлое, но и общее будущее, - сказал Дмитрий Вертков. – Предпосылки к этому – глобализация и переход на цифровое телевидение. Но каким будет это будущее – пока неизвестно».

Фото: Алексей Александров. Фотография Виктора Смирнова - сайт novgorod1150.ru, фото с совещания в Доме журналистов - Александр Кочевник.

И еще фото:

Карта в кабинете Сергея Ивановича Даревского. Гербы и границы районов - вышиты. А вот о том,  кто разбил стекло - мы не спросили...

Кукла предыдущего губернатора из его же кабинета...

В новой студии НТ