Коммунист

Первые слова маленький Валера Гайдым произнес на литовском. Родители схватились за голову: похоже, сына нужно переучивать…

Корни у Валерия Федоровича украинские. Фамилия - тоже. Его отец и мать познакомились на фронте, оба воевали. Но война для них закончилась не в 1945, а лишь спустя семь лет: отца направили в Литву бороться с «лесными братьями».

В Литве родители Валерия Гайдыма поженились, там у них родился сын. Образ жизни вели кочевой – уничтожат одну банду, едут дальше. Радвилишкис, Шауляй, Биржай, Вильнюс… «Неизвестно, где было страшнее. На войне мы хотя бы знали, где враг», – говорил отец.

А сын дружил с литовскими детьми, оттого и научился их языку быстрее, чем родному. Первые детские воспоминания Валерия Федоровича связаны с Литвой начала 50-х: каток, играет музыка, стоит праздничная елка…

«Когда в Литве более-менее навели порядок, - рассказывает Гайдым, - Сталин объявил национализацию кадров: Литва должна принадлежать литовцам, Украина – украинцам. Отца перевели в Крестцы начальником районного отдела милиции. Валерий Гайдым учился в крестецкой школе. Учился очень хорошо. Своих учителей и школьные годы вспоминает с большой благодарностью.

Во втором классе огромное впечатление на него произвел фильм «Коммунист». «До сих помню, как герой Урбанского в одиночку валил деревья, для того чтобы дать дрова эшелону, который вез хлеб и оборудование в замерзающий город. Этот образ сражающегося коммуниста остался со мною всю жизнь», - признается Гайдым.

В Новгороде Валерий Федорович с 60-го года. Отец работал здесь начальником городского отдела милиции. Человеком он был молодым, прогрессивным, сильным, и, без сомнения, сделал бы блестящую карьеру, но, увы, рано ушла из жизни любимая жена, и все потеряло смысл.

В наши дни трудно представить ситуацию, когда сын высокопоставленного чиновника и влиятельного лица стал бы начинать свой путь с нуля. Но тогда отец – не последний человек в городе - сказал сыну строго: иди на завод, пройди эту школу, учись заочно.

«Я очень благодарен ему за то, что он не давал мне никаких поблажек», - говорит Валерий Федорович.

Говоря о своем воспитании, Гайдым с особенной теплотой вспоминает трудовой коллектив новгородского завода имени XXIV партсъезда (нынешний «Трансвит»), на котором он прошел десятилетний путь от контролера до заместителя начальника цеха. «Там я научился ответственности, порядочности и правдивости», - признается коммунист.

С правдивого разговора о современных молодых рабочих и началась наша с Валерием Федоровичем беседа о настоящем.

Рабочий – тогда и сегодня

Ольга Лаврова: Вчера в «Российской газете» обнаружила интересную статью «Пролетарий над гнездом». О том, что молодые рабочие сейчас находятся в полной безвестности - об этой группе молодежи никто в нашей стране не говорит, не пишет, она словно вычеркнута из жизни. Вы в 18 лет пришли на завод, и можете на личном опыте сравнить то, что было, и то, что есть.

Валерий Гайдым: Ключ к разгадке находится в отношении нынешней власти к собственному государству. Власть отпихивает от себя все, что составляет суть любой страны, любого государства, суть самой власти. Отдали в частные руки недра, природные богатства и то, что создавалось трудами многих поколений – наш промышленный, производственный, научный потенциал.

А ведь суть любого предприятия – это рабочие. Это тот самый пролетарий, о котором вы говорите. Кто сегодня о нем думает? Сегодня есть заинтересованность в дешевой рабочей силе, а повышение образования рабочих и их квалификации работодателю не нужно.

Мы же постоянно чувствовали заинтересованность со стороны предприятия и государства. Причем интерес со стороны предприятий проявлялся к будущим рабочим еще в школе. Когда я пришел работать на завод, то попал в замечательную атмосферу. Мы жили очень интересно, даже единственный выходной проводили вместе. Выполнение плана было для нас делом чести, мы очень много трудились, занимались общественной работой и спортом, но при этом еще и учились – кто в вечерней школе, кто, как я, заочно в институте. Наша учеба контролировалась заводом. В отделе кадров была инспектор, которая знала, кто пропустил занятия, кто какие оценки получил, у кого какие «хвосты». За хорошую учебу полагались премии.

Существовала система подготовки кадров и сбережения этих кадров. По мере повышения образовательного уровня нас включали в резерв, видели в нас будущих мастеров, технологов, начальников цехов… А из тех, кто проявил себя в труде, в ком чувствовалась струнка, выращивали руководителей. В общем, мы знали, что нужны стране, что у нас есть будущее. Отслужив в армии, ребята возвращались на завод. Предоставлялось жилье, люди создавали семьи. А когда человек выходил на пенсию, его тоже не бросали на произвол судьбы…

Вот сейчас все ищут национальную идею. А национальная идея, по-моему, это свободный труд свободно собравшихся свободных людей. Когда человек может свободно выбирать свое политическое кредо, образ жизни, свободно получить доступное жилье, профессию и знать, что его труд востребован и пойдет на благо общества и государства.

Человек должен видеть будущее своей Родины, своих детей, и трудиться, вкалывать – ради них. Простите за пафосность, но так было… И так должно быть. Если мы не поднимем роль рабочего класса, не возродим систему профтехобразования – что нас ждет? Раньше были конкурсы на такие специальности.

Ольга Лаврова: А сейчас все идут в журналисты, юристы и экономисты.

Валерий Гайдым: Журналисты как раз сейчас нужны, а вот когда столько юристов и экономистов в условиях разваленной экономики – это проблема. Причем эти финансисты и экономисты бегут в банки. То есть вместо промышленного, производственного капитала, который является основой основ, сегодня создается финансовый капитал, а это – крах. Финансовый капитал не может существовать без производственного потенциала и продукции. Деньги не могут бесконечно порождать деньги.

Сегодняшние социальные гарантии на Западе - результат прозрения предпринимателей, которые поняли: если не обеспечить пролетариат социальными гарантиями – он нас взорвет. Но если на Западе это поняли, то наши правители и «Единая Россия» не понимают, и продолжают плодить законы, которые вызывают уже не только возмущение, но и грустную улыбку.

О непопулярных законах

Ольга Лаврова: Последняя Дума и закон о ветеранах труда.

Валерий Гайдым: Да, вот пример. Я после этой Думы по улице спокойно пройти не могу – люди подходят и спрашивают, что произошло. Телевидение показало куце, но в принципе, люди поняли суть.

Ольга Лаврова: Кстати, люди беспокоятся и спрашивают, не отнимут ли звание у тех, кто уже его заслужил несколько лет назад.

Валерий Гайдым: Нет, этот закон не имеет обратной силы. Он вступает в силу с 1 марта 2013 года. Но мы будем еще сражаться!

Или сделаем следующее. Обратимся… да вот уже через вас сейчас обращаемся к работодателям, к общественным деятелям: в связи с принятием этого закона просим массово представлять людей во фракцию КПРФ. Сотнями, тысячами…

Татьяна Яковенко: Правильный, модный современный подход, троллинг! И пусть заседание Думы заканчивается к ночи.

Валерий Гайдым: Увы, и областные законы, и те, что принимаются ГосДумой, противоречат интересам общества… Вот сейчас опять Путин говорит о пенсионной реформе. Да сколько можно издеваться! Ну установите нормальный прожиточный минимум и исходя из него дайте пенсию. Как можно, имея мировые запасы нефти, газа, леса, цветных металлов, быть нищей страной с такими пенсиями? Или вот – в здравоохранении идет модернизация, но придите к врачу - либо целый день сиди в очереди, либо плати...

О зарплатах врачей и протестных настроениях

Ольга Лаврова: Заговорили о медицине, а у меня как раз наболевший вопрос в тему. Часто приходится общаться с врачами, которые рассказывают правду о своих зарплатах и не понимают, почему в отчетах политиков звучат совсем другие цифры. Врач в детской поликлинике рассказала случай: показала губернатору квиток с зарплатой, а он не поверил в его подлинность. Мы обратились к учителям и врачам с просьбой показать квитки нам, люди откликнулись анонимно и пишут, что боятся. Где же правда?

Валерий Гайдым: Люди чувствуют противоречия и лживость, но не понимают, что только от них самих зависит, как долго их еще будут обманывать. За эти годы уже можно было понять, что представляет собой та или иная партия.

Но ведь когда наступили очередные выборы, народ вновь купился на «Справедливую Россию».

А ведь протестное голосование в областную и Государственную Думы было как никогда большим. И мы, КПРФ, вложив столько средств и сил, не сомневались, что должны были занять подобающее место в Думах.

Но мы не учли одного: протестное настроение еще не дошло до крайней левой точки, оно остановилось где-то посередине. Люди, напуганные антикоммунистической истерией, сказками и ложью про Сталина, остановились на «Справедливой России», ошибочно полагая, что там – тоже оппозиция, только более умеренная. А теперь на примере областной Думы мы видим, как эсеры легли под интересы областной администрации.

Достучаться до людей. Дегероизация и подлость

Ольга Лаврова: Вы сказали о нагнетении антикоммунистической истерии, и мне вспомнились фильмы и сериалы последних лет о Великой Отечественной войне, о советском периоде истории, с помощью которых очерняется образ коммуниста, ведется обработка мозгов, но самое ужасное - происходит дегероизация.

Валерий Гайдым: В этом подлость нынешнего времени. Героев войны делают предателями, а предателей - героями. Издеваются над молодогвардейцами. Убеждают, что мы победили не на осознанном самопожертвовании, не за счет героизма, а выиграли войну за счет страха, покрыли все трупами. Наверное, президенту и правительству не хватает воли и характера, чтобы сказать – хватит кощунствовать над нашей историей, давайте прислушаемся к совести, давайте остановим это.

Неужели те, кто снимает сегодня эти паскудные фильмы, не понимают, что если бы не советская власть, объединившая все национальности, мы бы во время войны страну не спасли? Постоянно напоминают нам о лагерях, о доносах… Я ни в коем случае не идеализирую этот период. Были преступления, страдали многие невинные люди, и это не подлежит обсуждению, но говорить, что в целом советская власть преступление - неправильно. Оценка этому времени была дана Компартией. Почему же сегодня надо муссировать эту тему, когда у нас ежегодно без лагерей миллион человек умирает?

Ольга Лаврова: Как же современная КПРФ собирается достучаться до сомневающихся людей, да еще в таких жестких условиях?

Валерий Гайдым: Нам предстоит громадная работа, чтобы пробудить сознание у молодых учителей, врачей, работников культуры, крестьян, у предпринимателей. Кстати, предприниматели, бизнесмены идут к нам в партию, а бюджетники – в «Справедливую Россию». Интеллигенция - врачи и учителя - боятся и не понимают, что продлевают свои мучения до следующих выборов.

А ведь власть не стоит на месте и постоянно изобретает новые формы борьбы… Вот смотрите: только установилась система выборов по партийным спискам, как начинается переход на смешанную. А почему? Поняли, что авторитет «Единой России» идет к нулю и им нечего делать на следующих выборах, тем более что с фальсификациями становится все сложнее. И вот вводят мажоритарную систему - по одномандатным округам пойдут те, у кого есть большие деньги, где заставят под страхом голосовать местные власти.

Или: формируют участковые комиссии на 5 лет. Сами загонят в них сотрудников администраций, а нам как, оппозиционным партиям работать? В общем, постоянные препоны для нас придумывают. И нам приходится с этим считаться, перестраиваться. А это идет в ущерб агитационной работе с теми людьми, кто понимает, что власть их дурит, но не может заявить протест через голосование, и с теми, кто не идет на выборы. Или вот еще: люди идут голосовать протестно, но голосуют за ЛДПР. Но ведь ни для кого не секрет, что это сегодня правый костыль «Единой России», как «Справедливая Россия» - левый.

Ольга Лаврова: Кстати, об агитационной работе. Как работать, когда закрывается доступ в СМИ?

Валерий Гайдым: А вот так и работаем. Поэтому мы вынуждены идти в Государственную Думу – нам нужна трибуна. Помните, нам кричали: «Если не согласны с результатами выборов, сдайте мандаты»? Но если сдадим – нас тогда вообще смоют, не дадут выступать ни в СМИ, ни на улице. Сейчас же депутат ГосДумы может провести встречу с людьми на площади, и нас не обвинят, что это несанкционированное мероприятие.

О молодежи и митинском фильтре

Ольга Лаврова: Использует ли КПРФ современные подходы и технологии, модернизируется ли партия?

Валерий Гайдым: В партии сейчас делается упор на омоложение. У нас очень много молодых. Кстати, в ГосДуме у нас тоже молодые депутаты – 30-40-летние. Современные технологии – обязательно. Ведется активная работа в интернете, есть даже свое интернет-телевидение. Появляются региональные студии, уже десятка три. Наша задача – тоже сделать такую студию.

Ольга Лаврова: И еще о современных подходах. О молодых новгородских коммунистах и комсомольцах. А точнее, об их акциях – поход к Путину в лаптях, митинский фильтр, уничтожение «натовского» танка и так далее. При всей моей симпатии, иногда мне хотелось бы от них чего-то попроще, не такого шокирующего... в больницу бы для разнообразия сходили или в детский дом.

Татьяна Яковенко: Оль, ты тут не права, мне наоборот это нравится. Это очень интересно и привлекает внимание.

Валерий Гайдым: Они ходят и в больницы, и в детские дома, участвуют в Рождественском марафоне. Сделали новогодние подарки для пионеров, отвезли подарки в детский дом в Тесово-Нетыльский. Делают подарки детскому садику в Волховском. Ухаживают за стариками.

Но вы поймите, молодежи сейчас приходится прибегать к таким формам протеста, о которых вы говорите. Конечно, я лично лапти бы не обул, а пошел бы по традиционному пути – обращения, письма. Молодежь в этом плане более радикальна. Вы посмотрите, что они в сети сегодня заявляют.

Об интернете и тренде

Ольга Лаврова: Кстати, об интернете и коммунистической молодежи. Через соцсети на меня часто выходит с информацией о деятельности КПРФ Вадим Бериашвили, и признаюсь: это, наверное, самый корректный, вежливый и отзывчивый человек из многих сотен моих корреспондентов в соцсетях и телефонных собеседников. Как это ни странно звучит. Мне приятно с ним общаться. У него бы  официальным пресс-службам вежливости поучиться...

Валерий Гайдым: А ты почитай, Оля, каким он был год-полтора назад, сколько в нем было радикализма. А сейчас он стал более солидным. Я не скрываю: мы его воспитываем и выращиваем. Он член областного комитета партии, мы направляем его на партийные собрания, доверяем ему акции протеста. А если говорить о соцсетях, то они меня очень взволновали, когда у «Руси» собралась тысяча человек. Но, с другой стороны, когда через те же сети мы обратились к новгородцам и пригласили на митинг за честные и справедливые выборы губернатора, то пришло очень мало людей. Почему?

Татьяна Яковенко: Тренд ушел. Тогда это было модно, о «партии жуликов и воров» кричал весь интернет.

Валерий Гайдым: А как он за полгода успел уйти?

Татьяна Яковенко: Это очень быстротечное явление.

Валерий Гайдым: Нет, не думаю. Все-таки. не все определяют сети. Поэтому работа в традиционных СМИ необходима тоже. Я им больше доверяю, чем сетям. Тем более сети сейчас администрация давит. Вы посмотрите на комментарии в интернете: прошла Дума, и как набросились мочить нас проплаченные администрацией комментаторы. Это доказывает, что власть боится за себя. Если бы она чувствовала правоту своих деяний, то реагировала бы спокойно – говорите ребята, мы выслушаем…

Ольга Лаврова: Я вижу, как во время заседаний областной Думы вам мешают говорить. Как работать в такой ситуации?

Валерий Гайдым: Хорошо, что вы это заметили. А еще пропадает звук и изображение во время онлайн-трансляции по техническим причинам. Когда я, как старейшина, на открытии первой сессии обратился к депутатам с коротким выступлением с оценкой прошедших выборов, трансляцию вырубили. Включили, уже когда была избрана и вела заседание Елена Писарева. Побоялись дать в прямом эфире.

Разве я призываю к каким-то действиям, противоречащим Конституции? Я только прошу прислушаться к голосу избирателей. О каком Правительстве вы говорите, у кого вы льготы отбираете? Назовите себя хоть президентами и министрами, но пусть человек себя почувствует человеком, предприниматель - хозяином, крестьянин - крестьянином.

Об оппозиции и воровстве в Министерстве обороны

Ольга Лаврова: Какими в идеале должны быть отношения правящей власти и оппозиции?

Валерий Гайдым: Сейчас говорят о конструктивной оппозиции. Но что это такое? Вот у КПРФ есть программа вывода страны из кризиса, пакет всевозможных законопроектов по реформированию экономики, социальной сферы… Есть конкретные предложения, как природные богатства заставить работать на каждого гражданина. Вот это – конструктивная позиция.

Но власть понимает это по-другому. Для нее это вариант, когда оппозиция идет на постоянные компромиссы. Давай, ты тут промолчишь, а мы тебе должность дадим? А давай ты тут проголосуешь так, как мы просим, а тут поддержишь нашего человека… Это – не оппозиция и не конструктив, это подкуп и разложение оппозиции. Приблизили к престолу, погладили, похвалили...

Государство станет разумным, когда оппозиция будет иметь право голоса в правительстве при принятии законов, вершащих судьбу страны. Когда будет принят закон об оппозиции, когда ее голос будет широко представлен в СМИ.

Вот встречался Медведев с фракциями, а сейчас Путин продолжает встречи. Сколько было умных. толковых предложений, и ведь ни одно не реализовано! Вот пока ни клюнул жареный петух в одно место, когда пошло воровство с Министерстве обороны…

Ведь сколько лет КПРФ говорило об этом! Пять лет митинги проводили, акции протеста, обращения военных были – отстраните этого ворюгу, пока не разрушил систему обороны. Поставили Шойгу, он стал хотя бы более-менее государственным языком говорить. Так совести хватает теперь заявлять о том, что Сердюков не причем, он эффективный министр и сделал все, что надо. Ну как же можно терпеть такой абсурд? Люди ведь это понимают и смеются, а власть теряет доверие.

Если завтра - война

Ольга Лаврова: Мир сейчас сотрясают всевозможные войны и конфликты, и уже наши правители заговорили на тему «Если завтра война». Как раз Шойгу заявил о военной угрозе России. Так вот я на днях читала в сети огромную ветку с сотнями комментариев на каком-то всероссийском сайте как раз об этом. Люди пишут, что в случае войны за эту власть умирать не пойдут.

Валерий Гайдым. Так и будет. Кто пойдет отдавать жизнь за Чубайса и Абрамовича? Я тоже не пойду за них умирать. В годы Великой Отечественной наши родители и деды шли воевать за Ленина, за Сталина, за Родину – все было едино. Кто сегодня пойдет в бой за Медведева и Путина? Кто их поставит в один ряд с Родиной? Да и как можно без идеи защищать свою страну? А ведь новые поколения даже историю свою не знают, литературу… А сейчас из школьной программы изымаются Пушкин, Гоголь, Достоевский, Распутин… Произведения, которые воспитывают людей.

Школа

Ольга Лаврова: Если говорить об образовании, то не могу не спросить вашего мнения о тестировании. К примеру, литература: вместо того, чтобы сопереживать героям, учиться у них мужеству, доброте, справедливости, детей отвлекают на всякие бесполезные мелочи. Также история и все остальное. Но важно ведь не вызубрить дату какого-то сражения, а понять - за что люди добровольно отдавали жизнь.

Валерий Гайдым: Действительно, идет натаскивание на результат. От этого зависит благополучие школы, директора, учителя. А ведь литературные произведения проходят через всю жизнь человека, порождают отношение к жизни. Ты не можешь молчать, ведь когда-то твои любимые герои книг говорили правду… Тоже самое можно сказать и о фильмах, на которых растут дети.

Татьяна Яковенко: Тестирование и ЕГЭ лишают людей индивидуальности, превращают в серую массу. Не надо учиться, не надо думать. Мышление не развивается…

Ольга Лаврова: Кстати о детях. Власти призывают женщин рожать, сулят деньги, землю, да только мало кто решается даже на второго, не то, что на третьего ребенка. Но ведь сейчас при всех трудностях – все-таки не настолько тяжело, как было трудно нашим бабушкам… Почему же люди не решаются рожать?

Валерий Гайдым: Причина в том, что сейчас насаждается идеология потребления и эгоизма. Человеку вбивают в голову: надо жить сейчас, пока молодой, хватай от жизни все, зарабатывай, отдыхай, езди за границу…

А в наше время было так: стань гражданином, получи профессию, создай крепкую счастливую семью. А ведь сильного государства без сильных счастливых семей не может быть. Сейчас же семьи разобщены, плюс у них – комплекс проблем: недоступность жилья, дорогостоящее лечение и так далее.

Выборы

Ольга Лаврова: Валерий Федорович, не могу спросить вас о муниципальных выборах, обсуждается ли эта тема в КПРФ?

Валерий Гайдым: Безусловно! Нормальная пирамида власти должна выстраиваться снизу, опираться на крепкие сельские, поселенческие и муниципальные образования. Там должны работать грамотные, ответственные, профессиональные люди, которые конкретно отвечают за каждый кусочек земли, за каждый домик, за каждый ФАП, врача и школу… Поэтому мы уже сейчас готовимся к выборам, которые состоятся через два года.

Учитываем, что придет много партий, что будет растаскивание голосов, особенно с нашими брендами… Слышали, появилась уже КПСС (Коммунистическая партия социальной справедливости), КПРФ (Казацкая партия Российской Федерации)? Все делается под нас. Разумеется, «Новой Единой России» или «Проединой России» не будет: не допустят к регистрации.

О текущих выборах, что должны состояться в марте, мы тоже думаем. Районы, в которых мы реально можем себя проявить – Чудовский и Окуловский. В Парфинском другая ситуация – там единоросс пытается заручиться поддержкой КПРФ.

Кстати, вот как еще складывается сегодня политическая система. Мы находим кандидата, беспартийного, но сильного, проходного. Говорим: готовы тебя поддержать, выдвинуть, а хочешь, иди сам. Он говорит: пойду сам, но в случае победы работать буду с вами. Когда «Единая Россия» узнает, что он побеждает, его приглашают на разговор. И человек соглашается на их условия, потому что ему гарантируют победу и дальнейшую поддержку. Человек понимает, что если он станет главой от КПРФ, то ему придется тяжело. Такова сегодня демократия в Новгородской области.

Ольга Лаврова: А выборы мэра?

Валерий Гайдым: Это особая боль и задача для нас. Мы готовимся к ним. Нет никаких гарантий, что судьба нашего кандидата будет отличаться от судьбы тех глав муниципальных образований, которые избирались от нас, а потом перешли в стан «Единой России» или были подвергнуты преследованиям со стороны партии власти. По выборам мэра решение будет коллективным.

Жизненная моя практика и политический опыт показывают, что коммунистам в исполнительной власти пока делать нечего. Будут постоянные суды, интриги, склоки, иски и преследования. А вот за депутатские места бороться будем безусловно.

Потому что городская Дума сегодня способна реально влиять на проблемы новгородцев. У нас уже все кандидаты по списку и одномандатным округам готовы, они на протяжении года проходят практическое обучение с политтехнологами, психологами. Они уже работают в округах, знают избирателей.

Ольга Лаврова: Вам недавно исполнилось 65 лет. Губернатор вас поздравил с юбилеем?

Валерий Гайдым: Раньше поздравлял... Но это для меня не так важно. Мне вполне достаточно того, что поздравили его заместители.

Ольга Лаврова и Татьяна Яковенко: Мы тоже поздравляем вас, Валерий Федорович, и желаем здоровья, сил и терпения.