Потеряв зрение, моряк стал одним из лучших в Великом Новгороде массажистов

У новгородца Николая Васильевича Бахвалкина в трудовой книжке стояла запись: «медсестра по массажу». Курьёз, но так на самом деле звучала его должность. Известный многим новгородцам массажист – инвалид по зрению - работал в медсанчастях «Азота», «24-го партсъезда», в последние годы – в профилактории НовГУ.

Но рассказ о Николае Бахвалкине мы решили начать с эпизода не слишком приятного. О нём он сам и вспоминать сейчас не хочет. Однако из книги слова не выкинешь, а в книге бессменного капитана-директора новгородского Клуба юных моряков Николая Варухина «Детское море» рассказывается, как в далёком 67-м году два юнмора подрались с мужчиной, который выставлял подростков, застоявшихся в чужом подъезде:

«На силу мальчишки ответили силой и, поскольку перевеса не было ни на одной стороне, получилась громкая драка... Затеявший её и в результате получивший несколько травм мужчина оказался работником милиции. Конечно, официальное колесо закрутилось против наших ребят… Школа … дала плохие характеристики, а Клуб юных моряков – хорошие, и взял ребят под своё крыло. Конечно, пришлось поволноваться, но наши ребята были оправданы».

Одним из двух юнморов и был Николай Бахвалкин. Процитируем книгу Варухина ещё:

«Он любил море, ходил на занятия самоотверженно, ничего не пропускал, а на судовых работах выкладывался похлеще многих взрослых. Таков же был и его друг Гена Романов… В школе они были не на хорошем счету: любили побаловаться, иногда пропускали занятия и учились средне. Клуб примерно на 80 процентов состоял из таких «боевых» парней, и мне уже привычно было ходить в школы и что называется, разбираться. Это было даже интересно и поучительно для меня, потому что в клубе ребята имели, как правило, отличную дисциплину и успеваемость и деятельно участвовали во всём добром и полезном. Но ведь не одной же тельняшкой брал клуб, а, наверное, ещё и самодеятельным интересом, возможностью личного творчества подростка, «взрослостью» задач?».

Николай Васильевич вспоминает, как на первом корабле КЮМа (клуб тогда размещался в Доме пионеров), «Юрии Иванове», ходили в поход по Волго-Балту и по Волге – до Ульяновска. В мореходку после школы он не поступил: увидел, какой туда конкурс и решил, что шансов у него нет. Пошёл работать, учился на вечернем отделении в техникуме. Отслужил армию. Пришёл работать на новгородскую «Комету».

В море он всё-таки оказался благодаря КЮМу. Поехал с Варухиным и ребятами на экскурсию в Таллин, а там зашёл в объединение «Океан», где требовались матросы. Оставил свои данные, вскоре получил вызов.

Окончил курсы матросов в Пярну и совершил два рейса по полгода. Затем поступил-таки в Таллинское мореходное училище на радиотехническое отделение. А после выпуска уехал служить во Владивосток – радистом на рыболовецкие суда. Работал на рыбокомбинате на острове Попова.

- Слышали про остров Русский? А за ним есть остров Попова.

Ходил в Японское, Охотское моря. Добывали минтая, терпуга, скумбрию, сельдь попадалась. Окончил курсы гидроакустиков.

Здесь в 1978 году и произошла его трагедия.

- Радист другого сейнера ушёл в отпуск, - вспоминает Николай Васильевич. – И меня поставили на подмену. А там понадобилось починить радио-локационную станцию.

РЛС он починил, а на другой день проснулся почти незрячим. Произошло это из-за электромагнитного облучения. При попадании на хрусталик оно вызвало появление катаракты. Да, есть техника безопасности, но кто её по молодости досконально соблюдает. Врач не могла найти причины, злилась: «Ты всё врёшь!». Но, в конце концов, через месяц, обнаружила необратимые изменения на дне глаза. И с флота Николая Бахвалкина списали.

У Николая Бахвалкина выпадение центрального зрения. Сидя рядом с собеседником, видит его очертания. Видит движения, свет. «Хороший подгляд», - говорят о таких случаях слепые.

Он решил возвращаться в Новгород к родителям. Взял с собой самое необходимое, а остальное выкинул. Сопровождающих не было. Сам на пароме добрался с острова до Владивостока. Купил билет. И ехал поездом девять суток – до Москвы, потом до Чудово. Так получилось, что эта поездка как-то встряхнула, придала уверенности в собственных силах.

В новгородском отделении Общества слепых его научили читать по Брайлю. Отец под руку водил его гулять. Потом обучили пользоваться тростью (уже позже научился пользоваться остатками зрения и трость сейчас не носит). Работал на предприятии общества - собирал вилки для розеток. А потом предложили подать документы в медицинское училище для инвалидов по зрению в Кисловодске. Его он два с половиной года спустя закончил с отличием.

- Нас учили всем известным видам массажа, - вспоминает Бахвалкин. – Спортивному, детскому, соединительно-тканному, сегментарному, точечному. Все два с половиной года тренировались: ты на напарнике, напарник на тебе.

Спрашиваю:

- Физически делать массаж тяжело?

- Если правильно распределять силы, распределять нагрузку, то всё нормально.

- А если массаж причиняет боль?

- Нас учили, что массаж, который причиняет боль, делается неправильно. А если массаж делается правильно, то человек и восстанавливается быстро.

- Сейчас, наверное, много изменилось, разные восточные техники вошли в моду?

- Это всё красивая обёртка, а суть не изменилась. Единственно – сейчас больше применяют различные мази, кремы. Нас учили их использовать с осторожностью - они могут забивать поры сальных желёз.

Николай Васильевич увлекался искусственным языком эсперанто, придуманным в девятнадцатом веке окулистом Людвигом Заменгофом. Когда-то создатели эсперанто верили, что он сможет устранить противоречия между народами. В СССР в двадцатые его пестовали как язык мировой революции.

- В Кисловодске я встретился с пожилым немцом-эсперантистом, который был там в качестве туриста, - рассказывает Николай Васильевич. – Он вспоминал, как к нему в тридцатые годы пришли из гестапо и велели прекратить переписку с другими эсперантистами.

А он сам в восьмидесятые и переписывался, и на конференцию по эсперанто ездил в Сочи. Сейчас вспоминает правила диковинного языка:

- Существительные оканчиваются на – о, прилагательные на – а, наречия на – е…

Бахвалкин и лёгкой атлетикой занимался. Выступал на соревнованиях в Астрахани вместе с другими инвалидами по зрению. Массажистом он проработал двадцать лет. Сейчас на пенсии. С женой Людмилой познакомился уже будучи инвалидом. Сейчас у них две дочери и два внука.

Закончить хочется также словами Николая Варухина:

«Мы отнюдь не стремились и не стремимся, чтобы все наши ребята уходили непременно на флот. Есть, конечно, в этом случае предмет гордости, но не в одном этом цель Клуба, - лишь бы учились настоящей жизни, умению быть человеком…».