Ксения Сергеева: «Люди должны знать правду!»

Сегодня утром на московском поезде в Великий Новгород вернулась Ксения Сергеева, 6 мая задержанная на «Марше миллионов» в Москве. Ксения рассказала интернет-газете «Ваши новости» о том, что происходило в тот день на улицах столицы.

- В комментариях под новостью обо мне в вашей газете написали, что в митингах цель и смысл моей жизни. Но это не так, - говорит Ксения. - Я выхожу на митинги, потому что считаю, что о Путине, о выборах надо не шептаться на кухнях, а выходить и говорить обо всем открыто. Я видела, как проходили выборы. Видела фильтры, через которые пропускали кандидатов. Считаю, что и у нас в областной Думе сидят люди, которые не имеют права решать судьбы области. Я мать двоих сыновей, и хочу, чтобы они выросли настоящими мужчинами, поэтому я не могу молчать и идти против своей совести.

- Расскажите о том, что произошло с вами в Москве.

- Перед Болотной, напротив кинотеатра «Ударник», встала цепь омоновцев, которые выставили перед собой молоденьких ребят, наверное, солдатиков. Мы стали говорить им, что не враги, что мы такие же, как их матери, жены и сестры. Присмотрелись к ним и увидели, что взываем к детям, которые глаза опускают от смущения. А за ними – омоновцы. Мы стали обращаться уже к ним, я, видимо, говорила очень эмоционально, и меня попытались задержать сотрудники ОМОНа, но митингующие отбили... А потом мы кубарем свалились за цепь. Я оказалась там, где были Дмитрий и Геннадий Гудковы, Скорая помощь, представители СМИ. Навального взяли еще до этого. На моих глазах тащили избитых, задержанных людей.

- Как вели себя врачи Скорой по отношению к ним?

- Отвратительно! Врачи спрашивали полицию: он вам нужен? И если был нужен, то оттаскивали избитого человека и не брали. Я не выдержала, спросила, чем вызваны такие методы и почему одних тащат в автозаки, а другим, полицейским, оказывают помощь. Мне ответили «У нас есть свое начальство». Кстати, мимо меня проносили человека, которого считают вторым погибшим! Я не знаю, мертвый он был или нет, но люди кричали «Убийцы!» Его выносили со стороны митингующих. Врачи несли его бегом, не носилках, а на таком полотне, на котором трупы забирают. Дай Бог, чтоб это было не так!

- Ксения, как и почему вас задержали?

- Людей выдавили, они ушли во дворы, я нашла и развернула плакат «Не раскачивайте трон», вроде бы все было спокойно. Шла по Ордынке и разговаривала по телефону. Как вдруг увидела боковым зрением, как омоновцы наскочили и стали бить парня дубинками. Я заступилась за него, потребовала прекратить избиение, а меня «взяли» за компанию. Похоже, и других брали также – со мной в автозаке оказалась пожилая женщина с костылем. Когда полицейские вышли посовещаться и открыли дверь, я сказала им – что же вы творите, забрали пожилую женщину с ослабленным здоровьем. Они прислушались и ее отпустили. Трех изрядно подвыпивших мужчин просто взяли в кафе, им никакие митинги и не нужны были. Что с ними потом было, не знаю, нас разделили.

- Что происходило в отделении полиции? Как с вами обращались?

В отделении эмоции спали, мы стали общаться по-человечески. Спросили, с чем была связана такая агрессия. «Сказать правду, с чем она связана? - спросил полицейский. – Только из моего батальона у трех человек ножевые ранения». Не знаю, правду он говорил, или нет. Общаясь с полицейскими в спокойной обстановке, видишь, что это обычные люди, вынужденные подчиняться приказу, который им не очень-то и нравится! Они говорили: «Лучше бы мы на больничный сели»! Так что спокойный диалог между людьми - лучший способ донести что-либо до таких же граждан.

Еще спрашивали, ждать ли им меня завтра, 7 мая. Я обещала в случае задержания проситься именно к ним. Добавлю, что о нас заботились активисты, привозили воду, еду прямо в отделения.

- Сейчас вы дома, все закончилось благополучно?

- Меня обвиняют в участии в несанкционированном митинге, 14 мая предстоит ехать на суд. Не знаю, как сложатся обстоятельства, но мне хотелось бы поехать. Спасибо, что вы обратились ко мне. Люди должны знать правду!