В новгородском Кремле судят нацистов

В эти выходные, 16 и 17 декабря, в Новгородской филармонии проходит сценическая реконструкция суда над нацистскими военными преступниками. Сам суд проходил в этом же здании 70 лет назад – с 7 по 18 декабря 1947 года – и стал последним подобным процессом на территории современной России.

Команда исполнителей проекта – это более 40 участников: профессиональные актёры, писатели, реконструкторы, журналисты, представители других профессий и сообществ. Автор идеи и режиссёр постановки – заслуженный артист России Даниил Донченко, а в основу научной части легло исследование группы учёных под руководством доцента НовГУ имени Ярослава Мудрого Дмитрия Асташкина «Советские судебные процессы над военными преступниками в 1943-1991 гг.».

«Да судимы будете» – проект, делающий зрителя соучастником исторического события. Человек XXI века сталкивается здесь со свидетельствами трагедии, за которыми стоят реальные человеческие судьбы, рассказы выживших о гибели их родных, соседей, сограждан. Уникальным для проекта стало участие двух очевидцев процесса 1947 года – Лидии Алексеевны Абросимовой и Владимира Владимировича Мощенкова, чьи воспоминания были использованы в сценарии. Также при восстановлении обстановки и хода заседания использовались архивные фотографии, документы, кинохроника и публикации в прессе.

KgwHL6ZnvD8

На скамье подсудимых – 19 военных преступников из рядов вермахта, от фельдфебелей до генералов. Они расстреляли, повесили, заживо сожгли, замучили более 34 000 жителей на территории современных Новгородской, Ленинградской и Псковской областей. Во время предварительного следствия их вину подтвердили более 35 свидетелей из четырех областей РСФСР. Одним из свидетелей был протоиерей Русской Православной Церкви Николай Ломакин, также выступавший на Нюрнбергском процессе.

PLhjjQTP3 0 1

Из показаний свидетеля Капитона Ефремова:

«В декабре 1942 года к нам в деревню прибыл отряд карателей. Всё население согнали на лёд реки Полисть, потом туда же пригнали и население соседней деревни. Немцы по обеим сторонам реки и прямо в лоб толпе установили три пулемёта. Офицер дал команду, и пулемёты застрочили прямо по толпе мирных жителей … Немцы ходили и добивали стонущих раненых. Потом они дали несколько залпов из танка, отошли к нашей деревне и ушли обратно... Там были и дети, вплоть до младенцев... Да они ж тогда расстреляли более двухсот человек!»

Большинство обвиняемых признали свою вину. Впрочем, с оговорками: «Я лишь выполнял приказы», «Мне не было известно об этих злодеяниях», «Эти преступления совершали не только мы»...

Йозеф Рупрехт, генерал-майор, бывший комендант полевой комендатуры № 607: В районе деревни на мой отряд напали партизаны. Я приказал сжечь деревню.

Обвинитель: Вы даже не дали жителям деревни захватить с собой вещи?

Рупрехт: Нам некогда было. Мы торопились. Ведь деревня находилась всего в пятистах метрах от места нападения партизан.

Обвинитель: Если вашей задачей являлась борьба с партизанами, то зачем вы истребляли мирное население?

Рупрехт: Для солдата важно иметь ордена. А чем больше успехов, тем больше орденов

На скамье подсудимых – люди, которые просто выполняли приказы. Люди, готовые уравнять на чашах весов собственный карьеризм с сотнями человеческих жизней. Люди, слепо верившие гитлеровской пропаганде, утверждавшей, что СССР населён унтерменшами, недостойными сострадания. На скамье подсудимых – люди?..

PLhjjQTP3 0

Для каждого из обвиняемых государственный обвинитель требовал смертной казни. Однако по итогам процесса ни одного смертного приговора вынесено не было. Все подсудимые были признаны виновными и получили по 25 лет заключения в исправительных трудовых лагерях.