Андрей Коткин рассказал о приключениях «лесного барабанщика» в Великом Новгороде

Жизнь преподносит сюрпризы не только людям.

В понедельник на одной из улиц Великого Новгорода моя коллега, журналист Наталья Гаврилина увидела стаю ворон, атаковавших некоего несчастного птенца. Она отбила бедолагу и сразу связалась со мной: «Что делать?»...

Раз птенцу уже повезло оказаться спасённым, как минимум следовало понять, кто он такой. Зная, с кем имеешь дело, гораздо легче решать его судьбу. К моему удивлению, на присланной Натальей фотографии был изображен молодой... дятел. Большой пёстрый дятел. Вряд ли местный. Скорее всего, путешествуя после того, как его выводок распался, залетел в город, растерялся, как это часто бывает с залётными пернатыми, с перепуга ударился о стену дома, забор или окно...

Осмотр птицы показал, что ни переломов, ни других явных повреждений она не получила. К большому для нее счастью, имел место лишь кратковременный шок. Дятел даже мог перелетать, а значит, лучшее, что для него можно было сделать, — выпустить как можно скорее. Сидя в тёмном пакете, он притих, и поди знай, что творилось в его маленькой голове. Всего час назад жизнь пернатого протекала вполне предсказуемо. И всего за час его подстерегли две неожиданности подряд: сначала угодил на волосок от смерти, окруженный вороньей шайкой, затем чудом избежал участи заклёванного. Не окажись рядом Наталья, и на земле стало бы дятлом меньше.

Правда, в человеческих руках счастливчик всё еще испытывал не радость от нежданного спасения, а вполне понятный ужас. Откуда ему знать, что с минуты на минуту сюрприз номер три — обретение свободы?

Солнце клонилось к закату. Посаженный в тихом месте на старую дуплистую липу вдали от жилых домов и кошек, юнец не нырнул в дупло и не полетел прочь, в панике очертя голову, а уцепился острыми кривыми когтями за морщинистую кору, опёрся на жесткий хвост и лихо запрыгал вверх по стволу. Через несколько метров достиг горизонтального сука и неподвижно замер у его основания, почти слившись с деревом. До утра. А там, передохнув и очухавшись от пережитой передряги, наверняка продолжил непростую свою жизнь.

Дятлу, безусловно, повезло. Не повезло воронам. Которые, кстати, имели полное право на добычу в соответствии с суровыми правилами борьбы за существование. Выживает сильный, а слабый гибнет, становится пищей.

Но вот один мой знакомый, найдя как-то закатившуюся в угол вялую картофелину, не выбросил ее, а отнёс на улицу и посадил. Не в огороде, а просто на улице. Чтобы жила: «Она же живая!». Этот человек не был чудиком. Был профессиональным зоологом, хорошо осведомлённым о суровой статистике природы. Но при этом он ценил любую жизнь.

Не секрет, что люди губят птиц как вольно, охотясь по делу и без дела, так и невольно, радикально изменяя окружающую нас природную среду. Но ежегодно многие сотни тысяч пернатых погибают и без помощи людей — от болезней, хищников, стихийных бедствий, да и просто непогоды.

Гибель одной птицы, будь то стриж, голубь или дятел (хотя дятел встречается заметно реже), общей картины не меняет. Равно как и спасение этой самой птицы. В каждом случае факт помощи беззащитному существу важен именно для человека. Если он не равнодушен, если он — человек.