Новгородские исторические записки от Виктора Смирнова. Записка тринадцатая: «Великий фантаст и фантастическая женщина»

Мы продолжаем серию публикаций на тему истории Великого Новгорода и Новгородской земли авторства историка и писателя Виктора Смирнова. Материалы публикуются с разрешения автора.

 

Великий фантаст и фантастическая женщина

Зимой 1914 года мир едва не лишился великого писателя-фантаста Герберта Уэллса. Случилось это недалеко от новгородской деревни Вергежа. В сумерках сани, в которых автор "Человека-невидимки" и "Войны миров" ехал по замерзшему Волхову, ухнули в полынью, и только по счастью все обошлось.

Что же занесло писателя с мировой славой в новгородскую глушь?

Герберт Джордж Уэллс давно интересовался Россией, полагая, что ей уготована особая роль в истории человечества. Он много читал об этой загадочной стране и теперь хотел воочию увидеть жизнь русской провинции. Но был в Вергеже и "магнит попривлекательней". Таким магнитом явилась владелица здешнего имения Ариадна Тыркова-Вильямс. Эта женщина, происходившая из старинного дворянского рода, отличалась редкой красотой и разнообразными талантами. Журналистка, писательница, феминистка, член ЦК партии кадетов (о ней полушутя говорили, что это единственный мужчина в руководстве партии) Ариадна Тыркова не могла не привлечь внимание знаменитого писателя.

Внешне далеко не красавец, толстенький и коротконогий Уэллс тем не менее пользовался бешеным успехом у прекрасного пола. В его длинном донжуанском списке было немало известных женщин, таких, например, как личная секретарша Максима Горького, любовница знаменитого разведчика Локкарта и сама агент двух разведок баронесса Мария Закревская-Будберг. Однако с Ариадной Тырковой у писателя вышла осечка. Искренне восхищавшаяся Уэллсом Ариадна хранила верность своему мужу, тоже, кстати, англичанину, Гарольду Вильямсу, журналисту и ученому лингвисту, владевшему пятьюдесятью языками. 

Деревня Вергежа насчитывала 35 крестьянских дворов. Здесь имелись кирпичный завод, молочная ферма, часовня, две школы. На высоком берегу Волхова в окружении старого парка, разбитого пленными французами, стоял красивый двухэтажный барский дом с колоннами. Встречавший гостей владелец усадьбы, старший брат Ариадны Аркадий Владимирович Тырков, тоже был незаурядной личностью. Член террористической организации "Народная воля" он отбыл 20 лет в сибирской ссылке за участие в покушении на императора Александра II. Вернувшись в родовое имение, Аркадий Тырков отошел от политики и увлеченно занялся хозяйством.

Двое суток, которые Уэллс провел в Вергеже, подарили ему массу впечатлений. Писатель беседовал с помещиком и крестьянами, с учительницей и священником, вникал во все подробности деревенской жизни, и сам, по выражению Ариадны Тырковой, "произвел на обитателей Вергежи сильное впечатление своей веселостью и яркостью ума". Впечатления от этой поездки легли в основу романа "Джоанна и Питер", герой которого едет в Россию, чтобы узнать ее изнутри.

Интерес к России не покидал Герберта Уэллса в течение всей его жизни. Он дружил с Максимом Горьким, Алексеем Толстым, Корнеем Чуковским и Иваном Павловым, снова приезжал в Россию в двадцатом и тридцать четвертом годах, когда состоялись его нашумевшие встречи с Лениным и Сталиным. Под впечатлением этих встреч Уэллс написал: "Для меня Россия всегда обладала каким-то особым очарованием, и теперь я горько сокрушаюсь о том, что эта великая страна движется к новой системе лжи, как сокрушается влюбленный, когда любимая отдаляется".

Судьба Ариадны Тырковой-Вильямс также могла стать сюжетом романа. Октябрьский переворот она восприняла как национальную катастрофу. Вместе с мужем Ариадна Владимировна едет на Дон, чтобы помогать Добровольческой армии. В своих статьях она публично отказывается от идей западной демократии, называя их обманом, который нам навязали политики. У нее хватает мужества публично признать, что беды России стали следствием "многолетнего искривления русских мозгов, главным образом интеллигентских".

Вместе с последними частями Добровольческой армии Тыркова-Вильямс навсегда покидает Россию. Но вся ее дальнейшая жизнь неразрывно связана с покинутым Отечеством. Поселившись в Лондоне, она создает общество помощи русским беженцам, которое возглавляла более 20 лет. Здесь она пишет свою главную книгу "Жизнь Пушкина", которая и сегодня считается одной из лучших биографий поэта. Этот выбор был глубоко неслучаен, поскольку Пушкин проделал тот же путь от ранних увлечений революционными идеями к либеральному консерватизму, который, кстати, местами угадывается в государственной модели современной России.

Ариадна Владимировна Тыркова-Вильямс дожила до глубокой старости. Она сильно тосковала по своей родине и часто повторяла: " Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без нее не может обойтись. Горе тому, кто это думает, двойное горе тому, кто действительно без нее обходится... Как бы я хотела оказаться в Вергеже и с балкона нашего дома смотреть, как уходит вдаль вьющийся Волхов". 
В 1962 году Ариадна Владимировна тихо скончалась в Вашингтоне на руках своего сына.