«Робин Гуд. Начало»: «Отобрать и поделить», или При чем здесь Сирия, Ливия и Донбасс

Есть такое движение, инициированное «Другой Россией», «Отобрать и поделить» называется. Название, конечно, оригинальностью не блещет, но в концептуальности не откажешь, в том смысле, что в двух словах и одном союзе основатели отразили все чаяния трудового народа, его жажду справедливости. Логично ведь, если власть обдирает до нитки тех, кто, по сути, финансово обеспечивает само ее существование, остается одно — экспроприировать украденное и разделить его между гражданами.

Эта идея, а точнее мечта, которую можно определить как торжество социальной справедливости — она, зародившись еще в эпоху феодального, если не раньше, строя, будет жить, возьму на себя смелость предположить, до заката человечества, ибо навряд ли ситуация сильно изменится. Поэтому ничего удивительного в еще одной версии «Робин Гуда», воплощающего эту мечту на экране, нет и быть не может. Скорее, это — закономерность: необходимость так или иначе отобразить те процессы, что идут в современном обществе, а именно колоссальное расслоение между богатыми и бедными, по которому Россия занимает одно из лидирующих показателей в мире — пропасть, которую практически невозможно перепрыгнуть, и, соответственно, тягу к устранению данной патологии. Тягу запретную, ибо революционеров не жалуют нигде, они везде вне закона, преступники, и отсюда — не могущую, тягу то есть, — по крайней мере, добропорядочными гражданами — быть реализованной в действительности.

И здесь на помощь приходит кино. В этом плане новая версия «Робин Гуда» как ответ на народный запрос может сослужить добрую службу, выступив некоей отдушиной: «Робин Гуд. Начало» дарит суррогатный, но все равно отрадный опыт — опыт торжества справедливости. В этом, думается, и заключается успех ленты, если судить по кассовым сборам начала проката. Ибо с точки зрения кинематографической картина из себя не представляет ничего. Абсолютно, как, видимо, и положено, по голливудским стандартам. Если шире, то всего мейнстрима с его неприхотливым, всеядным зрителем.

РГ Лорд

История благородного разбойника банальна до тошноты и не сильно отходит от канона, разве что повествование сконцентрировано на этапе становления средневекового революционера. Но и тут сценаристы явно пожалели сил даже на то, чтобы хоть как-то причесать свое детище. Тяп-ляповый подход чувствуется во всем, начиная с первых кадров, когда зрителя вводят в курс дела, обозначая время и место. Ну если с местом более-менее понятно — Ноттингем, где-то в Европе, то со временем — полная неразбериха. Летописец прямо признается, что не может вспомнить даже приблизительно, в какие годы происходили эти доблестные события. Но по тому, что нашего протагониста отправляют биться с мусульманами-арабами в рамках Крестовых походов, мы можем хоть как-то очертить границы — где-то 12-13 века. И тут волосы начинают шевелиться на голове! Вдумайтесь только: эпоха Высокого средневековья — и при этом такие чистенькие улицы (канализация будет изобретена еще ой как не скоро!). И даже вид мавров, которые в изобилии появляются в кадре — и нет, не в Аравии, а в Ноттингеме! — нисколько не смущает европейцев. А ведь в те времена люди с темным цветом кожи воспринимались как эманации дьявола — не меньше! Об интернационале — даже помыслов не было. И я больше чем уверен, что появись на улицах средневекового городка арабский наемник Джон (Джейми Фокс), такой бы переполох завертелся, что чертям в аду стало бы жарко. Но здесь совершенно другая история: его просто не замечают, принимают за своего, он может просто затеряться в толпе. А как он попал в Европу, сбежав из плена крестоносцев и спрятавшись на корабле, — так вообще нонсенс. И он, нонсенс, становится нормой не только для сценаристов, но и тех, кто отвечает за антураж.

РГ Платья

Посмотрите на костюмчики знати — просто загляденье! Не удивлюсь, что подобные наряды от кутюр можно увидеть и сегодня на какой-нибудь тусовке представителей высшего света — настолько пиджаки, френчи и куртки современны и актуальны; да и женские туалеты — туда же. В средневековой Европе, напомню, в ту пору носили несколько иные фасоны. Видимо, создатели ленты решили не пугать зрителя анахронизмами. Оттого, взять хоть лорда Локсли (Тэрон Эджертон), хоть его возлюбленную Мариан (Ив Хьюсон), хоть того же шерифа (Бен Мендельсон), все они выглядят, как знаменитости на гламурной фотосъемке. Правда, это не далеко от истинного положения дел: играют они все без исключения — под стать. Никак. Совершенно какие-то детские эмоции или полное, как в случае с Мариан, отсутствие оных — деревянное лицо. Говорю ж: точно на съемке для гламурного журнала. Создать застывший образ — вот цель такого мероприятия, но кино, дьявол вас разбери, — это динамика! Это развертывание в кадре, а не фото на память! Но, видимо, у режиссера Отто Батхерста другое представление о кино. Либо, что, впрочем, не может быть оправданием, сказалась его неопытность: раньше он снимал только сериалы и фильмы для ТВ. Большой экран — это все-таки немного иной коленкор. И ясно, что Батхерст этот формат не тянет. Но вернемся к тому, как видят Средние века создатели ленты.

Уклад общества, странное дело, им представляется очень похожим на современный. Чего стоят народные сходки, на которых шериф объявляет о новых налогах на войну — не иначе как чудовищная сатира на демократическую систему. Причем непонятно даже: то ли издеваются над США, то ли над Россией. Скорее всего, что над Америкой, но ситуация настолько интернациональная, что вполне можно переложить и будни нашей Родины.

РГ Кардинал

Военные налоги — зверские, но, что самое интересное, на эти средства финансируются не крестоносцы, как было бы логично предположить, а — с благословения кардинала! — их противники, арабы, дабы, в конечном счете, некая группировка могла захватить власть, как сообщает представитель духовенства. Правда, непонятно как: ведь если мусульмане разобьют верных рыцарей христовых, то как церковь удержится у руля? Над этим, думается, сценаристы даже не ломали своих голов: им важно было обозначить военные конфликты в Сирии, а до этого в Ираке, где США вели войну. Есть же версия — и вполне правдоподобная, что уж греха таить! — что американское правительство само же и финансирует ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ). В России на них тоже много чего сваливалось: всякие там взрывы, осуществленные, по одной из версий, нашей доблестной ФСБ. Да и та же Сирия: что, мало Россия в нее вбухивает, ведя войну? А теперь вот Ливия началась. Да и та же Украина — ситуация очень похожая.

Идет неофициальная война, на которой люди, стоящие у власти, наживаются дай боже! Счет идет не на миллионы зелененьких, но на миллиарды! Донбасс для высших чиновников стал поистине золотой жилой. Уж если всплыла информация о том, что министр доходов и сборов ДНР Александр Тимофеев (позывной «Ташкент») наживался на десятки миллионов баксов, то что говорить о кураторах со стороны России, которые контролируют не только весь процесс обдирания жителей Донбасса, но и бизнес с украинскими партнерами! В общем, если брать этот аспект, то смотришь и думаешь: черт, как у нас все, со средневековья ничегошеньки не поменялось.

РГ Шериф

Думаете, иначе? А как заливает патриотические речи шериф! Ну прямо как наши российские (и, надо полагать, американские тоже в этом деле не уступают) государственники. Ведь и думает он так же, как наши чиновники, заявлявшие, что «государство ничего не должно» и на питание достаточно три с половиной тысячи рублей («макарошки стоят всегда одинаково»!). Эта его фраза, когда он приказывает спалить все дотла, чтобы люди поняли, что они не «народ, а его слуги» — это же философия российских чиновников! Один в один! А как оппозиционеры меняют лагеря! Это еще один момент, который роднит то, что показано в «Робин Гуде», с российской действительностью. Сегодня он горой стоит за народ, пытается решить все «дипломатическим путем», договориться с властью, а стоит только поманить — пальчиком! — и — он уже гнобит своих же соотечественников не хуже, чем бывший правитель! Дракон умер — да здравствует дракон! Сколько мы видели тех, кто из противников власти стал ее соратником? Тьму. За примерами далеко ходить не надо: все парламентские партии стоят на службе у режима, как дрессированные собачки, и только ждут команды «голос!», чтоб затявкать в унисон власти!

Поэтому, несмотря на совершенно отвратное качество ленты, полную ее художественную несостоятельность, это кино, точнее, визуальный ряд очень близок российскому зрителю. Но ему повезло чуть меньше, чем жителям Ноттингема: у россиян нет своего Робин Гуда. У российского народа — одни шерифы. Представлять интересы — некому. Некому побороться с поборами. Поэтому судьба его, русского народа, незавидна. Представьте, что было бы, если бы Робин Гуд не появился? Произошел бы геноцид похлеще холокоста! Вот это — будущее российского народа. И в этом случае остается только фантазия — фантазия, что появится лидер и защитник, который не станет драконом. Как в фильме «Робин Гуд. Начало». Ведь если кино—это отображение реальности, то кто сказал, что обратное неверно?

Фото из открытых источников в интернете.