«Рэмпейдж»: как Годзилла превращается в Кинг Конга, или Полет вертолета с обломанным хвостом

Черт! Есть кто-нибудь живой? Ну, хоть кто-нибудь… Ученые и экипаж — все мертвы. Разодраны на куски, ошметки, лица обезображены… Сама орбитальная станция на последнем издыхании, назвали же еще, будто в насмешку, «Афина», того и гляди развалится, как поломанная игрушка. А тут еще эта… крыса. Точнее, уже из бывших. Теперь ее род определить трудно. Если вообще возможно. В энциклопедии такого вида вы не сыщите, даже не пытайтесь!

Дьявол! Кто бы мог подумать, что малюсенький грызун вымахает в безумного монстра размером со слона, который громит все на своем пути? В том-то и дело, что — никто. Поэтому уносить ноги, да поскорее — другого не остается. Из разумных вариантов, конечно.

Но — не тут-то было: вход в спасательную капсулу закрыт крепко-накрепко. Цена спасения — контейнеры с мутагеном, без них дверь не разблокируют.

Рэм

Сволочи! Эти высокопоставленные шишки, изуверы!.. беспокоящиеся только о своей прибыли… Но ничего не поделаешь… Вот один экспериментальный образец уже перекочевал из холодильника, другой, третий… Успею!

Ха-ха-ха! слышится раскатистый хохот судьбы, рубящий в такт грохоту приближающегося монстра. Твою ж мать! Трех хватит — с головой! И — рывок к спасательной капсуле.

На этот раз дверь отщелкнула. Бах! Изо всех сил — прямо перед мордой чудища. И закрутить замок. А крыса под тонну лупится о капсулу, как загнанная, затравленная — о стену, но — выдержит, еще немного…

Пуск! Капсула стремительно отделяется от «Афины». Самое время: последнюю сотрясают взрывы и она схватывается сполохами огня. Кажется, можно вздохнуть спокойно, но — не тут-то было! Снова этот мерзкий смех судьбы, раздающийся треском иллюминатора: он покрывается сетью трещин и — ба-бах! Вдребезги! Капсула не выдерживает нагрузок при входе в атмосферу и разлетается к черту на куски. Лопается, как шина.

Рэм 5

Ученый, разумеется, не спасается. Но мутаген упакован серьезно. Ему и взрыв нипочем. И вот три контейнера, как три крохотных метеорита, врезаются в США. Без жертв. Пока все в норме. Ничего выходящего за рамки. Но вот к трем «посылкам из космоса», приземлившимся в трех локациях, подходят любопытные: волк, обезьяна и крокодил. Впрочем, последнему не пришлось делать лишних телодвижений, дело происходило в воде — туда контейнер и бултыхнулся. Но, как бы там ни было, все получили свою дозу синего газа, да именно такого, который был испытан на крысе…

Но нас больше всего интересует горилла, это самец-альбинос по имени Джордж. История его в общем-то не без трагедии. В детстве он чуть не погиб от рук браконьеров. Его спас случай в лице бравого спецназовца Дэвиса Окойи (Дуэйн Джонсон), после переквалифицировавшегося в приматолога. С тех самых пор Джордж и находится под неусыпным оком Окойи. Можно сказать, что они — друзья. Даже — без «можно сказать»: Окойи куда более расположен к зверям, чем к представителям рода человеческого, в которых разочаровался полностью и бесповоротно. Поэтому неудивительно, что, глядя на стремительно растущего и звереющего друга, он бросился на помощь…

Рэм 7

Такова в общих чертах затравка нового блокбастера «Рэмпейдж», снятого Брэдом Пейтоном на основе одноименной компьютерной игры. Что уже говорит не в пользу фильма — уж больно игра примитивная. Лента вышла под стать.

Чем «Рэмпейдж» может взять, то есть ввести в заблуждение, так это своей зрелищностью. Спецэффекты — ударные, но лишь на первый взгляд, такой своеобразный отвлекающий маневр. Уж больно много за последнее время вышло подобных лент, так что уже начинает приедаться, в особенности, если все эти «местечковые коллапсы» абсолютно бессмысленны. К тому же 3D формат, как в случае с «Первому игроку приготовиться», не работает. До Спилберга Пейтону — как камню до луны.

Но вернемся к нашему альбиносу Джорджу. Горилла превращается в Годзиллу, а после — в Кинг Конга. Поворот хоть и предсказуемый, но любопытный. Обнадеживающий: ведь там еще и огромный волк, и крокодил, размером с чудовищ из «Тихоокеанского рубежа 2».

Рэм 6

Но, увы, удался только Джордж, он вообще вышел самым проработанным персонажем, по крайней мере, с его мотивацией и «актерской игрой» — вопросов не возникает никаких. Джордж логичен и забавен, хотя какие-то моменты смотрятся с привкусом «где-то я уже это видел». И в самом деле, помните, в финале ленты, когда Джордж притворяется мертвым? Ничего не напоминает? Правильно: «К-9» с Джеймсом Белуши. А ведь такая ударная сцена, раскрывающая и Окойи — слезы на лице Джонсона смотрятся эффектно — какая-никакая, а эмоция, лицедейство, прости господи! Да и сам альбинос в этой сцене предстает «коварным шутником», что является как бы апофеозом череды его далеко не всегда приличных шуточек. Но сценаристы и тут решили схалтурить: передрали подчистую. Такое чувство, что только на это они в действительности и способны.

Думаете, я преувеличиваю? Напрасно… Помните первый приступ ярости Джорджа, когда он оказался в клетке, ну, после того, как свернул шею гризли? Что там ему предшествовало? Верно: демонстрация того, что Джордж очень, очень голоден. Активный рост требует энергии. Ему так и не успели дать покушать. А он все продолжал и продолжал расти, да и на месте не сидел. Сколько миль он преодолел, несясь вместе с волчарой к Чикаго, а? Немало — это уж точно. Да и в мегаполисе он не расслаблялся. Сначала крушил город, а потом бился с чудовищами. А биомеханизмы регенерации, причем чуть ли не мгновенной? Вот и спрашивается: из каких это таких тайных энергетических резервов все восполнялось? А, забыл, он же скушал главу корпорации Клер Виден (Малин Акерман) — этого ему, по-видимому, и хватило — с избытком!

Рэм 4

Ну уж если вспомнили Клер… Ее мотивация, впрочем, как и ее братца (Джейк Лэси), совершенно непонятна. Использовать чудо-зверей как биологическое оружие? Ну, вообще-то, весьма сомнительная перспектива, хотя бы по той простой причине, что они практически неуправляемы. Кому продашь такие мутагены? Разве только террористам. Что весьма опасно: следы тут же выведут на корпорацию.

Да что я говорю о какой-то там мотивации! Кого это интересует! Помните, коллег Окойи, которым он в начале картины представлял горилл в парке? Куда они пропали? Ветром сдуло или корова языком слизала? Их линия оборвалась, точно гнилая нитка. Так с персонажами не поступают. Помните, как у Чехова: если в начале рассказа на стене висит ружье, то в конце оно должно выстрелить. Тем и отличается мир кино или литературы от жизни, что он — замкнутый. Концы в нем за него не выходят, но сцепляются с началами, образуя систему. Здесь же — все расползается, как старое тряпье.

Рэм 2

Вы не находите, что это очень обидно и несправедливо, что из трех задействованных животных — только один получил прорисовку? Остальные на фоне Джорджа смотря весьма блекло и даже, пожалуй, как-то неестественно, анимационно, что ли. Крокодил —  так он вообще точно из «тихоокеанского разлома» вылез. Жди егерей…

Но зачем роботы, когда есть Скала, это я о Джонсоне — он сам точно работ, по крайней мере, по уровню актерского таланта. Ему нужны очень специфические роли, которые как раз и требуют отсутствие эмоций, что-то вроде «Терминатора», которого блестяще сыграл другой актер подобного плана Арнольд Шварценеггер. На все остальные — Джонсон не подходит категорически. Особенно, на главные: ведь это автоматически означает, что и всем другим придется подстраиваться под уровень Дуэйна, то есть, попросту говоря, забывать, что они актеры.

рэм 11

Взять того же Джеффри Дин Моргана, который играет агента ЦРУ Рассела. Чем вы объясните его мгновенное преображение из «гнилого» в хорошего парня? Да, Окойи спасает ему жизнь, но это не более чем фактологическая канва. Но я же не документально-исторический фильм смотрю, в самом деле! Я хочу видеть его чувства, изнанку, его историю. Я хочу, чтобы он собой раскрывал этот факт. Но ничего этого нет. Эффект, который спец, есть, а вот актерской работы — ноль, словно ожившие манекены передвигаются по экрану.

Рэм 9

Во многом это касается и Кейт Колдуэлл (Наоми Харрис) — тот же самый робот, изображающий из себя что-то. А ведь ее можно было раскрыть очень драматично, все-таки смерть брата, тюрьма… Но нет же: создатели фильма решили не размениваться по мелочам, сконцентрировавшись на глобальных проблемах — нашествие «переростков» на Чикаго. Кстати, какой эпизод с Харрис вышел самым живым? Когда она орет в вертолете без хвоста! По сути, с этим «полетом» можно сравнить весь фильм — вертушка вертится, но аппарат не движется. И какой бы замечательный пилот не сидел за штурвалом — этот вертолет все равно рухнет! Неизбежно. Законы гравитации. И то, что на сегодняшний день «Рэмпейдж» выбился в лидеры российского проката, не говорит об обратном, но лишь о том, что качественное кино нынче не в почете. Зрелищность — на первом месте. Все остальное — побоку.

Хотя, справедливости ради, стоит отметить один позитивный момент: это посыл, что звери куда лучше людей. Их можно понять. У них есть логика. И, что самое главное, они ей следуют.

В этом ключе дружбу Окойи с Джорджом можно трактовать как призыв возврата – если не к животному состоянию, то к упрощению и естественности. То, о чем сто лет назад вещал седобородый мудрец из Ясной Поляны. Да, это одна из реальных перспектив, учитывая подступающие глобальные катаклизмы, которые могут насильственно вернуть человека на сотни — или тысячи? — лет назад.

Рэм 3

Но это не единственная интерпретация, которую можно дать фильму. Образ Джорджа — образ пробудившегося животного в человеке, но, любопытно, животного разумного. С этого ракурса смысл ленты видится как протест компьютеризации и эволюции Искусственного интеллекта — ведь с волком-летучей мышью и «тихоокеанским» рептилоидом управились практически одной физической силой и ловкостью — ну да, Окойи немного пострелял, но все хорошо помнят какой «существенный» ущерб нанес его огонь монстрам. Практически никакого.

Однако, не думается, что Пейтон руководствовался одной из вышеозвученных идей, как и целая команда бумагомарателей, трудившихся над сценарием. Они исходили совершенно из другого. Не из эстетики или философии, но сугубо из коммерции. Что ж, тогда все их потуги оправдались. Хотя, думается, было бы верным бойкотировать несколько таких высокобюджетных лент — тогда бы подходили к кино более ответственно. И зрителям не пришлось бы покидать кинозалы с чувством, что их держат за дураков.

А может быть, я переоцениваю публику и это соответствует реальному положению дел? Сборы-то как раз и говорят в пользу этого. Против цифр, к сожалению, не попрешь. Но надежда продолжает теплиться, в том числе и на качественный блокбастер — ведь есть же «Терминатор» (да еще и в двух частях!), «Матрица», «Тихоокеанский рубеж» есть… Так почему не может быть еще?

Кадры из открытого доступа.