«Снеговик»: прощание с Холе, или Солнышко выглянуло, и все поплыло

Собрались умельцы и слепили снеговика, точнее, снежную бабу, хотели презентовать, но погода выкинула фортель: выползло солнышко и согрело своими жаркими лучиками промерзшую земельку. А снежная баба, дабы не подводить законы физики/химии, потекла вместе со всей природой. Но до ручьев с зеленой травкой дело не дошло. В момент презентации снова ударили холода, быстренько заморозив эту расползшуюся конструкцию, которую снежной бабой назвать уж никак нельзя, тем более — снеговиком. Или, говоря другими словами, талант художественно снять снег, а Томас Альфредсон определенно им обладает, не гарантирует того, что режиссеру удастся сделать качественный, закрученный триллер с интригами, саспиенсом и т. д. Как показал опыт, снег-то сняли преотличненько, а вот со всем остальным лажанулись по полной программе. Понятно, что я сейчас говорю о последней работе Альфредсона — «Снеговик», не так давно вышедший в прокат.

Начнем с того, что фильм является экранизацией одноименного романа норвежского писателя Ю Несбё, главным героем которого выступает Харри Холе — детектив из Криминального отдела Осло. Что здесь важно, имею в виду — важно для зрителя? А то, что «Снеговик» — седьмой роман писателя в серии о гениальном следователе. То есть ему предшествовали шесть романов («Нетопырь», «Тараканы», «Красношейка», «Немезида», «Пентаграмма» и «Спаситель»), в которых последовательно раскрывался образ главного героя, рассказывалась его история. Создатели же кинематографической версии решили пойти каким-то странным путем. Выбрали приглянувшийся роман (седьмой!) и решили экранизировать его, будто никакой предыстории, никого развития не было, точно это — первый роман о прославленном детективе.

Результат налицо: у зрителя, если, разумеется, он не читал Несбё (впрочем, в этом случае, он плюнул бы в экран!), нет совершенно никаких представлений о Холе, и создатели картины их ему не дают. Не раскрывают образ, словно он уже раскрыт и относительно понятен. Отчего Холе теряет всю свою индивидуальность, всю свою харизматичность и предстает на экране вообще детективом без личности, каковых и так в переизбытке — низкопробное кино никуда не пропало. Более того: по качеству работы пополнилось еще на одну картину.

Снеговик 3

И такого персонажа, как Холе в «Снеговике», не спасет никакое актерское мастерство, а Майкл Фассбендер, исполнитель главной роли, бесспорно актер замечательный, о чем говорят такие фильмы, как «Ангел» Франсуа Озон, «Голод», «12 лет рабства» и «Стыд» Стива МакКуина, «Бесславные ублюдки» Квентина Тарантино, «Опасный метод» Дэвида Кроненберга, «Советник» и «Чужой: Завет» Ридли Скотта, в которых он сыграл главную либо одну из главных ролей. В данном же случае вышла неувязочка: он абсолютно не подходит на роль Холе. Подумайте сами: как неплохо тренированный Фассбендер, его отличная физическая форма не вызывает никаких сомнений, может перевоплотиться в хронического пьяницу?

Нет, конечно, теоретически может, если забросит тренировки, нарастит животик (или наоборот чудовищно исхудает, как, допустим, Кристиан Бэйл, готовясь к «Машинисту»), гримеры над ним как следует поколдуют, чтоб круги-мешки под глазами, желтоватый цвет лица, а то такое впечатление, что выпивка лишь укрепляет здоровье протагониста — точно норвежскому человеку водка не вредит, если перефразировать Куприна.

Снеговик 2

А по фильму должна бы вредить. Но нет: никакого действия, по крайней мере, отрицательного она не производит. Вспомните «Пьянь» Барбета Шредера: как/каким Генри Чинаски (Микки Рурк) просыпается после крепкой попойки? Кряхтит-сопит, ходит на полусогнутых, морщится, в глазах — невыносимое страдание, пока не примет «лекарство». А что Холи? Проснувшись на лавке после крепкого возлияния, о чем говорит бутылка водки в руке, Фассбендер шествует как ни в чем не бывало, взгляд его светел, на лице — никакой муки, плечи — расправлены. Точно и не пил он вчера вовсе. Да что душой кривить: он и не пьет практически. За весь фильм пару раз пьяным валялся и все. Какой он алкаш после такого? Да никакой. Ну перебрал разок-другой — с кем не бывает. Да и те пару раз сняты так — будто для проформы, что-то вроде того, что просто надо показать, что он нализался в стельку, а уж как это в плане художественном вышло — совершенно неважно.

То же касается и сигарет: ну не видно по фильму, что он заядлый, хронический курильщик, что он не может без табака полчаса провести, чтоб не повеситься. Насчет депрессии — промах. Холи в этом отношении хроник, а по «Снеговику» — ну взгрустнулось человеку, снова же: с кем не бывает. Да со всеми. Вот и с Фассбендером приключилось. То есть все три личностные маркировки, заданные в книге, в фильме практически отсутствуют. Уберите любую из них — никто ничего и не заметит. А из книги — образ рассыплется, как карточный домик. Потому что там они — неотъемлемая часть. А в фильме — чтоб хоть немного походить на книгу.

Снеговик 5

Опять же: вся его личностная история остается за кадром. Да, есть какая-то женщина с сыном (который к тому же не является для Холе биологическим), с которой он какое-то время жил, но почему-то расстался. Почему — очередной знак вопроса. Более того: об этой женщине мы узнаем еще меньше, чем о Холе. Для чего понадобилось брать на такую «мутную», непонятную роль блистательную Шарлотту Генсбур (трилогия депрессии фон Триера!) — выше моего понимания. Нет, понятно, что здесь я несколько впадаю в риторику — на самом деле ясно: чтобы обеспечить звездный состав. Для той же цели, видимо, подключили и Ребекку Фергюсон («Девушка в поезде», «Живое»). Ну обеспечили, что дальше? А дальше пошли сплошные резина и недоразумение.

Снеговик 6

Холи, как ни присматривайся, не выглядит в кадре гениальным сыщиком, почти всю работу за него проделывает напарница (Ребекка Фергюсон), а он лишь пожинает плоды. И то, что в конце он все-таки распутывает дело, — чистая случайность, а никак не плод его тяжелых, сосредоточенных поисков. Ничто, кроме утверждений напарницы, что «он — легенда», не говорит о его выдающихся детективных способностях. В общем, поверьте, дорогой зритель, на слово. И оставайтесь с этой верой и после просмотра — Альфредсон в конце ясно дает понять, что планируется продолжение. Тут есть куда шагать: после «Снеговика» вышло еще четыре романа. И об этом пассе гадать не приходится: Голливуд хочет освоить новую территорию — северный неонуар.

Покамест выходит плохо. С ремейком «Девушки с татуировкой дракона» не справился даже матерый Финчер («Бойцовский клуб», «Игра», «Семь»). При всем его мастерстве, при всей его скрупулезности его версия сильно уступает оригиналу Нильса Оплева — как минимум, в атмосферности. У Финчера вышло типичное голливудское кино, пусть и качественное. Но вот того, что выносит северный неонуар в отдельный поджанр, у него нет. Поэтому, предположим, на «Снеговика» и решили нанять известного шведа — Альфредсон отлично зарекомендовал себя в лентах «Впусти меня» и «Шпион, выйди вон!». И кто бы мог подумать, что последует такой провал. Сам режиссер, правда, признавался, что ему не дали доснять картину процентов на пятнадцать, но кого интересуют оправдания?

Снеговик 4

Объективности ради уточню, что «северная» атмосфера в «Снеговике» присутствует, но на этом положительные моменты исчерпываются. Мало того, что картина вышла сырой, так еще и бессвязной: ответвление с напарницей ничего ленте не дает, кроме невнятицы, сбивая ритм повествования. Так и хочется воскликнуть: ну неужели вам одного Холе мало? Очевидно, что так. Оттого, надо думать, он и вышел таким картонным — манекены в магазинах одежды выглядят более живыми, чем герой Фассбендера! Впрочем, там все такие, тут говорить не о чем. Однако могли хоть динамизмом взять. Но и в этом плане — один большой минус.

Что касается ритма, Альфредсон, видимо, решил следовать оригиналу. Действие разворачивается неторопливо, а учитывая линии с личной жизнью Холе и расследованием его напарницы убийства ее отца — затянуто: как резина. Однако ж касательно первого мне могут возразить, что это было необходимо для того, чтобы ввести антагониста. Отлично! Но тогда какая связь между маньяком и Холе, чего он прицепился к сыщику? Причины неясны. Надо думать, для интриги. Правда, непонятно какой.

Непонимание, зачем нужно было так уродовать роман Несбё и вообще: что это такое, что только что разворачивалось на экране — вот что возникает в голове у зрителя после просмотра «Снеговика», который, по идее, должен был стать новой «Девушкой с татуировкой дракона», причем не ремейком, а исходником. Что ж, «северный» неонуар так и не поддался, «Снеговик» оказался много хуже — несравнимо! — финчеровского ремейка. Так что место остается вакантным. Единственно, нужен лишь герой: на новое дело Холе, даже если возьмется другой и не менее именитый режиссер, публика навряд ли соберется. Реабилитация — дело сложное, а со «Снеговиком» — и вовсе практически невозможное: если только делать ремейк и то — после предыдущих шести романов. Но впечатление уже так подпорчено, что такой проект будет отдавать чистой авантюрой. А в сомнительные операции вкладываться никто не станет. Так что с Холе можно попрощаться: на экране его мы больше не увидим.

Фото из открытого доступа