«Оно»: каково быть ребенком, или На 50% классика

Судьба ремейков, как правило, печальна и незавидна. А как же может быть по-другому, если на них изначально стоит штампик «вторичный продукт»? Что накладывает на создателей дополнительные и часто непреодолимые трудности: им не просто надо снять качественный фильм, но превзойти и, желательно, существенно, по сути, затмить оригинал. Только в таком случае ремейк получает право на жизнь. А это удается далеко не всем. Примеров можно привести уйму: это и недавняя «Мумия» (2017) Куртцмана, и «Великолепная семерка» (2016) Фукуа, и «Олдбой» (2013) Спайка Ли, и «Вспомнить все» (2012) Уайзмана, и много чего еще — ряд длиннющий, крайне упитанный и активно увеличивающийся, но, что особенно отрадно после абсолютно провальной экранизации «Темной башни» «Короля ужасов», не пополнившийся ремейком кинговского «Оно» Андреса Мускетти.

Здесь, разумеется, невозможно обойти вниманием поразительный коммерческий успех фильма. На прошлой неделе «Оно» поставило новые рекорды по сборам первого уикенда для хоррора как в мировом, так и в российском прокате. В США касса составила 123 млн долларов при прогнозах в 60 млн, в России — 396 млн рублей, хотя аналитики не рассчитывали, что фильм соберет более 220 млн. Однако коммерческий успех — это еще не все. Истории известно множество прецедентов, когда кассу делали заведомо слабые со всех точек зрения ленты. Например, «Годзилла» (2014) Эдвардса или «Звонок» (2002) Вербински. Но и это не случай нашего ремейка, который вышел аккурат спустя 27 лет после оригинального фильма, — далеко не случайно. Ведь именно с таким интервалом в небольшом американском городке Дерри и начинают пропадать дети.

Оно. Начало

С этого фильм и завязывается — с исчезновения младшего брата главного героя Билла Денбро (Джейден Либерер) Джорджи (Джексон Роберт Скотт). Вот радостный малец в желтом дождевике бежит за бумажным корабликом… стоп! Притормозим. Ошибочка вышла, а моментик-то ключевой, как окажется в конце картины: не за корабликом, но посудиной, заботливо сложенной-склеенной Биллом, да так оголтело несется, что врезается лбом в дорожное заграждение и плюхается наземь. Времени, пока он, собравшись с силами, поднимается, посудине хватает, чтоб оторваться от владельца и проскочить в водосток. Малец, конечно, суется за ней. Попытка, ясно сразу, обречена на провал, но когда вам лет пять-шесть от роду — такие мысли голову не посещают. Главное: спасти посудину. И ведь почти удается — она не канула в кишку канализации, вот она — в руке клоуна Пеннивайза (Билл Скарсгард), не пойми как там оказавшегося.

А действительно: как? Этот вопрос свербит и Джорджи, которому Пеннивайз и плачется, что его цирк смыло ливнем. Но мы-то понимаем, что все это откровенные враки и брат Билла обречен. На поверку так оно — Оно! — и выходит: когда малец протягивает руку, чтобы забрать посудину, Пеннивайз, мгновенно превратившись в чудище, отхватывает ее по локоть. Причем буквально. Но у Джорджи еще хватает сил — что нисколько не противоречит физиологическому факту: шок — броситься наутек. Но от Пеннивайза не удрапать! Выструившись в своем новом обличии, Оно впивается в малыша и утаскивает его в канализацию. И кровавое пятно под хлещущим дождем — все, что остается от маленького мальчика. И то — ненадолго. Струи воды быстро избавят асфальт от этого следа. Но — не память Билла, который несмотря ни на что будет искать брата, что, в конечном счете, и приведет протагониста и его друзей к Пеннивайзу. О котором, без сомнения, стоит сказать особо.

Оно. Заглавие

Билл Скарсгард, которому, кстати, чуть больше месяца назад исполнилось 27 (!) лет, сделал почти немыслимое: возможно, именно в его исполнении Пеннивайз и станет каноническим, как Бэтмен в лицедействе Бэйла. А ведь конкурировать с Тимом Карри, сыгравшем клоуна в оригинальной версии 90-го года, было ой как непросто. Видимо, поэтому и было решено работать на контрастах: Пеннивайз Карри не был столь пугающим и вполне мог бы сойти за обыкновенного клоуна, в меру добродушного и веселого. Здесь, скорее всего, свою лепту внесло то, что «Оно» 90-го было ориентировано на ТВ-показ и даже транслировалось в утренние часы, что накладывало определенные ограничения, чего в случае с ремейком не предполагалось.

Нового Пеннивайза при всем желании не назвать внушающим доверие, как бы он старательно не шутил и не растягивал губы в улыбке. Достаточно беглого, поверхностного взгляда, чтобы понять, что от этого «работника цирка» ничего хорошего ждать не придется. Если вынести за скобки инфернальную сущность Пеннивайза, то его можно было бы определить как личность фатально патологическую, шизофреническую, болезненную — с явной тягой к насилию и убийствам. И вот это — Оно! — сквозит в каждом движении, жесте, слове клоуна. Зло в чистом виде, так и хочется заключить, которое Скарсгарду удалось представить в человеческом облике. Что, согласитесь, как минимум, заслуживает уважения и, пожалуй, более аутентично как и духу исходного текста, так и — что немаловажно — духу времени.

Дети 2

Вообще, кастинг актеров в «Оно» Мускетти — на «отлично». Вся компания друзей-детей, так называемые «неудачники», подобраны если не идеально, то близко к этому. Да, какие-то персонажи проработаны чуть лучше, например, Билл, Бен (Джереми Рэй Тейлор) или Беверли (Софиа Лиллис), какие-то чуть похуже, допустим, Майк (Чоузен Джейкобс) или Ричи (Финн Вулфард), но в целом недочетов-неувязок касательно любого из них — ни на уровне игры, ни на уровне сценарной мотивировки — не возникает, как и со «взрослым» контингентом, который представлен чрезвычайно скудно и однообразно.

И это одна из главных особенностей фильма: акцент именно на детский мир. Взрослые — это уже другая вселенная. И, надо отдать должное, вселенная враждебная. Во всем фильме с общим хронометражем в 2 часа 15 минут не сыщешь ни одного абсолютно положительного — или около того — взрослого персонажа. Даже отцы Билла и Стэнли (Уайатт Олефф) по тем или иным причинам не блещут добродушием к своим чадам, которых они не понимают, да и понимать не хотят. Про мать Эдди (Джек Грейзер), помешенную на чистоте и гигиене, или отца Беверли с его явными инцестуозно-педофилическими наклонностями — вообще молчу. О проходных персонажах сказать можно лишь то же самое: достаточно вспомнить бабушку-библиотекаршу или склизкого аптекаря. Этим заявляетя проблема детской «нелегкой» жизни, незавидного положения ребенка в социуме. Это только «наивному» взрослому может показаться, что детские годы — сплошной праздник и веселье, эдакое беззаботное времечко, полное радости и разных шалостей. Но это совершенно не так, поскольку тому, то есть ребенку, приходится противостоять сразу нескольким враждебным силам: взрослым, своим и чужим, сверстникам и своим страхам, воплощением которых и является Пеннивайз. Причем, в полном одиночестве, что практически нереально. Отсюда — совершенно кинговский — мотив детской дружбы. Ребята могут все преодолеть, только сплотившись, лишь когда они вместе, они — сила. Что, собственно, и доказывает финал картины.

беверли

Эта установка именно на «детский» мир определяется и делением «Оно» на дилогию: детскую и взрослую части. В оригинальной версии основное внимание было заострено на взрослых героях, которые должны были вернуться, чтобы вновь справиться со злом. Предыстория же, то, что произошло в детстве, давалась флэшбеками. Что, отметим, больше соотносилось с романом. Однако не будем забывать, что «Оно» 90-го снималось как мини-сериал и шло 3 часа двенадцать минут. Отсидеть в кинозале несколько часов — все же утомительно, как бы фильм не был интересен и увлекателен. А «влепить» в два часа все перипетии увесистого тома, понятное дело, невозможно. Придется резать и сокращать, резать и сокращать и еще раз резать, чтобы на выходе получилось нечто вроде «Темной башни». Поэтому такой подход, думается, себя полностью оправдывает, хотя и создает серьезные трудности: первой частью задана весьма высокая планка, которую будет проблематично удержать на том же уровне.

Нехилые опасения внушает будущий актерский состав: «неудачники», понятно, вырасти не успеют. Но вот что касается других, «неявных» «элементов» команды, то хотелось бы, чтобы все осталось прежним. И в первую очередь это касается оператора Чон Джон-хуна, известного по работам в фильмах Пак Чхан-ука. Если вы не можете отвести глаз от ювелирно-филигранной картинки в таких фильмах, как «Служанка», «Порочные игры», «Я киборг, но это нормально», «Сочувствие госпоже Месть», «Олдбой», то это определенно ваш фильм. Местами то, как снято, перевешивает то, что снято, выводя «Оно» из бесконечной череды второсортных, ширпотребных фильмов ужасов в категорию «Кино». И тут, конечно, дело оператором и актерами не исчерпывается — куда уж без верховодителя!

А ведь от режиссера «Мамы» (2013), весьма проходного, ничем не примечательного хоррора, такой прыти никто не ожидал. Мускетти сделал с «Оно» — причем с ремейком! — по сути, то же, что Нолан (да простят меня поклонники последнего!) с Бэтменом — перевел в разряд классики. Точнее, наполовину. Сможет ли он справиться со второй частью дилогии — вопрос остается открытым: все решат следующие 50%. 

Фото из открытых источников