Пошел Чёрт по магазинам, или Как спустя 20 лет лидер группы «Пилот» в Окуловку вернулся

«Скоростной поезд «Санкт-Петербург – Москва» прибывает на второй путь. Отойдите от края платформы!»

Из громкоговорителя работница железнодорожной станции «Окуловка» оповестила нас о том, чтобы мы были наготове. В этот день с завидным постоянством из нутра скоростных поездов возникали личности, которых чаще можно видеть на экранах центрального ТВ, а не в провинциальном маленьком городке Новгородского уезда. На виадуке уже отработанным за утро движением пышная хохотушка поводила вокруг нас портативным металлодетектором, не надеясь найти что-то запрещенное, а выполняя требования повышенной безопасности. С интересом спросила:

- Кто на этот раз прибывает?

- Чёрт.

- Господь с тобой...

Чёрт

Пока труженица шпал и рельсов решала, стоит ли креститься, мы уже бодро шагали по платформе. Скоростной «Сапсан» 758А прибыл точно по расписанию. В 14.43 умиротворенная станция «Окуловка» наполнилась звуками космодрома «Байконур». Из третьего вагона высыпала компания музыкантов группы «Пилот» с яркими желтыми наклейками на кофрах и чемоданах с оборудованием. Тут не перепутаешь. Со словами: «Ну, здравствуй, Окуловка, центр мира!» – на дождливый перрон шагнул Илья Леонович Кнабенгоф, в миру известный, как Илья Чёрт.

– Давно тут не были?
– Наверное, больше 20 лет. Когда-то на электричках в Москву тут ездили, это был год 90-й или 92-й, скорее всего.
– На «Сапсане», наверное, удобнее?
– Конечно. Цивилизация-то движется. Удобство, комфорт, но, честно говоря, романтики не стало. Комфорта больше, а радости меньше, счастья нет. Сели все по своим  клетушечкам и сидят, радуются в одну моську. А вот мы сразу по 20 человек ехали, весело было: с бутербродиками, с термосочками, кто во что горазд. Все были разные, интересные - набекрень, «на полдевятого». А в «Сапсане» едешь, в книжку уткнулся, и всё. Все вокруг чужие. Куда пойдём-то?
– В народ...

Поднимаясь по виадуку, поравнялись с оранжево-жилетной командой. В спину звучит:

– А поёт-то у вас кто?
С фирменной ироничной улыбкой первый пилот парирует:
– Киркоров поёт. А мы так, хрипим помаленьку...

Растрескавшаяся лестница, дождавшись отпечатков наших ног, вывела туда, где он встречает всех, кто отправился в путь. Бронзовый Цой, царственно восседающий на мотоцикле, с высоты постамента наблюдал за неожиданным для этих мест стечением народа. 

– Красив, как влитой практически. «Ява» - ну, всё как надо! Всё по классике, ничего лишнего. Без пафоса, который у нас особенно в стране все любят.
– Мотоцикл-то в тему?
– Ну, как символ свободы, да. Не уверен, что Виктор у нас был байкером, да и босиком на мотоцикле не очень удобно. Но в целом очень хорошо. Задумка художественная замечательная.

Заметив, что по привокзальной площади разгуливает настоящая рок-звезда современности, протерев глаза и осознав, что это на самом деле он, налетели фанаты.

– Автографы будете просить?
– Конечно!
– От моего автографа вода не зарядится. Я же не Кашпировский.

Серия снимков с кумиром, подписанные листочки, вырванные из потрёпанного блокнота, крепкие мужские рукопожатия и нежные девичьи объятия.

– Бегите, давайте, а то на площадку уже «Алиса» поехала.
– А куда, в какую сторону?
– Не знаю, это вы должны знать, а не я.

По пути к автомобилю, который должен доставить фронтмена на концертную площадку, заходим в маленький местный магазинчик, обвешанный новогодней мишурой. Она в контексте совершенно нелётной погоды смотрелась, как насмешка над синоптической реальностью. Серьёзная и уставшая от неожиданного наплыва посетителей продавщица, лет сорока, как скороговорку чеканит:

– Здравствуйте. Мы очень рады Вас видеть в нашем малюсеньком городке. Милости просим...

Чёрт1

Осекается, поняв, что перед ней не простой любитель рок-музыки, а кто-то более значимый, раз пришел в окружении камер и журналистов.

– Чего желаете?
– Ой, наверное, ничего. Погреться, да посмотреть. В этом магазине для меня вот только водичка. Много артистов приехало?
– К нам зашли Вы первый.
– Да ладно? Такой приметный магазин.
– Все обошли нас стороной. Только зрители. Вот их уйма была несусветная.
– Ничего, сегодня покупателей у Вас еще много будет, план точно выполните. Надо будет сказать там, за сценой, про самый вкусный магазин. Удачи Вам!
– А Вам выступить хорошо! Придём послушать.

Выйдя с бутылкой минералки наперевес, снова проходим мимо молчаливого хранителя  маленького города, соединившего две рок-н-ролльные столицы.

Чёрт3

 – А какой бы памятник, возведенный в  Вашу честь, через много лет хотелось бы с небес увидеть?
– А я уже как-то сказал всем своим, что если кто-то посмеет после моего ухода с планеты делать монументы и концерты памяти, то оттуда прокляну до седьмого колена. Потому как словам надо следовать, ибо сказано - оставьте мёртвым хоронить своих мёртвых, заботьтесь о живых. Поэтому вместо того, чтобы памятники ставить, я бы эти деньги отдал детям, которые живы. И хотелось бы, чтобы были здоровы.

А босоногий Цой на мотоцикле с разбитой фарой, кажется, всё это время смотрел сквозь нас, сквозь годы и поколения. И думал о чём-то своём...

Автор: Диана Васина.