Белая ночь современного искусства: живопись глазами, глянец без гламура и многое другое

И вот они — долгожданные белые ночи, точно созданные для долгих романтических прогулок и погружающие в чуть печальную атмосферу одноименной повести Ф. М. Достоевского. Но среди их череды есть одна особенная, неповторимая и, не побоюсь этого слова, прекрасная, поскольку она имеет самое непосредственное отношение к Прекрасному (да-да, именно с прописной буквы!) — «Белая ночь современного искусства», что прошла 2 июня в Новгородском центре современного искусства (КЦ «Диалог»).

Программа праздника оказалась насыщенной, несмотря на то, что дождь слегка помешал воплотить все, что было задумано. Благо, что все-таки основная часть проходила под крышей. И зрители, а их было немало, смогли насладиться выступлением таких музыкальных групп, как Merry-Go-Round Acoustic Project, EVERGREEN BAND и TRIP, уже хорошо знакомых новгородской публике по предыдущим выступлениям, и непосредственно проектами новой выставочной волны, открытие которой и было приурочено к «Белой ночи».

Обычно выставочная волна состоит из трех-четырех проектов, но на этот раз было представлено аж шесть. Это: персональная выставка художницы из Санкт-Петербурга Евгении Голант «Присутствие», персональная выставка Александра Галушкина, фотовыставка «По заповедным тропам» (Природа Северо-Запада) Константина Шатенёва, опять же из Северной Пальмиры, выставка народных картинок из собрания Андрея Сазонова, экспозиция «Смысл движения» итальянского художника Фиоренцо Буккиарелли и проект «Пятая раса», знакомящий с творчеством детей-аутистов. Остановлюсь на наиболее интересных.

Картина Андрея Сазонова.

В лодке

И начну с «Присутствия». Скажу сразу: любители традиционной реалистической живописи будут разочарованы. Уже предчувствую их недовольные взгляды и презрительно опущенные уголки губ. «Неумеха», — скажут они. И действительно: на первый взгляд, работы художницы не отдают утонченностью и строгостью изображения. Но не будем забывать, что живопись — тем более, современная живопись — не ограничивается исключительно реалистическим подходом, когда превыше всего ценится фотографичность, то есть высокая степень соответствия изображения тому объекту внешней реальности, с которого она копировалась. Голант работает в сугубо примитивистской манере, продолжая линию русского авангардного искусства начала ХХ века. Напомню, что примитивизм во главу угла ставит первое непосредственное впечатление, незамутненное жизненным опытом и культурным багажом. Художник пытается смотреть на мир как бы детскими глазами. Отсюда другое название примитивизма: наивное искусство. И, глядя на работы Голант, понимаешь, что ей удалось настроить свою оптику на этот чистый, детский взгляд. Но путь к этому был непрост и долог.

Вот как сама художница говорит о том, как она пришла к такой манере: «Я долго училась, и в какой-то момент мне стало казаться, что школа убивает художника из-за того, что традиционная школа предполагает много работы с натуры. Я с трудом могу рисовать по памяти, а только то, что видят мои глаза. Но однажды в 2005 году мы решили сделать выставку про рынок. Так как я рисую с натуры, я пошла на рынок с этюдником и холстом. А там меня окружили веселые, громкие продавцы. Один продавец сочинил стихотворение для меня, другой дал фруктов и назвал меня Пиросмани, еще один назвал мой стиль, в котором я работаю, «О, ужас», а другому так не понравился портрет, что мне пришлось убежать от него. С тех пор атмосфера места, непредвиденная реакция людей стали главной частью моих работ. И во время работы я поняла, что обмен между художником и моделью очень ценен для меня. Атмосфера места, непредвиденная реакция людей становится частью картин, а художник — губкой, впитывающий описываемую им среду. В этом случае я почти рисую глазами, а не рукой».

А вот Александр Галушкин пишет именно рукой, к чему собственно и обязывает его профессия — автомаляр. К слову, Галушкин и не помышлял о карьере живописца, но не случайно с немецкого «маляр» означает художник. Однажды, как признается Александр, «молния в голову ударила» и начал рисовать. Получилось на небольшую выставку. Живопись, как и в случае с Голант, далеко не традиционная: как будто абстрактная, минималистическая, но когда угадываешь глаз или губы, или, присмотревшись, начинаешь ощущать, как красный квадрат вибрирует на зеленом поле — все наполняется смыслом. Как в хорошей стихотворной строке — не совсем понятно, а мороз по коже идет.

Любопытно, что Галушкин в живописи использует те же краски, что и в своей непосредственной работе — автомобильные. Отчего его картины становятся как бы глянцевыми. Но этот глянец, смею вас заверить, не имеет никакого отношения к «глянцу» гламура. В живописи Галушкина присутствует какая-то пугающая тайна, как будто смотришь в зеркало на святочном гадании. Видимо, этот отблеск чего-то подлинного и настоящего, что, собственно, и зовется искусством, и заметил Филипп, сын художника, и решил организовать выставку.

Теперь — к чему-то более привычному. К «Заповедным тропам» Константина Шатенева, который более тридцати лет своей жизни посвятил фотографированию дикой природы. И, надо отдать должное, добился больших успехов. Его фотографии неумолимо напоминают, что за бетонными пределами городов, за шумными трассами и магистралями существует другой мир, частью которого являемся и все мы — мир дикой природы. И к этому миру мы должны относиться бережно и с большим уважением, ибо его существование напрямую связано с нашим. Тем более, сейчас, когда экологическая катастрофа — реальность, а не плод разбушевавшегося воображения фантастов.

Медведи

Говоря в целом, июньская волна вышла многоплановой, что называется, на любой вкус. Без сомнения, каждый найдет здесь что-то свое, от чего его душа встрепенется и запоет. Либо наоборот: заноет и заболит. Но в этом и заключается смысл искусства: пробуждать чувства. И все проекты волны, включая и те, о которых мы не говорили, со своей задачей справляются вполне успешно. Впрочем, судить об этом предоставим право зрителям, ведь именно для них и запускаются «волны» и устраиваются праздники, чему «Белая ночь современного искусства» и служит неопровержимым доказательством.

Автор: Алексей Мошков.