Василию Белову установят памятник в  Вологодской области. Виктор Смирнов поделился с «ВН» воспоминаниями о писателе

В этом году исполняется 85 лет со дня рождения Василия Белова.

В городе Харовске, который расположен на левом берегу реки Кубены, в 89 км к северу от Вологды, планируют установить памятник писателю. Проект уже изготовил череповецкий скульптор Александр Шебунин.

Как сообщает severinform.ru, такая инициатива была озвучена во время встречи местного ветеранского актива с депутатами Заксобрания Вологодской области. Идею уже поддержал спикер ЗСО Андрей Луценко: «Мы однозначно поддержим установку памятника Василию Белову. Он родился в 50 километрах от Харовска в деревне Тимониха, поэтому мы считаем, что на родине нашего прославленного земляка обязательно должен быть его памятник. Тем более важно сделать это сейчас, в год его 85-летия».

В мае 1988 года Василий Белов приезжал в Новгород на Дни славянской письменности и культуры. «В Великий Новгород, на великий праздник движется золотой эшелон Российских творцов: Белов, Астафьев, Распутин, Залыгин, Проскурин, Бондарев, Бондарчук, Крупин, Шипунов, Клыков, Юрий Кузнецов... сотни замечательных писателей, художников, музыкантов, ученых сойдутся в Новгороде на первое, столь мощное духовное российское Вече», - вспоминал в своём дневнике актёр и режиссёр Николай Бурляев. Кстати, в этой поездке Василий Белов подарил ему пьесу «Князь Александр Невский» со словами «в память о когда-то Великом Новгороде, с пожеланием мужества».

«Ваши новости» обратились к новгородскому писателю Виктору Смирнову с просьбой поделиться впечатлениями о встрече с Василием Беловым.

«Дни славянской письменности в 1988 году вызвали ажиотаж, тем более, что они совпали с 1000-летием Крещения Руси. Приехали все, включая будущего Патриарха. Ну и, естественно, цвет культуры – писатели. Тон задавали тогда так называемые почвенники, деревенщики, как их тогда называли – Астафьев, Распутин и Белов. Василий Иванович припоздал, приехал чуть позже, была встреча в областной библиотеке.

Какое впечатление? Мужичок такой, в сапогах, похож на нашего Балашова. Но если Балашов – переодетый горожанин, то Белов – кондовый такой мужичок, маленького роста. Держался он очень скромно. Надо сказать, что всех, конечно, затенял Астафьев – человек потрясающе остроумный, весёлый, прекрасный рассказчик. А Белов как-то держался в тени. Тем не менее, он мне всегда был очень близок. Его «Кануны» - это вологодские кружева, это такая великолепная проза! Первые сто страниц это вообще потрясающая литература. Мало об этом как-то говорят, но он очень глубоко понимал суть процессов в предвоенной стране, связанных с коллективизацией. Он уже тогда их очень болезненно ощущал.

Мы много где были. Естественно, в «Детинце». Посетили художника Гребенникова. Конечно, Софию.

Писатели говорили – хоть мы и из разных мест, но такое ощущение, что мы вернулись на родину. Очень полюбился им Новгород, и Василию Ивановичу тоже. Он сказал, что между вологодской и новгородской землей существуют глубинные связи. Белов оставил о себе светлое впечатление мудрого, немногословного, вдумчивого человека».