В областной библиотеке вчера немного поспорили об Иване Грозном

Вчера в кремлёвской библиотеке Великого Новгорода состоялся круглый стол, посвящённый спорам вокруг личности Ивана Грозного и её значения в русской истории.

Как известно, царю недавно открыли памятник в Орле и могут открыть в других городах. Встреча в Великом Новгороде вызвала живой интерес, и читальный зал был переполнен.

Известный историк Борис Ковалёв, выступивший модератором дискуссии, остановился на характеристиках грозного царя различными авторами и, отметив, что у новгородцев тема Грозного своего рода «больное место» призвал всех участников дискуссии почувствовать себя не только новгородцами, но и россиянами. И состоялся обмен мнениями.

Виктор Смирнов, писатель и историк:

- Когда ставили памятник «Тысячелетие России» в Новгороде, то и дискуссий особенных о личности Грозного не было. Только историк Фёдор Буслаев его отстаивал. Ордынцы не нанесли такого вреда Церкви, как Иван – скольких священников он убил, в том числе, лично. Вот, Эрнст Неизвестный поставил на могиле Хрущёва памятник, который отражает противоречивость его эпохи. Если бы о подобном памятнике шла речь – почему бы его не поставить. Но речь идёт о возвеличивании. А вот Ивану Третьему, который объединил русские земли и при этом не был тираном, у нас даже мемориальной доски, по-моему, нет в стране. И только одна его скульптура на нашем памятнике.

Геннадий Коваленко, историк, соавтор популярной книги «Хроники бунташного века»:

- Взятие Казани и Астрахани – это всё-таки пик достижений Ивана Грозного, который шёл за периодом реформ в начале его царствования. А его тиранию агрессивные апологеты сейчас либо отрицают, либо говорят, что он был не самый кровавый правитель и приводят в пример Варфоломеевскую ночь и т.д. Но французские гугеноты хотя бы знали: за что их убивают, а подданные Ивана Васильевича – далеко не всегда.

И почему мы здесь должны оглядываться на Запад? Давайте сравнивать Грозного с его дедом и отцом, с царём Алексеем Михайловичем… Те, кто считает, что русскими можно управлять только методами Ивана Грозного, по-моему солидаризуются с русофобами.

В заключение историк процитировал отповедь патриарха Алексия Второго сторонникам канонизации царя.

Сергей Брутман, редактор «Новой Новгородской газеты»:

- Нацию объединяют общий язык и общая история. Я думаю, те, кто воздвигает такие памятники, не понимают, что Россия не настолько крепко сшита. И эти памятники Орловщину и Владимирщину отдаляют от Новгорода, разрывают нацию.

Татьяна Шмелёва, профессор НовГУ, доктор филологических наук:

- У нас нет культуры памяти о страданиях. Если бы у нас в Новгороде стоял бы памятник жертвам Ивана Грозного, не появился бы этот памятник в Орле.

Дарья Терешкина, доктор филологических наук напомнила, что Иван Грозный в своих посланиях выступил как самобытный писатель. И Дмитрий Лихачёв именно по поводу его текстов говорил, что человек – это стиль. Она считает, что если мы за разнообразие мнений в нашей жизни, то и памятник в Орле должны принять.

В защиту Грозного горячо высказался только доцент НовГУ, в прошлом участник форума «Селигер» и кандидат в депутаты от КПРФ Василий Смирнов. На провокационный вопрос: сам-то он согласился бы пожить при Грозном, молодой учёный ответил: если выбирать между современной царю Польшей с её олигархией и Россией Ивана Грозного – то, конечно, да. Это, безусловно, по-«нашему».

Ведущий предоставил слово бывшему директору музея-заповедника Николаю Николаевичу Гринёву. Как обычно, тот продемонстрировал богатство эрудиции и блеск анализа на уровне наших лучших экскурсоводов. И привёл немало фактов, которые не были известны историкам до сих пор и не будут известны в будущем. В своём выступлении он помянул бабушку царя Софью Палеолог, рассказал о происхождении его матери Елены Глинской, тайне рождения Ивана Васильевича и уже приблизился к тому моменту, когда должно было начаться пятидесятилетнее бурное царствование. Но дискуссия уже затягивалась, и его поблагодарили за ёмкий доклад.

Затем ведущий предложил участникам дискуссии ответить на вопрос: стоит ли в некоем гипотетическом городе ставить памятник царю-тирану и стоит ли его сносить, если он уже стоит (поставлен, в смысле). Большинство высказалось за то, чтобы не ставить и не сносить.

«Сносить – последнее дело, а ставить [такие памятники] - предпоследнее», - сказала Татьяна Шмелёва.

Фото: Павел Власов