«Театральный марафон» в «Малом»: берите кеды – идите в театр

В программу «Театрального марафона», который стартует при непосредственном участии новгородского театра для детей и молодежи «Малый», войдут шесть пьес.

Откликом на каждый заголовок спектакля становится вопрос, который возбуждает не только интерес к масштабному театральному событию, но и порождает дальнейшую цепь-связь: культура-педагогика-психология.

Художественный руководитель театра «Малый» Надежда Алексеева рассказывает о марафоне, прежде всего, как о лабораторном опыте. В результате сам театр получает множество возможностей – с помощью подростковой реакции на современную пьесу в дальнейшем можно управлять коммуникацией с подростками: «этой неизведанной силой», как сказал актер Олег Зверев. Актеры, участники постановок, говорят о том, что в марафоне заложены великолепные возможности, когда «можно наблюдать промежуточную стадию между эскизом спектакля и окончательно завершенной версией постановки». Но что увидит зритель?

Лично для меня нынешний театральный марафон – это продолжение прошлогоднего фестиваля «Царь-сказка» со смещенными акцентами. И даже больше – продолжение центральной постановки фестиваля-2015 «Шея жирафа», по произведению молодой немки Юдит Шалански. Год назад Кармен Прижо, актриса театра Билефельда, в моноспектакле «Шея жирафа» шокировала нас, тех, кто театр, действительно, любит. Тот рвущий душу монолог учительницы биологии Инги Лормарк, надеюсь, будет вывернут наизнанку, потому что это произведение, состоящее из сотен восклицаний и вопросов, не дает шанса ответить на них тем, кому они адресованы, обращены. Это монолог, сметающий все на своем пути. Моно. Книга исключает диалог, не дает подросткам возможность отреагировать, высказаться.

И вот весна 2016. Она для них. И все возможности – тоже. Теперь они говорят первыми, и становятся главными. И в этом году юные, нежные, красивые создания – подростки, - буду ждать, - ответят госпоже Лормарк. Таков выбор «Малого»: все пьесы – это современная немецкая литература. И здесь основное – современная. То есть это – мы с вами. Наши дети будут рвать с отчизной, это к ним приходит огромное горе, когда смерть отнимает родителей, это у наших школьников «без монет нет конфет».

«Как сохранить этот диалог»? - задается вопросом Надежда Алексеева, не пытаясь предугадать результат. «Малый» проводит сеанс опыта с элементами, будем честны, психотерапии, которая по запросу возникла тогда, когда появилось пространство театра. Не вообще, а в нашей повседневности. Театра, который, поднимая культурные пласты титанической силы и объема, не отождествляет с ними себя. «Темы, которые не принадлежат государству».

Казалось бы, большая нестыковка, когда мы все – в системе. Против чего, собственно, бунтует вся юность и свежесть этого мира. Мне кажется, что именно в театре с этим возможно частично примириться, чтобы, войдя в новый период развития, не осталось ощущения недорешенности, незавершенности вопросов базового доверия к миру. Чтобы успеть увидеть, поверить, осознать, и пойти дальше. Конечно, в кедах, куда без них.

У нынешних школьников, подростков, впереди весна как физическое явление: ЕГЭ, кеды не того цвета, что с лицом, почему он смотрит, и где взять сил на все это. Часто подростки переоценивают запредельный уровень уникальности своих невыдуманных страданий.

Но, если мы говорим, что мы – культурное, эмпатически развитое сообщество, то давайте не будем их переубеждать. Мы можем другое: перевести количество времени, проведенного с ребенком, в качество, выдержать напор из дерзости и полоумной отваги, обнадежить нежную, нестабильную психику щедрым количеством верности и поддержки. Чтобы пройдя театральный опыт, дети услышали торжество гуманизма, продолжения жизни, преодоления страстей и страхов, минуя надрыв. Возможно ли это? Увидим. Лабораторная начинается. Четырнадцатого марта первая постановка – «Без монет нет конфет», Йорг Изермайер. Подробности программы марафона на сайте театра.

Текст: Оля Арбат, фото: Сергей Гриднев