В «Малом» прошла премьера «Ифигении – жертвы»

«Ваши новости» предоставляют слово читательнице, побывавшей накануне на спектакле в Новгородском театре для детей и молодёжи «Малый».

Античная классика на сцене – всегда явление неоднозначное. И материал не так уж легок, и современный зритель не так уж подкован, да и какое новое слово сказать в этой теме? Уж не одну тысячу лет существует трагедия Еврипида, сколько раз ее ставили, на каких сценах?

Поэтому на новый спектакль Малого шла с любопытством – как это будет?

И было это…

В стиле Малого – минимализм в декорациях и реквизите, иронично и многозначно, светом и тенью, деталями - сцена сменяла сцену, пространство – пространство, и настроение – настроение. И прекрасная Марина Вихрова за пультом на заднем плане – живой, неравнодушный голос рассказчика, свидетеля, очевидца.

И мир, в котором трибуны и походные шатры, где одежда «милитари стайл», нет, просто повседневно-военная, не с иголочки, привычная – лишь слегка разбавлена женскими нарядами, неуместными среди огромного лагеря у сотен кораблей, ждущих отплытия на войну.

«Почему они так одеты?» - шепчет подруга. Потому что это – здесь и сейчас. Потому что это – среди нас. Потому что война не закончилась разрушением Трои, если бы так!.. Потому что эта история – о нашем, человеческом, всегда современном.

История о том, как глупость, и гордость, и любовь-безумие заставляют мужчин собирать войска и идти убивать других мужчин. История о том, как обманутый злосчастный Менелай (Андрей Данилов) заставляет своего брата Агамемнона (Олег Зверев) принести в жертву свою дочь во имя этого похода. История о том, как боги смеются над смертными, любовь оборачивается войной, а слава – пустым кровавым следом. История о жертвах, которые, так или иначе, все приносят.

И первая жертва – Агамемнон, который сначала убивает в себе мужа и отца – во имя чужого предательства и неверности. Оправдывая это благополучием всей Эллады и своего царства, жизнью своей оставшейся семьи и своей жизнью. Пожертвовать одним ребенком ради остальных. Ради армии. Ради похода. Не в этом ли долг военачальника, царя, мужа, отца? Итог известен – Агамемнон сделал свой выбор. Сам себе судья, жертва и палач.

И жертва матери, отчаянно сопротивляющейся Клитемнестры (Любовь Злобина), до последнего уговаривающей, клянущейся, плачущей – и покорившейся, сникшей, стоило ее мужу упомянуть об опасности для остальных детей. Кровавая жертва – выдирать из себя кусок сердца, свою плоть и кровь, свое дитя. Чтобы оставшиеся куски кровоточили всю жизнь и не давали покоя, доводя до ненависти и безумия… Эти семена еще дадут свой страшный всход, не прощают матери такого!

И жертва Ахилла (Алексей Коршунов) - отважного, честного, прямого, гордого. Героя. Переступить через себя, дать уговорить себя, согласиться – надо, это долг, это необходимость, это воля богов. В конце концов, все мы сойдем в Аид, и там тень «невесты» поймет его. Его жертва – иллюзия, что война – это честное дело и что воин – богоравный герой, вне подлости и предательств.

И жертва Ифигении (Кристина Машевская) – во имя того, чтобы здесь, сейчас, оба лагеря – противники и сторонники жертвоприношения - не перерезали друг друга, чтобы не пошел брат против брата, сосед против соседа, ведь мы – единое войско, и идем воевать во имя нашей родины за поруганную честь! Отдать себя под нож, чтобы мужчины убили много-много своих врагов и сами легли – но под Троей. Хотя нет, чтобы вернулись домой, и чтобы их жены и дочери не носили черных пеплосов. Милое, светлое дитя, еще не знающее, чем обернется эта война.

«Я первая пала под Троей. Мама, не плачь обо мне».

Жертвы, жертвы, жертвы. Невидимые, за пределами сцены – герои, воины, рабы. Жены, любовницы, дети. Уже начат отсчет потерь – а сколько их будет?

А небожители, мнящие себя бессмертными, смотрят на этот спектакль, и Любовь сочно похрустывает кроваво-красным большим яблоком. Любовь ли?

***

«… данайцы стояли под Троей 10 лет, и закончилась эта война полным разрушением Трои. Елена Прекрасная вернулась к своему мужу Менелаю и счастливо прожила с ним до самой смерти…»

Так завершили эту трагедию на сцене Малого. Но только судьба Агамемнона не была столь… хм. счастливой. За убийство в себе человека надо платить – и вовсе не богам. Но это уже совсем другая история…

Мира вам, люди!

Спасибо, Малый!