Вечно судимая, без вины виноватая: хроники разбирательства с полицией

В августе прошлого года по адресу моей регистрации пришли сотрудники полиции. Они зачем-то искали меня, и у присутствующих по данному адресу лиц стали расспрашивать, где я живу и чем занимаюсь. Свое посещение (именно так представители УМВД впоследствии поименовали это мероприятие) они обосновали тем, что я при Николае Втором некогда была судима за публикацию стихов в Сети Интернет, и с тех пор ходить им - полицейским - ко мне домой, не переходить... 

Естественно, меня такое положение дел озадачило. Тотчас же было отправлено письмо в Прокуратуру Новгородской области и УМВД Великого Новгорода с просьбой разобраться:


Ответы из обеих инстанций пришли удивительнейшие, сводившиеся к простой максиме: если вы когда-то попали в поле зрения полиции, с вас уже не слезут никогда. В моем случае эта максима была оформлена следующим образом: "как лицо ранее судимое, вы состоите на профилактическом учете УПП№2". Разве что выводы отсюда полиция и прокуратура сделали прямо противоположные: в Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 06 сентября 2014 года за подписью начальника ОП-1 УМВД России по г. Великому Новгороду указывалось, что в этой связи действия участкового Яковлева С.В., наведывавшегося ко мне домой, полностью законны и обоснованны. Заместитель прокурора города М.О. Синяев, напротив, не соглашался, считая, что закон нарушен, но при этом перепутав объекты преступления (в 2009 году я была осуждена по ст. 282 ч.1, а это - преступление против государственной власти, а не против общественного порядка).


Порешив не только разобраться с этим противоречием, но и положить конец постоянным, бессмысленным и беспощадным, походам сотрудников полиции по мою душу, я обратилась в Новгородский районный суд с иском об обязании снять с профилактического учета и взыскании компенсации морального вреда, причиненного неправомерными действиями сотрудников полиции. Этой информацией я хочу поделиться и с остальными пострадавшими от действий правоохранителей (в том числе ранее судимыми, изнывающими от постоянного вмешательства в свою жизнь и не знающими, как от столь навязчивого внимания избавиться), чтобы граждане не боялись защищать свои конституционные права, в том числе право на неприкосновенность частной жизни, в суде, и понимали, что в судебном порядке пока еще можно добиться победы над, казалось бы, неуязвимой цитаделью Министерства внутренних дел.


Мотивируя свою позицию, я ссылалась на Приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации от 31 декабря 2012 года №1166 "Вопросы организации деятельности участковых уполномоченных полиции", согласно которому (раздел VIII), участковый уполномоченный полиции проводит индивидуальную профилактическую работу со следующими категориями граждан:освобожденные из мест лишения свободы и имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления; больные алкоголизмом или наркоманией; совершившие правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений и представляющие опасность для окружающих; совершившие административные правонарушения против порядка управления и (или) административные правонарушения; входящие в неформальные молодежные объединения противоправной направленности, совершившие административные правонарушения против порядка управления и (или) административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность.

Ни к одной из вышеуказанных категорий я не отношусь и никогда не относилась. Но, как мы все прекрасно понимаем, одно дело - ходить на дом к наркоманам и алкоголикам, к буйным психам, а то и к отсидевшим за убийство, и совсем другое - профилактировать девочек и мальчиков, попавшихся семь лет назад на сочинении неблагонадежных стишат. Степень риска отличается, да и сложность такого рода профилактики в первом случае возрастает в разы. Вот и болтаются наши участковые, солнцем палимые, по соседям и знакомым, в один голос изрекающим: "Да что вы, такая девочка хорошая! Два высших образования, никогда слова матерного не скажет, всем помогает!", а наркоманы из соседнего подъезда тем временем продолжают безнаказанно варить зелье, зловонный дух которого распространяется на весь дом.

Кроме того, согласно п. 68 Приказа, основанием для снятия лиц с профилактического учета и прекращения индивидуальной профилактической работы с лицами, состоящими на профилактическом учете, в территориальных органах МВД России, отделах (отделениях, пунктах) полиции является не только окончание (истечение) сроков нахождения на профилактическом учете, но и прекращение противоправного поведения, когда поведение и образ жизни лица, состоящего на профилактическом учете, не нуждаются в дальнейшем наблюдении. Для тех же, кому были назначены виды наказания, не связанные с лишением свободы, либо наказание назначено условно, срок нахождения на профилактическом учете устанавливается до истечения срока наказания, указанного в приговоре суда (снятия с учета в территориальном подразделении уголовно-исполнительной системы). Таким образом, по букве закона, снятие судимости в 2009 году гарантировало и снятие профилактического учета, но полицейские, видимо, считали иначе, что повлекло за собой дальнейшее судебное разбирательство. В том же исковом заявлении я указала, что с 2009 года я не являюсь судимой, много лет не практикую никаких форм противоправного поведения, а поведение мое с правовой точки зрения безупречно.

В исковом заявлении я подробно и правдиво описала свое психологическое состояние, которое профилактические походы господ полицейских отнюдь не улучшили. Регулярное посещение сотрудниками полиции моих соседей, друзей и родителей, проживавших по указанному адресу, с целью наведения обо мне справок и иного незаконного вмешательства в мою жизнь, вызывает сложности в общении с соседями и окружением, подрывает мою репутацию. Соседи после таких опросов со стороны сотрудников полиции, которые рассказывают о том, что я некогда была судима (обычно не уточняя, за что), обращаются ко мне и начинают выяснять, почему меня преследует полиция, не украла ли я чего, не совершала ли я иные деяния, несущие повышенную общественную опасность. Мне приходится постоянно оправдываться и обосновывать, что даже стихов я уже около пяти лет в Интернете не публикую, и никаких других преступлений тем более не совершала. Неправомерные действия сотрудников полиции, выражающиеся в отсутствии своевременного снятия меня с данного вида учета, повлекли серьезные моральные страдания. Я долгое время не могла понять, почему я, ни в чем не виновная уже много лет, постоянно нахожусь в поле зрения полиции, почему в моем отношении регулярно проводятся оперативные мероприятия, для которых нет законных оснований, почему мои близкие и знакомые вынуждены давать обо мне пояснения, если я не совершаю преступлений и не являюсь судимой? Эти события, связанные с действиями сотрудников полиции, вызывают у меня глубокое отчаяние, ощущение беззащитности и невозможности хоть как-то защитить неприкосновенность своей жизни.

Я просила суд обязать ответчика - УМВД России по г. Великий Новгород – снять с профилактического учета и прекратить индивидуальную профилактическую работу со мной, а также взыскать с ответчика компенсацию морального вреда за его незаконные действия, и судебные расходы. В дальнейшем, ввиду непризнания ответчиком незаконности своих действий, исковые требования пришлось увеличить, а именно, попросить признать незаконными описанные в мотивировочной части иска действия в моем отношении сотрудников ОП-1 УМВД России по г. Великий Новгород, в том числе действия участкового уполномоченного полиции ОП-1 УМВД России по г. Великий Новгород Яковлева С.В., проводившего 22 августа 2014 года оперативно-профилактические мероприятия в моем отношении по месту моего жительства..

В суд явились аж три соответчика - не только представитель УМВД по Великому Новгороду, но и сотрудница вышестоящего ведомства - УМВД по Новгородской области, а также юрист, делегированный Министерством финансов, несущим материальную ответственность за действия сотрудников органов внутренних дел. Участкового Яковлева привлекли к делу третьим лицом. В своем отзыве (как мне показалось, этот отзыв пишется под копирку по всем подобным делам) МинФин постулировал, будто никаких физических и нравственных страданий мне причинено не было. Конечно, нельзя желать плохого людям, но лишь на собственном примере, на своей, извините, шкуре можно сполна прочувствовать и ощутить всю глубину страданий. Не пережив их самому, проще всего написать в бумажке - "факт причинения морального вреда истцом не доказан", и пойти дальше профилактировать народ.

На основное заседание представители полиции принесли также журнал профилактического учета за последние два года, в котором меня не оказалось. На вопрос - а где такой же журнал с 2009 по 2012 год? - прозвучал любопытный ответ: оказывается, в то время он велся только в электронном виде. Просьба распечатать и предъявить в суд оказалась невыполнимой: вся информация будто бы давно уничтожена. Качество делопроизводства в Отделе полиции №1 по городу Великому Новгороду восхищает! На этом основании сотрудники полиции утверждали, будто на учете я не состою, а участковый Яковлев, заявив об этом на оперативно-профилактическом мероприятии, всего лишь...добросовестно заблуждался! Поэтому, если кого-нибудь из вас, друзья мои, полицейские вдруг ославят как судимого, состоящего на профучете - не обижайтесь на них, ведь они всего лишь "добросовестно заблуждаются".

Финальное заседание состоялось вчера после обеда. На сей раз у ответчиков возникло новое оправдание своих действий: оказывается, в день, когда участковый Яковлев, не прикрепленный, кстати говоря, к этому участку, приходил по адресу моей регистрации, Отделом полиции проводилось оперативное мероприятие "Улица", направленное на профилактику угонов и других преступлений. Какое отношение это мероприятие имело к моей скромной персоне, непонятно...У меня и машины-то нет, какие могут быть "угоны и другие преступления" применительно ко мне конкретно? Никаких документов, приказов, касающихся этой "Улицы", суду предоставлено не было. Удивительно четко все у отечественной полиции: можно хитрить, изворачиваться, выдумать любую "Улицу", "Проезд" или еще какую-нибудь "Подворотню", громко обозвать свежесочиненную затею "оперативным мероприятием", а затем ею мотивировать любые свои действия, будь они законными или не очень. И доказывай потом в суде, что ты - не осел...Кстати, согласно ч. 1 ст. 249 ГПК РФ, обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие). Сиречь, доказывать законность предпринятых ими действий должны именно полицейские - таково российское законодательство, к сожалению, не всегда исполняющееся на практике.

...Как бы то ни было, решением Новгородского районного суда от 30.01.2015 года действия участкового уполномоченного Яковлева признаны незаконными, с ответчиков взыскана компенсация морального вреда в размере 3000 рублей, а также судебные расходы; уплаченная госпошлина мне возвращена. Получается, отстаивая в суде справедливость, защищая себя - простого гражданина - от всей государственной полицейской машины, я не затратила ничего, кроме собственных сил, времени и нервов. Не такая уж неподъемная ноша для каждого из нас, правда?